А. А. Соллогуб. Исторический Очерк о Русской Православной Церкви Заграницей (часть III)

Высшему Церковному Управленію, въ самомъ началѣ своей дѣятельности, пришлось обсуждать положеніе Сѣверо-Американской епархіи, гдѣ у правящаго архіерея епископа Александра (позднѣе архіепископа) возникъ рядъ неурядицъ, главнымъ образомъ матеріальнаго характера. Извѣстно это было и Патріарху Тихону, имѣвшему еще тогда возможность изрѣдка сноситься съ Высш. Церковнымъ Управленіемъ, и высказавшему пожеланіе обревизовать сѣв.-американскую епархію, предлагая послать туда для этой цѣли Арх. Евлогія. Но послѣдній, снесясь съ митр. Платономъ, состоявшимъ тогда настоятелемъ Русской при Афинской Миссіи церкви, отъ командировки отказался и предложилъ поручить ревизію митр. Платону, знакомому съ американской церковной жизнью со времени управленія этой епархіей.

Митрополитъ Платонъ предложилъ тогда Высшему Церковному Управленію дать ему отпускъ и указъ съ уполномочіемъ отправиться въ Америку для устройства тамошнихъ церковныхъ дѣлъ.

29 декабря/ll января 1920/21 г. Высшее Церквное Управленіе на засѣданіи слушало: «Прошеніе Высокопреосвящеинѣйшаго митрополита Платона о разрѣшеніи его Высокопреосвященству четырехмѣсячнаго заграничнаго отпуска въ Северную Америку» и постановило «разрѣшить четырехмѣсячный заграничный отпускъ». (Протоколъ №12).

Въ началѣ апрѣля 1921 года митр. Платонъ отбылъ въ Америку. Но пріѣхавъ въ Америку, онъ, вмѣсто устройства церковныхъ дѣлъ, началъ старанія о назначеніи его на сѣверо-американскую кафедру.

Протоіерей Ф. Пашковскій (будущій митрополитъ Феофилъ) въ серединѣ 1922 года пріѣхалъ изъ Москвы въ Югославію, въ Ср. Карловцы, гдѣ ознакомилъ митрополита Антонія съ словеснымъ пожеланіемъ Патріарха Тихона на временное назначеніе митр. Платона въ Сѣверную Америку.

22 августа/5 сентября 1922 г. Архіерейскій Синодъ постановилъ: «Въ виду выраженнаго Святѣйшимъ Тихономъ, Патріархомъ Московскимъ и всея Россіи, воли о томъ, чтобы управленіе Сѣверо-Американской епархіей временно принялъ на себя митрополитъ Херсонекій и Одесскій Платонъ, сообщенной въ рапортѣ прибывшаго изъ Москвы протоіерея Ф. Пашковскаго, отъ 1/14 іюля 1922 г. за № 1, и въ виду согласія Архіепископа Александра на передачу временно управленія Епархіей митр. Платону — считать митр. Платона временно управляющимъ Сѣв.-Американской епархіей».

По этому поводу представитель «ИМКИ» г. Колтонъ, выступавший въ 1925 г. въ качествѣ свидѣтеля на процессѣ, который митр. Платонъ велъ съ живоцерковникомъ Кедровскимъ, захватившимъ въ Нью Іоркѣ Соборъ на 97 улицѣ, показалъ: «находясь въ 1922 г. въ Москвѣ, онъ, по просьбѣ друзей митр. Платона, просилъ Патріарха Тихона назначить митр. Платона на Американскую кафедру. Патріархъ высказался по этому поводу положительно, но разъяснилъ, что ограничится лишь рекомендаціей, которую поручилъ г. Колтону сообщить Собору епископовъ, которые управляютъ заграничными дѣлами Церкви. По словамъ Колтона, переводчикомъ во время этого разговора былъ священникъ Ф. Пашковскій (буд. митроп. Феофилъ)». Послѣдній подтвердилъ это на судѣ.

30 сентября 1923 г. въ «Американскомъ Православномъ Вѣстникѣ» митр. Платона былъ опубликованъ указъ Патріарха Тихона отъ 29 сентября за №41 объ освобожденіи митр. Платона отъ управленія Херсоно-Одесской епархіей и утвержденіи его управляющимъ Сѣв.-Американской епархіей.

Вышеназванный указъ былъ сообщенъ митр. Платономъ Архіерейскому Синоду безъ присылки подлиннаго указа. Однако, въ подлинности этого указа сразу не возникло сомнѣній, и онъ былъ принятъ Синодомъ.

Но въ 1925 г. Высшій Судъ Штата Нью Іоркъ, разсматривавшій дѣло митр. Платона съ живо-церковникомъ Кедровскимъ, въ засѣданіи 25 ноября отказался признать подлинность этого указа. Указъ полученъ былъ изъ Москвы …на слѣдующій день послѣ его подписанія.

А до того еще, постановленіемъ отъ 16 января 1924 г. за №28, Патріархъ Тихонъ уволилъ митр. Платона, безъ поясненія причинъ, съ вызовомъ въ Москву.

Предсѣдатель Заграничнаго Синода Митрополитъ Антоній, запрошенный по этому вопросу Архіеп. Аполлинаріемъ, отвѣтилъ 18/31 іюля 1930 г. за №815: «…по поводу утвержденія на судѣ запрещеннымъ нынѣ въ священнослуженіи Митрополитомъ Платономъ, что Митрополитъ Платонъ признанъ Архіерейскимъ Синодомъ и Соборомъ Архіереевъ (37) Русской Православной Церкви Заграницей, возглавляемыми Митрополитомъ Антоніемъ, законно назначеннымъ въ Америку отъ Свят. Патріарха Тихона, на основами указа Его Святѣйшества, отъ 29 сентября 1923 года за №41, имѣю честь заявить Вашему Высокопреосвященству, для сообщенія гражданскому суду, если въ томъ будетъ надобность, что означенный указъ Патріарха Тихона намъ былъ сообщенъ самимъ митрополитомъ Платономъ безъ присылки подлиннаго указа и мною, Архіерейскимъ Синодомъ и Соборомъ Архіереевъ Русской Православной Церкви Заграницей этотъ указъ былъ принятъ лишь по довѣрію къ Митрополиту Платону, т. к. мы не могли допустить даже мысли, что Митрополитъ Платонъ могъ обманывать своихъ собратьевъ-іерарховъ Русской Православной Зарубежной Церкви въ такомъ важномъ документѣ. Въ настоящее время, когда обнаружилась подложность этого указа Патріарха Тихона, предъявленнаго Митрополитомъ Платономъ, Архіерейскій Синодъ никакого значенія сему документу не придаетъ».

Полученное митр. Платономъ, на этотъ разъ подлинное, постановленіе Патріарха Тихона и Священнаго при немъ Синода объ увольненіи, съ распоряженіемъ прибыть въ Москву въ Патріаршее распоряженіе, было болышимъ ударомъ для него.

Послѣ вынужденнаго указа о закрытіи Высшаго Церковнаго Управленія, Патріархъ Тихонъ, послѣ освобожденія его изъ тюрьмы, и органы его управленія не сносились уже оффиціально съ учрежденнымъ Архіерейскимъ Синодомъ (частныя сношенія были рѣдчайшимъ явленіемъ, т. к. къ Патр. Тихону никого не допускали, да это было и крайне опасно, дабы не навлечь какого-нибудь подозрѣнія на Патріарха), и потому Архіерейскій Соборъ не получилъ отъ Патріаршаго Синода увѣдомленія объ увольненіи митр. Платона, не допуская мысли, когда начали объ этомъ просачиваться слухи, что онъ дерзнетъ укрывать что-либо отъ Заграничнаго Синода и Собора, коимъ онъ непосредственно подчинялся.

Митрополитъ Платонъ умѣло скрылъ полученіе имъ Патріаршаго указа и вызовъ въ Патріаршее распоряженіе, выигрывая время, чтобы подготовить почву для принятаго имъ хитроумнаго рѣшенія — отколоться самому не только отъ Москвы, исходя изъ зависимости Патріарха Тихона отъ болыневицкой власти, но и отъ Архіерейскихъ Собора и Синода, установивъ самочинную автокефалію. Подъ этимъ знакомъ было созвано въ Детройтѣ собраніе клира и мірянъ, названное «Соборомъ». Самъ митр. Платонъ, исходя изъ присущей ему изворотливости — имѣть оправданіе предъ Архіерейскимъ Синодомъ, пока вся его затѣя будетъ проведена и закрѣплена, оставался въ тѣни, а главную роль выполнялъ протоіерей Леонидъ Туркевичъ (въ будущемъ митрополитъ Леонтій), который, послѣ раскола въ Зарубежной Церкви, былъ хиротонисанъ митр. Платономъ во епископа Чикагскаго.

Объ этой дѣятельности прот. Л. Туркевича ярко свидѣтельствуетъ выписка изъ перваго протокола засѣданія отъ 20 марта/2 апрѣля 1924 г., напечатаннаго въ книгѣ «Постановленія Священнаго Собора Русской Православной Греко-Каѳолической Церкви въ Соед. Штатахъ Сѣв. Америки, состоявшагося въ городѣ Детройтѣ въ 1924 г. 20-23 марта/2-4 апрѣля: «Кафедральный протоіерей о. Л. Туркевичъ приступилъ къ избранію Президіума Собора».

Выступая первымъ отъ имени Епархіальнаго Совѣта прот. Л. Туркевичъ началъ свое слово характерными словами: «Особенностью настоящаго Собора является то, что мы не имѣемъ программной рѣчи, которую мы, конечно, выcлушали бы, если бы здѣсь присутствовалъ Владыка Митрополитъ. Отсутствіе Владыки Митрополита объясняется его нежеланіемъ подать поводъ злонамѣреннымъ лицамъ распространять слухи о томъ, будто бы Соборныя постановленія выносятся подъ давленіемъ его авторитета».

Эту сугубую осторожность митр. Платонъ соблюлъ, чтобы выиграть въ глазахъ Архіерейскаго Синода, что онъ стоитъ въ сторонѣ отъ сего антиканоническаго и вреднаго для Церкви дѣла, и хитростью получить отъ Синода подтвержденіе своихъ правъ, о чемъ будетъ сказано ниже.

Это Епархіальное Собраніе, которое никакъ нельзя назвать Соборомъ, рѣшило объявить Американскую автокефальную Церковь, избравъ митрополита Платона главой этой Церкви, формулируя рѣшеніе: «временно объявить Русскую Православную епархію въ Соед. Штатахъ Америки самоуправляющейся Церковью съ тѣмъ, чтобы она управлялась своимъ избраннымъ архіереемъ, при посредствѣ Собора своихъ епископовъ, совѣта изъ выборныхъ мірянъ и періодическихъ Соборовъ всей Американской Церкви». Митр. Платонъ былъ назначенъ главнымъ тростистомъ надъ имуществомъ всѣхъ церквей.

Посѣщеніе Югославянской Королевой Маріей Иверской часовни въ Бѣлградѣ.

Итакъ, Русская Православная Миссія-Епархія, существовавшая съ 1793 года, постановленіемъ собранія въ Детройтѣ, созваннаго митрополитомъ Платономъ, превратилась въ «Американскую Православную Церковь». Русской Церкви было обѣщано не порывать съ ней духовной связи и общенія, оказывать ей всякое содѣйствіе. Патріарха поминать не какъ своего главу, а какъ «главу матери Церкви Русской, коей провозглашенная въ Детройтѣ новая Американская Церковь обязана своимъ существованіемъ».

На засѣданіи 22 марта/4 апрѣля, на которомъ присутствовалъ уже и митрополитъ Платонъ, была послана телеграмма Президенту США:

БЪЛЫЙ ДОМЪ. ВАШИНГТОНЪ. ПРЕЗИДЕНТУ СОЕДИНЕННЫХЪ ШТАТОВЪ

Генеральное собраніе Русской Православной Церкви на сессіи въ Детройтѣ, въ цѣляхъ защиты нашей Церкви здѣсь противъ претензій, давленія и узурпаціи ея противорелигіозными врагами въ Роосіи, объявила себя самоуправляющейся и отнынѣ будетъ дѣйствовать, какъ Національное Американское Религіозное образование (буквально «тѣло»), Собраніе поручило мнѣ выразить Вамъ, г. Президентъ, чувства преданности и полнѣйшей лойяльности къ нашему великому второму Отечеству. Да благословитъ Господь Америку и ея Президента.

Митрополитъ Платонъ

«Соборъ» вынесъ также резолюцію: «просить Высокопреосвященнаго митрополита Платона, въ знакъ высокой власти его, какъ главы Сѣверо-Американской Православной Церкви, носить двѣ панагіи, и, какъ символъ власти, — «предносить передъ нимъ въ подобающихъ случаяхъ крестъ».

Ввиду малочисленности состава «собора» (отъ милліоннаго русскаго православнаго народа въ Америкѣ явилось на этотъ «соборъ» всего 37 человѣкъ, а изъ 300 православныхъ приходовъ «насилу стянулось на съѣздъ 110 священниковъ» — прот. М. Лебедевъ «Разруха въ Русской Православной Церкви въ Америкѣ», стр. 318), митр. Платонъ предложилъ наложить на всѣхъ священниковъ, безъ уважительныхъ причинъ неявившихся на соборъ, штрафъ въ размѣрѣ 10 дол., и предложить имъ явиться въ Ныо Іоркъ и подписать протоколъ собора, — что и было принято «соборомъ». Равно, согласно предложенію митр. Платона, «соборъ» постановилъ: «каждый священникъ, не согласившійся подписаться подъ актами и не желающій внести установленный штрафъ, считается внѣ нашей Церкви».

О Русской Зарубежной Церкви на Собраніи ни разу не вспоминалось, словно, она не существовала, несмотря на то, что митр. Платонъ былъ однимъ изъ учредителей Зарубежной Церкви, состоялъ членомъ Архіерейскаго Синода, ея дѣятельнымъ членомъ и никому никакихъ поводовъ не давалъ даже и подозрѣвать, что онъ перестаетъ считать себя съ ней связаннымъ.

Митр. Платонъ умышленно и сознательно этого не дѣлалъ, опасаясь, что святотатственная ложь, съ которой онъ тѣсно связался еще съ Афинъ, когда просилъ у Архіерейскаго Синода дать ему отпускъ на 4 мѣсяца въ Америку, можетъ преждевременно выйти наявь, и вся его затѣя можетъ кончиться проваломъ. Ему была нужна помощь Зарубежной Церкви, единственной законной и канонической церковной организаціи за рубежомъ, и онъ «ничто же сумняся» ѣдетъ въ Сремскіе Карловцы на Архіерейскій Соборъ, который состоялся въ октябрѣ 1924 г., спустя полгода послѣ Детройтскаго собранія, принимая самое дѣятельное участіе въ его работахъ: предсѣдательствуетъ въ финансовой комиссіи, и, по избранію Собора, входитъ въ составъ Архіерейскаго Синода. Желая поднять свой авторитетъ въ глазахъ американскаго клира и паствы, которые, какъ было указано выше, далеко не въ большинствѣ принимали участіе въ Детройтскомъ съѣздѣ, онъ исхлопатываетъ у Собора обнародованіе особаго посланія къ сѣверо-американской паствѣ, призывая ее бороться съ разными раскольниками, и поддерживать права митр. Платона.

Вернувшись, послѣ окончанія занятій Собора, въ Америку, митр. Платонъ продолжаетъ внѣшне быть всецѣло лойяльнымъ Зарубежной Церкви, что имѣетъ опредѣленное выраженіе въ его «Американскомъ Православномъ Вѣстникѣ», который онъ регулярно посыладъ въ Архіерейскій Синодъ, тщательно маскируя скрытую работу для разрыва съ Зарубежной Церковью.

На Архіерейскомъ Соборѣ 12-14 іюня 1926 г., который покинулъ митрополитъ Евлогій, митр. Платонъ сдѣлалъ подробный устный докладъ о состояніи Церкви въ Америкѣ и утверждалъ, что никогда не проводилъ и не проводитъ никакой автокефаліи въ своей Американской епархіи, является рѣшительнымъ врагомъ ея, а если допустилъ Детройтскій съѣздъ и утвердилъ его постановленія о таковой, то только для того, чтобы «дать выходъ автокефальнымъ настроеніямъ, угрожающими цѣлости и спокойствію епархіи».

(На фото слева: Блаженнѣйшій Митрополитъ Антоній). Высказывая свою преданность Заграничному Собору, онъ просилъ дать ему, за собственноручной подписью всѣхъ членовъ Собора, заготовленную его адвокатами грамоту ко всѣмъ Патріархамъ и Русской Церкви въ Америкѣ, въ коей подтверждались его права и полномочія на управленіе Православной Церковью въ Америкѣ, мотивируя, что эта грамота необходима ему для суда съ живоцерковниками о церковномъ имуществѣ.

Послѣ этого доклада, Соборъ предложилъ митр. Платону подписать протоколъ съ этимъ устнымъ личнымъ его докладомъ, но митр. Платонъ отказался это сдѣлать, наивно мотивируя, что подписаніе имъ этого протокола свидѣтельствовало бы о томъ, что онъ якобы не признаетъ власти Патріаршаго мѣстоблюстителя въ Россіи. Подобнаго рода заявленіе было болѣе, чѣмъ перфидно, т. к. въ то время Архіерескій Заграничный Синодъ признавалъ Патр. Мѣстоблюстителя Митрополита Петра и онъ поминался за богослуженіями въ церквахъ Зарубежной Церкви, какъ затѣмъ и Митрополитъ Сергій, пока послѣдній въ 1927 году ни подписалъ Деклараціи о признаніи совѣтской власти.

Митр. Платонъ ѣхалъ на Соборъ, сознавая, что его лавированіе не можетъ продолжаться безконечно, и что Архіерейскій Соборъ, признавъ еще на Соборѣ 1924 г. дѣйствія Детройтскаго собранія вредными и противорѣчащими интересамъ Русской Епархіи въ Америкѣ, можетъ потребовать отъ него рѣшительныхъ дѣйствій въ отношеніи детройтскихъ постановленій.

Предвидя это, митр. Платонъ заготовилъ грамоты, надѣясь подвохомъ получить подписи, и использовать затѣмъ эти грамоты, для поднятія своего авторитета, при оффиціальномъ объявленіи автокефаліи, къ чему онъ стремился, движимый своими честолюбивыми замыслами, съ момента пріѣзда въ Америку.

(На фото справа: Сербскій Патріархъ Варнава совершаетъ богослуженіе въ русской церкви). Направляясь на Соборъ, онъ заѣзжаетъ въ Парижъ, какъ говоритъ въ своихъ воспоминаніяхъ митр. Евлогій, и проситъ «поддержать его, если ему придется защищать свои права противъ синодальныхъ притязаній» и обязательно прибыть на Соборъ.

Но митр. Евлогій не смогъ поддержать митр. Платона, покинувъ засѣданіе Собора передъ докладомъ митр. Платона, и послѣдній, встрѣтившись съ рѣшительнымъ требованіемъ Собора, не нашелъ ничего другого, какъ тоже покинуть засѣданіе, слѣдуя примѣру своего единомышленника митр. Евлогія.

