А. А. Соллогуб. Исторический Очерк о Русской Православной Церкви Заграницей (часть VII)

28 іюля/10 августа 1936 г. скончался Глава Соборной Зарубежной Церкви Блаженнѣйшій Митрополитъ Антоній.

Митрополитъ Анастасій былъ единодушно избранъ Главой Русской Православной Церкви и Ея Первоіерархомъ — Предсѣдателемъ Архіерейскихъ Собора и Синода.

Владыка Анастасій былъ возведенъ Архіерейскимъ Соборомъ въ санъ митрополита еще при жизни Блаж. Митр. Антонія и болѣе чѣмъ за годъ до кончины Блаженнѣйшаго Митрополита Антонія, въ связи съ болѣзненнымъ состояніемъ послѣдняго, принялъ отъ него руководство Зарубежной Церковью.

За полтора года до своей кончины, 2/15 января 1935 г. Владыка Митрополитъ Антоній сдѣлалъ докладъ Архіерейскому Синоду о желательности созыва Второго Всезарубежнаго Собора, съ участіемъ клира и мірянъ.

Въ этомъ докладѣ Митрополитъ Антоній писалъ:

«Условія въ которыхъ существуетъ за рубежомъ наша Церковь, не имѣющая никакой поддержки отъ государственной власти и растущая въ очень значительной мѣрѣ благодаря работѣ благочестивыхъ прихожанъ, дѣлаютъ необходимымъ привлеченіе представителей паствы къ ближайшему участію не только въ приходскихъ, но и общественныхъ дѣлахъ. Такое участіе ихъ на Соборахъ въ Москвѣ, Ставрополѣ, а затѣмъ въ Сремскихъ Карловцахъ въ 1921 г. во многихъ отношеніяхъ несомнѣнно было очень полезно. Намъ іерархамъ весьма важно отъ представителей паствы узнавать о ея духовныхъ и прочихъ нуждахъ, а съ другой стороны, мѣропріятія, выработанный съ участіемъ клира и мірянъ, могутъ быть основаны на болѣе всестороннемъ и подробномъ обсуждении.

Само собой разумѣется, что, говоря о такой пользѣ участія клира и мірянъ въ Соборной работѣ, мы отнюдь не имѣемъ въ виду осуществленія какой то церковно-демократической программы. Іерархическій надзоръ и право, или точнѣе — обязанность епиcкоповъ произносить рѣшающее слово, должны, въ соотвѣтствіи со св. канонами и практикой послѣднихъ Русскихъ Соборовъ, оставаться незыблемыми. Впрочемъ надо съ удовлетвореніемъ отмѣтить, что до сихъ поръ на нашихъ Соборахъ — какъ разъ міряне особенно ревностно оберегали сохраненіе полноты каноническихъ правъ за іерархіей. За рубежомъ имѣлъ мѣсто только одинъ Соборъ съ участіемъ клира и мірянъ. Проэктъ созыва второго такого Собора остался неосуществленнымъ по различнымъ причинамъ, одной изъ которыхъ можно считать возникшую церковную смуту. Смягченіе церковнаго раздѣленія, происшедшее за послѣднее время, даетъ основаніе сказать, что послѣдняя причина, если не исчезла, то во всякомъ случаѣ не можетъ почитаться достаточной для дальнѣйшаго откладыванія Собора, который, если окажется не въ силахъ привести къ единству, все-таки важенъ для Зарубежной Русской Церкви, объединенной вокругъ Архіерейскаго Собора и Синода. Не надо забывать, что Первый Всезаграничный Церковный Соборъ, имѣвшій мѣсто въ Сремскихъ Карловцахъ въ 1921 г., хотя и подвергается различнымъ укоризнамъ, все-таки много способствовалъ укрѣпленію организаціи Зарубежной Церкви. Равнымъ образомъ нельзя не отмѣтить благого значенія епархіальныхъ собраній въ нѣкоторыхъ нашихъ епархіяхъ, какъ напримѣръ Харбинской. Все это даетъ намъ основаніе ожидать, что созывъ теперь Всезаграничнаго Собора способствовалъ бы сплоченію Зарубежной Церкви, укрѣпленію ея организаціи и упорядоченію ея имущественнаго положенія. Но не менѣе, если не болѣе, важной задачей для Собора будетъ указаніе Православному Русскому Зарубежью путей духовнаго возрожденія и просвѣщенія эмиграціи, обсужденіе и выработка мѣръ борьбы съ сектантствомъ, противоцерковными теченіями за рубежомъ, и, наконецъ, насколько это возможно, лѣченіе ранъ, нанесенныхъ душамъ церковной смутой. Для этой цѣли я радостно привѣтствовалъ бы участіе на Соборѣ представителей русскихъ церковныхъ организацій, не находящихся нынѣ съ нами въ полномъ единеніи, при условіи, конечно, что онѣ выразятъ готовность принять къ исполненію постановленія, который будутъ вынесены Соборомъ съ равноправнымъ участіемъ ихъ представителей. Мы неоднократно приглашали къ возстановленію единства отошедшихъ отъ насъ іерарховъ; думается, что новое приглашеніе ихъ и представителей ихъ паствы къ Соборному сотрудничеству могло бы послужить дѣлѵ церковнаго объединенія».

Въ заключеніе своего доклада Митрополитъ Антоній предложилъ создать при Архіерейскомъ Синодѣ Предсоборную Комиссію, подъ предсѣдательствомъ Архіепископа Анастасія, каковая и была образована. Соборъ предполагалось созвать въ 1936 г., но, въ связи съ кончиной Митрополита Антонія, былъ отсроченъ и созванъ только въ 1938 году.

Въ «Наказѣ» этому Собору указывалось, чтобы Соборъ дѣйствовалъ на основаніи слова Божія, священныхъ каноновъ и законоположеній Русской Православной Церкви, поскольку эти законоположенія примѣнимы къ условіямъ современной церковной жизни Зарубежной Церкви; Соборъ созывается на территоріи Сербской Православной Церкви, подъ покровительствомъ святѣйшаго Патріарха Сербскаго, который является Почетнымъ Предсѣдателемъ Собора; Епископы, члены Собора, образуютъ Совѣщаніе Епископовъ, которому принадлежитъ рѣшающій голосъ по всѣмъ постановленіямъ Собора; въ силу каноновъ, всѣ рѣшенія общаго собранія Собора подлежать утвержденію Совѣщанія Епископовъ и получаютъ силу только по подписаніи ихъ послѣдними; Предсѣдателемъ Совѣщанія Епископовъ является Первоіерархъ Русской Православной Церкви Заграницей — Предсѣдатель Архіерейскаго Синода.

Предсоборное Собраніе подъ предсѣдательствомъ Блаж. Митрополита Антонія. Крайній справа за столомъ Н. П. Рклицкій — нынѣ (1968) Архіепископъ Вашингтонскій и Флоридскій Никонъ.

На Второмъ Всезаграничномъ Соборѣ Русской Православной Церкви Заграницей участвовали іерархи: Митрополитъ Анастасій — Предсѣдатель Архіерейскаго Синода, Архіепископъ Серафимъ — управляющій Русскими Православными церквами въ Зап. Европѣ, Архіепископъ Гермогенъ — членъ Архіерейскаго Синода, Архіепископъ Мелетій — Архіепископъ Харбинскій и Манчжурскій, Архіепископъ Феофанъ — Секретарь Архіерейскаго Синода, Архіепископъ Виталій — Восточно-Американскій и Джерзейситскій, Архіепископъ Богучарскій Серафимъ — управляющій Русскими Православными общинами въ Болгаріи, Архіепископъ Неcторъ — Камчатскій и Петропавловскiй, Архіепископъ Тихонь — Предсѣдатель ученаго комитета при Архіер. Синодѣ, Епископъ Серафимъ — Германскій, