100-летие Русской Зарубежной Церкви

А. А. Соллогуб. Исторический Очерк о Русской Православной Церкви Заграницей

(Слева) : Архиепископъ Курский и Обоянский Феофанъ, Архiепископъ Екатеринославский Гермогенъ, Блаж. Митрополитъ Антоний, Архiепископъ Новороссийский Сергий и Архiепископъ Камчатский и Петропавловскiй Несторъ.

Революцiя 1917 года, разрушивъ все устои Российской Империи, крайне тяжело отразилась и на Русской Православной Церкви, толкнувъ Ее, вместе со всей страной, на путь великихъ страданий и тяжелыхъ испытаний.

Русская Православная Церковь, искони тесно связанная съ Государственной властью, не только лишилась после революции ея защиты, но подверглась со стороны новыхъ, бездушныхъ и богоборческихъ правителей неслыханному въ исторги преследованию и гонению, которыя они имели наглость называть политической борьбой, а исповедание Православной веры считать тяжелымъ политическимъ преступлениемъ противъ государства, власти и народа. «Государственная власть Царской Императорской Россiи была органически соединена съ властью Православной Русской Церкви. Умилительный чинъ коронации и миропомазанiя Государя представлялъ собою своеобразный чинъ венчания на «бракъ» Царя и народа, взаимно давшихъ обеты верности и согласия «нести тяготы другъ друга». После этого «брака» Царь и народъ становились однимъ Государственнымъ теломъ, взаимоответственнымъ предъ Богомъ. Совершенно ясно, что Церковь, венчавшая Царя съ народомъ, никакъ не могла быть отделена оть Государства. Ибо Царь — Помазанникъ Божий, помазующая его на царство Церковь и обвенчанньй Церковью съ Царемъ народъ представляли собою неслиянное, но и нераздельное, целостное триединство Православно-Самодержавно-Народного строя Российскаго Государства. Отсюда совершенно понятной была истина словъ священной формулы-догмата о национально-исторической сущности Россiи: «Православие, Самодержавие, Народность» и вытекавший изъ нея исконный, исторический, священный лозунгъ Pocciи въ ея подвижнической борьбе съ врагами внешними и внутренними: «За Веру, Царя и Отечество», (проф. И. М. Андреевъ).

«Во время гражданской войны 1917-20 гг., когда освобожденныя отъ богоборческой советской власти части Pocciи, лишенныя возможности нормально сноситься съ Патриархомъ Тихоомъ, должны были сами церковно управляться, въ Ставрополе 6 мая 1919 года состоялся Южно-Русский Церковный Соборъ, который образовалъ временное Высшее Церковное Управление на Юго-Востоке Pocciи, объединявшее все, находящияся вне советской власти, enapxiи. Отдельно управлялись сначала епархии въ Сибири и на Дальнемъ Востоке, не установившия еще связи со Ставрополемъ.

Учреждение Высшаго Церковнаго Управленiя и его постановления получили признание Патр. Тихона и органовъ его управления и, такимъ образомъ, Высшее Церковное Управление на Юго-Востоке Pocciи стало вполне каноническимъ учрежденiемъ и по способу учреждения (Соборомъ), и по признанию его Центральной Всероссийской Церковной Властью.
Въ ноябре 1920 года, когда Белое Русское воинство и съ нимъ около двухъ миллюновъ русскихъ людей, со своими епископами и священниками, вынуждены были оставить родныя места, отплыть отъ родныхъ береговъ и разсеяться по всемъ странамъ света, — явилась неизбежная потребность иметь свою мировую Русскую Православную Церковную Организацию.
Патриархъ Тихонъ понималъ, какое огромное значение имеетъ существование свободной и независимой Русской Православной Церкви за рубежомъ Pocciи, но вместе съ темъ сознавалъ, что онъ не можетъ иметь эту свободную часть Церкви въ своемъ подчинении.

Въ связи съ этимъ 7/20 ноября 1920 г., спустя несколько дней после окончательной эвакуации Крыма Белой Apмieй и отплытия последнихъ беженскихъ пароходовъ, появилось Постановление Патриарха Тихона, Священнаго Синода и Высшаго Церковнаго Совета Русской Православной Церкви за №362, которое гласило: «Въ случае, если enapxiя окажется вне всякаго общения съ Высшимъ Церковнымъ Управлениемъ или само Высшее Церковное Управление во главе съ св. Патриархомъ почему либо прекратитъ свою деятельность, епархиальный Apxiepeй немедленно входитъ въ сношение съ apxiepeями соседнихъ enapxiй на предметъ ор-анизации высшей инстанции церковной власти. Въ случае невозможности этого, епархиальный apxiepeй принимаетъ на себя всю полноту власти». Поэтому прибывшие въ Константинополь русскie православные apxiepeи, совместно съ находящимися заграницей русскими православными iepapxaми, действуя по благословению Вселенскаго Патриарха, составили Первый Заграничный Соборъ русскихъ православныхъ епископовъ, который переименовалъ Высшее Церковное Управление на Юго-Востоке Pocciи въ Высшее Русское Церковное Управление Заграницей.

Русский Православный Apxiepeйский Заграничный Соборъ организовался на основахъ добровольнаго вхождения въ него русскихъ apxiepeевъ. Въ составъ Собора вошли iepapxи, выехавшиe изъ Pocciи со своими многочисленными пасомыми, какъ равно и iepapxи, сохранившие свои кафедры въ Финляндии, Латвии, Манджурии, Китае, Японии и Соед. Штатахъ Америки. Подчинились ему также Русская Православная Миссия, издавна существовавшая въ Южной Америке и Русская Духовная Mиcciи въ Иерусалиме.

Такое единеніе является строго каноничнымъ и потому пріобрѣло законно всю полноту высшей церковной власти надъ всѣми русскими православными приходами и церквами заграницей до того времени, когда Россійская Церковь станетъ опять свободной, сбросивъ съ себя безбожные большевицкіе оковы, и когда можно будетъ слиться съ Нею воедино.
Высшее Русское Церковное Управленіе Заграницей, переименованное затѣмъ въ Священный Архіерейскій Синодъ Русской Православной Церкви Заграницей явилось исполнительнымъ органомъ Архіерейскаго Собора въ междусоборное время.

Въ Архіерейскій Соборъ входило, личнымъ и письменнымъ участіемъ, 34 Епископа: Антоній, Митрополитъ Кіевскій и Галицкій, Анастасій — Архіепископъ Кишиневскій и Хотинскій, Александръ — Архіепископъ Сѣв.-Американскій, Антоній — епископъ Алеутскій, Аполлинарій — епископъ Бѣлгородскій, управляющій Рус. Дух. Миссіей въ Іерусалимѣ, епиcкопъ Адамъ (США), Владиміръ — епископъ Бѣлостокскій, Веніаминъ — епископъ Севастопольскій, Гавріилъ — епископъ Челябинскій, Гермогенъ — епископъ Екатеринославскій, управляющій въ Греціи, Африкѣ и о. Кипрѣ, Даміанъ — епископъ Царицынскій, Елевферій — архіепископъ Виленскій и Литовскій, Евфимій — епископъ Бруклинскій, Евлогій — Архіепископъ Волынскій и Житомірскій, управляющій западно-европейской епархіей, Иннокентій — Архіепископъ Пекинскій, Маръ-Илья — епископъ Урмійскій, Іона — епископъ Тзяньцзинскій, Мефодій — Архіепископъ Харбинскій, Мелетій — епископъ Забайкальскій, Михаилъ — епископъ Александровскій, Несторъ — епископъ Камчатскій, Пантелеймонъ — Архіепископъ Пинскій, Платонъ — митрополитъ Херсонскій й Одесскій, Серафимъ — архіепископъ Финляндскій, Серафимъ — епископъ Лувенскій, управляющій въ Болгаріи, Сергій — епископъ Бѣльскій (Польша), Сергій — епископъ Черноморскій, Сергій — Архіепископъ Японскій, Стефанъ — епископъ Питтсбургскій, Симонъ — епископъ Шанхайскій, Феофанъ — архіепископъ Полтавскій и Переяславльскій, Феофанъ — епископъ Курскій и Обоянскій, Іоаннъ — Архіепископъ Латвійскій.

Во главѣ Архіерейскаго Собора и Высшаго Церковнаго Управленія, впослѣдствіи Архіерейскаго Синода, сталъ старѣйшій іерархъ Русской Православной Церкви Митрополитъ Антоній, почитавшійся всѣми Помѣстными Православными Церквами и извѣстный всему Христіанскому міру, кандидатъ въ Патріарха Московскаго и всея Россіи, получившій на Всероссійскомъ Церковномъ Соборѣ въ 1917 г. въ Москвѣ, при избраніи трехъ кандидатовъ въ Патріархи, наибольшее количество голосовъ — 101 голосъ. (Митрополитъ Московскій Тихонъ получилъ 23 голоса и Архіепископъ Новгородскій Арсеній — 14; 90-лѣтній старецъ Зосимовской Пустыни Алексій вытянулъ, согласно церковному положенію, жребій, который палъ на Московскаго Митрополита Тихона).

Въ 1921 г. Высшее Церковное Управленіе переѣхало, по приглашенію Сербскаго Патріарха Димитрія, въ Югославію, гдѣ на засѣданіи своемъ отъ 6/19 и 8/21 апрѣля 1921 года постановило созвать Первый Заграничный Русскій Церковный Соборъ для «объединенія, урегулированія и оживленія церковной дѣятельности».

Въ «Положеніи о созывѣ Заграничнаго Собранія Русскихъ Церквей», утвержденномъ 12/25 іюля 1921 г. Высшимъ Русскимъ Церковнымъ Управленіемъ, говорилось: «Въ составъ Собранія входятъ въ качествѣ членовъ представители всѣхъ заграничныхъ автономныхъ Церквей, епархій, округовъ и миссій, пребывающихъ въ подчиненіи святѣйшему Патріарху Всероссійскому».