Соборъ призналъ несомнѣннымъ, что митр. Платонъ, вопреки своимъ заявленіямъ, стремится къ организаціи автокефаліи въ Сѣв.-Американской епархіи и постановилъ просимой имъ грамоты не давать и членомъ Архіерейскаго Синода его не считать, пока онъ не отвергнетъ постановленія Детройтскаго Собранія и не подчинится Заграничному Собору и Синоду. (Прот. № 11 отъ 18 іюня 1926 г.).

Позиція митр. Платона раскрылась на Соборѣ. Оставался вопросъ —- съ нимъ ли его викаріи, а потому имъ было предложено въ 4-мѣсячный срокъ дать отвѣты.

На запросъ Архіерейскаго Собора послѣдовалъ 10 сентября 1926 г. отвѣтъ, подписанный всѣми викарными епископами, за исключеніемъ епископа Аполлинарія, викарія Санъ-Францискскаго, оставшимся вѣрнымъ Русской Соборной Зарубежной Церкви. Отвѣтъ этотъ, скрѣпленный подписью секретаря епархіи прот. Леонида Туркевича, былъ написанъ въ такихъ грубыхъ, дерзкихъ и не соотвѣтствуюіцихъ сану писавшихъ выраженіяхъ, въ такомъ нарочито заостренномъ по отношенію къ Соборной Зарубежной Русской Церкви тонѣ, что даже митрополитъ Платонъ, уѣхавшій на Соборъ 9 мая и вернувшійся въ Америку только 11/24 сентября, счелъ нужнымъ прислать извиненіе и отказался отъ него, прося его возвратить.

(На фото справа: Архіепископъ Аполлинарій Сѣверо-Американскій (ск. 1933 г.). 1 февраля 1927 г. митр. Платонъ вызвалъ епископа Аполлинарія, потребовалъ отказаться отъ подчиненія Архіерейскому Собору, и, получивъ отказъ, самочинно уволилъ его и запретилъ въ священнослуженіи. Впослѣдствіи, съ ссылкой на 2 февраля, было указано на совѣщаніе его епископовъ по этому поводу.

18/31 марта 1927 г. Архіерейскій Синодъ объявилъ это рѣшеніе неканоничеокимъ и недѣйствительнымъ, отрѣшилъ митрополита Платона отъ должности правящаго архіерея и запретилъ его въ священнослуженіи, назначивъ временно управляющимъ епархіей епископа Аполлинарія.

23 авг./З сентября 1927 г. епископъ Аполлинарій былъ утвержденъ въ должности правящаго архіерея.

Здѣсь надлежитъ вспомнить, что епископъ Аполлинарій былъ раньше тѣсно связанъ съ митр. Платономъ и, согласно просьбѣ послѣдняго, былъ отозванъ Высшимъ Церковнымъ Управленіемъ изъ Палестины, куда былъ посланъ 13 апрѣля 1922 г. для упорядоченія тамошнихъ церковныхъ дѣлъ, и указомъ Архіер. Синода отъ 27 янв./ІО февраля 1924 г. назначенъ викаріемъ Сѣв-Американской епархіи, съ титуломъ епископа Виннипегскаго. Прибывъ въ Сѣв. Америку (1 мая 1924 г.), епископъ Аполлинарій, съ учрежденіемъ 14 декабря того же года викаріатства въ Санъ-Франциско, получилъ назначеніе туда, съ титуломъ епископа С.-Францисскаго.

Епископъ Аполлинарій, для котораго митр. Платонъ былъ раньше большимъ авторитетомъ, пережилъ большую драму, видя, какъ митр. Платонъ попираетъ церковные каноны и подготовляетъ церковный расколъ, и мужественно сталъ на стражу церковной Правды, очутившись, первое время въ полномъ одиночествѣ.

2 февраля 1927 г. митрополитъ Платонъ собралъ «Священный Соборъ» епиокоповъ (!), предсѣдателемъ котораго назначилъ арабо-сирійца Евфимія, архіепископа Бруклинскаго, которому предложено было составить конституцію «Святой Восточной Православной Каѳолической и Апостольской Церкви въ Сѣверной Америкѣ».

Арх. Аполлинарій среди своей паствы, вѣрной Зарубежной Церкви, въ первые годы послѣ раскола 1926 года.

Спустя 6 мѣсяцевъ, 14 сентября 1927 года, Соборъ епископовъ Американской епархіи одобрилъ, составленную арх. Евфиміемъ, конституцію, которая была подписана митр. Платономъ и его викаріями: архіеп. Евфиміемъ Бруклинскимъ (ея составителемъ), Феофиломъ — епископомъ Чикагскимъ, Амфилохіемъ — еписік. Аляскинскимъ, Арсеніемъ — еписк. Виннипегскими и Алексіемъ — епископомъ Санъ-Францисскимъ, назначенными вмѣсто уволеннаго епиокопа Аполлинарія. Затѣми эта конституція была утверждена гражданскими путеми, по законами штата Массачусетс, и 1 декабря 1927 г. обиявлена.

Учредители этой самочинной автокефаліи рѣшили объединить всѣ національныя православный группы ви Америкѣ и организовать ихи поди своими главенствоми.

Выпущенная ими Декларація гласила:

«Принимая во вниманіе, что Русская Церковь теперь неспособна нести отвѣтственность за Православіе ви Америкѣ и должными образомъ проявить свой авторитетъ, по причинѣ патріаршаго хаоса въ Россіи, который можетъ продлиться неопредѣленное время… эта отвѣтственность за Православіе и за проявленіе сего авторитета Церкви въ Америкѣ фактически остается на насъ, какъ каноническихъ русcкихъ епископахъ въ Америкѣ… мы повелѣваемъ одному изъ нашихъ членовъ, архіепископу Евфимію, Бруклинскому, позаботиться о благоустройствѣ Американскаго Православія в собственномъ смыслѣ православнаго каѳолическаго народа, рожденнаго въ Америкѣ и главными образоми говорящаго по-англійски, или другихъ американcкихъ жителей и народовъ, какой бы то ни было національности, или лингвистической группы или происхожденія… тѣхъ, которые пожелаютъ сами присоединиться къ автономной независимой Американской Каѳолической Церкви… уполномачиваемъ учредить, организовать, основать, возглавить, вести, контролировать и поддерживать опредѣленную, независимую и автономную вѣтвь Православной Каѳолической Церкви, которая да будетъ извѣстна, законно установлена и общепризнана, какъ святая, восточная, каѳолическая и апостольская Церковь въ Сѣв. Америкѣ».

19 декабря 1927 г. отъ имени «Святѣйшаго Синода Американской Православной Каѳолической Церкви» было разослано всѣмъ главамъ Помѣстныхъ Церквей увѣдомленіе объ основаніи въ Америкѣ новаго члена Православной Каѳолической Церкви — независимой, автономной и автокефальной Американской Церкви.

Выдвигая во всей этой затѣѣ на первое мѣсто своего епископа сиро-араба, митр. Платонъ безусловно разсчитывалъ скорѣе добиться признанія автокефаліи у Помѣстныхъ Церквей (Восточныхъ Патріарховъ) и стать затѣмъ первыми Американскимъ патріархомъ.

«Проэктъ интернаціональной церкви плохо прикрывалъ русскую національную ея сущность, потому что ничего въ ней нельзя было предложить на англійскомъ языкѣ, кромѣ все того же духовнаго достоянія русской церковной культуры. Американская нація не имѣетъ еще никакихъ традицій «Американскаго Православія», выдуманнаго учредителями автокефаліи, а истинное Православіе принадлежитъ отдѣльнымъ націямъ, находящимся въ Америкѣ и питается у всѣхъ своими родными корнями» (проф. И. М. Андреевъ).

Однако, митр. Платону пришлось вскорѣ свою затѣю закончить: Помѣстнымъ Церквамъ было ясно, что эта автокефалія самочинна и неканонична. Константинопольскій Патріархъ Василій III издалъ указъ Греческому Архіепископу Сѣверной и Южной Америки Александру, помѣщенный въ греческой газетѣ «Тессалоника» въ № 917 отъ 23 марта 1929 г.: «Въ виду Вашего доклада, помѣченнаго днемъ 15 мая 1928 г. за № 5975 съ извѣщеніемъ объ установленіи въ Сѣверной Америкѣ въ мѣс. декабрѣ минувшаго года, такъ называемой «Святой Восточной, Православной, Каѳолической и Апостольской Церкви», Мы симъ, по рѣшенію нашего Святѣйшаго Синода, заявляемъ, что Конституція (организація) упомянутой Церкви есть всецѣло антиканонична (незаконна). Слѣдовательно, Мать С,в. Церковь отвергаетъ эту новую Русскую Церковь и требуетъ отъ Вашего Преосвященства абсолютно не входить ни въ какія сношенія съ нею. Также мы просимъ увѣдомить насъ: не принимали ли Ваше Преосвященство или представители другихъ Церквей какое-либо участіе въ совѣщаніяхъ по дѣлу основанія вышеназванной Церкви».

Эту Патріаршую Грамоту Синодъ Греческой Православной Церкви въ Америкѣ оффиціально объявилъ духовенству и Православному народу, за подписями: Александръ, Архіепископъ Сѣв. и Южной Америки, Филаретъ — Епископъ Чикагскій, Іоаікимъ — Епископъ Бостонскій, Каллистъ — Епископъ С. Францисскій.

Всѣ эти незаконныя и неканоническія дѣйствія митр. Платона и его викаріевъ вызвали, конечно, соотвѣтствующія мѣры русской законной церковной власти — Заграничнаго Архіерейскаго Собора, который 23 авг./5 сентября 1927 г.
постановилъ: «Самочинно, не въ порядкѣ церковномъ, организованный въ Сѣв. Америкѣ т. наз. Синодъ Православной Каѳолической Церкви въ Сѣв. Америкѣ, какъ неканоническое учрежденіе, не признавать и акты его считать недѣйствительными.

Утвердить постановленіе Архіерейскаго Синода отъ 18/31 марта 1927 г. объ увольненіи Митрополита Платона отъ управленія Сѣв.-Американской Епархіей. Лишеннаго права священнослуженія въ предѣлахъ Сѣв.-Американской епархіи, Митрополита Платона запретить въ священнослуженіи, съ поясненіемъ, что со времени его запрещенія богослуженіе его безблагодатно, таинства, имъ совершенный, не таинства, а совершенный имъ хиротоніи неканоничны.

Объяснить отъ имени Собора духовенству и мірянамъ, что совершенныя запрещеннымъ въ священнослуженіи Митрополитомъ Платономъ и подчиненнымъ ему духовенствомъ таинства — не таинства, и если они не прервутъ каноническаго и молитвеннаго общенія съ запрещеннымъ, то по священнымъ канонамъ подлежатъ отлученію отъ Церкви, какъ раскольники».

Епископъ Аполлинарій въ Посланіи своемъ отъ 3/16 марта, широко распространенномъ и напечатанномъ въ русскихъ газетахъ, предостерегалъ свою паству отъ пагубной затѣи митр. Платона.

Встрѣтивъ такое осужденіе со стороны Помѣстныхъ Церквей, митр. Платонъ окончилъ свою антиканоническую затѣю и рѣшилъ начать сношеніе съ московскимъ митрополитомъ Сергіемъ, признавшимъ совѣтскую власть и пошедшимъ на сотрудничество съ нею, отдавъ на ихъ кровавое растерзаніе всѣхъ вѣрныхъ служителей Церкви Христовой. А его правая рука Евфимій, Архіепископъ Бруклинокій, вскорѣ женился и лишился сана.

7 марта 1928 г. митр. Платонъ обратился къ совѣтскому митрополиту Сергію съ просьбой удостовѣрить, что высшая церковная власть надъ американской епархіей (на сей разъ уже не Церковью!) принадлежитъ Мѣстоблюстителю Патріаршаго Престола Митрополиту и Патріаршему Синоду.

Отколовшись отъ Заграничной Соборной Церкви, митр. Платонъ попалъ не только въ каноническое небытіе, но и терялъ, ввиду оеужденія его затѣй Помѣстными Церквами и запрета въ священнослуженіи со стороны Заграничнаго Архіерейскаго Собора, — всякую гражданскую, юридическую основу своего существованія, всякую преемственность имущественную, всякую возможность правового притязанія на достояніе сложившейся за все прежнее время русской православной Церкви въ Америкѣ. Ему нужна была формальная поддержка Московской Патріархіи для тѣхъ постоянныхъ тяжбъ, въ которыхъ, главнымъ образомъ, протекала его дѣятельность въ Сѣв. Америкѣ.

Пріѣздъ въ Бѣлградъ представителей Англиканской Церкви 31 марта 1927 г.

Митр. Сергій потребовалъ отъ митр. Платона доказательства вѣрности Московской Патріархіи и лойяльности въ отношеніи совѣтской власти, съ обязательствомъ уклоненія отъ всякаго рода политическихъ выступленій, на что митр. Платонъ далъ согласіе (27 іюля 1929 г.), и обЬщалъ подтвердить его письменно, совмѣстно со всѣми своими епископами.

Боязнь паствы, а, главное, американскихъ властей и амер. общественнаго мнѣнія (до 1934 года — до прихода къ власти Президента Франклина Рузвельта, США не признавали совѣтскаго правительства и не имѣли никакихъ дипломатическихъ сношеній съ СССР) заставляла митр. Платона оттягивать съ оффиціальнымъ признаніемъ совѣтской власти, но, несмотря на это, онъ все же старался получить отъ митр. Сергія столь нужные и необходимые документы въ его безправномъ положеніи.

Ведя переговоры съ митр. Сергіемъ, митр. Платонъ совершилъ еще новое самочиніе — въ декабрѣ 1929 г. онъ переименовалъ Сѣв.-Амер. епархію въ митрополичій округъ. Такое распоряженіе было осуждено въ Посланіи Собора Архіереевъ Русской Православной Церкви Заграницей отъ 24 мая 1931 г. Въ этомъ Посланіи, подписанномъ 19 архипастырями, во главѣ съ Митрополитомъ Антоніемъ, подробно изложены были всѣ беззаконія митр. Платона за истекшіе годы. По данному вопросу говорилось:

«Въ этомъ новомъ беззаконномъ дѣяніи митр. Платона было полное пренебрежете Московскимъ Соборомъ 1917-18 гг. Послѣдній учрежденіе митрополичьихъ округовъ поручилъ Высшему Церковному Совѣту во главѣ съ Святѣйшимъ Патріархомъ Тихономъ. А такъ какъ Высшаго Церковнаго Совѣта, какъ и патріаршей дѣйствующей власти въ Россіи сейчасъ нѣтъ, то въ силу опредѣленія Высшаго Церковнаго Управленія отъ 7/20 ноября 1920 г. за № 362 — митрополичій округъ въ Америкѣ могъ только основать Русскій Заграничный Архіерейскій Соборъ. Въ Америкѣ же 25 дек. 1929 г. былъ учрежденъ лжемитрополичій округъ однимъ только Митр. Платономъ и назначенной имъ же самимъ комиссіей изъ трехъ лицъ: прот. Туркевича, прот. Чепелева и юрисконсульта Печковскаго.

Такимъ образомъ, этотъ митрополичій округъ есть, въ сущности, та же самая автокефалія, единолично учрежденная Митр. Платономъ, вопреки узаконеніямъ нашей Высшей Церковной Власти. А по формѣ онъ есть въ высшей степени странное и совершенно недопустимое, съ точки зрѣнія канонической, явленіе, ибо митрополичій округъ обладаетъ только правомъ внутренняго автономнаго самоуправленія, всегда имѣя надъ собой Высшую Церковную Власть, — Митрополитъ же Платонъ не признаетъ надъ собой никакой Высшей Церковной Власти. Судьею надъ собою онъ признаетъ только себя самого, почему въ одной изъ своихъ проповѣдей Митр. Платонъ заявилъ: Апеллировать на меня можно только одному Богу».

Въ 1933 г. прот. Леонидъ Туркевичъ былъ возведенъ митр. Платономъ въ санъ епископа, со званіемъ епископа Чикагскаго.

Не получивъ отъ митр. Платона требуемыхъ обязательствъ, московскій митр. Сергій 25 августа 1933 г. издалъ указъ за №837, согласно которому образованная митр. Платономъ «и его соумышленниками» церковная организація была объявлена «раскольническимъ обществомъ». Остающіеся въ «составѣ этого общества» объявлены были «отлученными отъ общенія въ молитвахъ и таинствахъ церковныхъ». Также объявлялось: «образуемое или имѣющее быть образованнымъ въ этомъ обществѣ епархіальное или иное управленіе признать незаконнымъ и всѣ его распоряженія и дѣйствія, въ частности, поставленія архіереевъ и назначенія ихъ — незаконными и недѣйствительными. Митрополита Платона (Рождественскаго), какъ иниціатора и главнаго виновника учиненія раскола, предать суду архіереевъ по обвиненію въ нарушеніи правилъ Свв. Ап. 31-34; Двукратн. 14-15; Вас. Вел. 1 и друг. аналогичныхъ, съ запрещеніемъ Митрополита Платона въ священнослуженіи впредь до раскаянія или до церковно-судебнаго о немъ рѣшенія» — гласилъ пунктъ IV указа.

Въ слѣдующемъ пунктѣ указа церковно-служителямъ и мірянамъ предлагалось прекратить общеніе съ «самочинной» организаціей митр. Платона и подчиниться назначенному митр. Сергіемъ экзарху, архіепископу Веніамину.

Таково было распоряженіе той «Высшей Церковной Власти», о подчиненіи которой твердилъ митр. Платонъ въ обращеніяхъ къ ней, и совершеніе чего-либо «безъ вѣдома и разрѣшенія» которой приравнивалъ къ отреченію «во дворѣ Каіафы».

Вызвавъ невѣроятную смуту среди паствы и поставивъ Православную русокую епархію въ весьма тяжелое положеніе, подорвавъ ея авторитетъ въ глазахъ американской общественности, столь отрицательно тогда относившейся къ большевизму и совѣтской безбожной власти, разрушившей Церковь и залившей кровью священнослужителей-мучениковъ и исповѣдниковъ подвалы и застѣнки Чрезвычаекъ и ГПУ, — митр. Платонъ очутился въ крайне трудномъ, если не сказать безвыходномъ положеніи, потерпѣвъ полную неудачу во всѣхъ своихъ честолюбивыхъ затѣяхъ, забывъ и Истину Христовой Церкви и о страданіяхъ своей Великомученицы Церкви Россійской и Ея пасомыхъ.

Неизвѣстно, къ чему бы привела эта смута, если бы не смерть митр. Платона, трижды отрѣшеннаго отъ управленія Сѣв.-Американской епархіей: Святѣйшимъ Патріархомъ Тихономъ въ 1924 г., съ вызовомъ на судъ; Архіерейскимъ Синодомъ Русской Зарубежной Церкви въ 1927 году, съ запрещеніемъ въ священнослуженіи, что было затѣмъ утверждено Заграничнымъ Архіерейскимъ Соборомъ; и митр. Сергіемъ въ 1933 г.

Собравшіеся на похороны митр. Платона его архіереи и духовенство избрали своимъ главой епископа Феофила (быв. протоіерея Ф. Пашковскаго). Узурпируя прерогативу власти высшей церковной инстанціи, епархія возвела епископа Феофила въ санъ митрополита, что было грубымъ нарушеніемъ канонической законности.

* * *

Запись опубликована в рубрике Uncategorized. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *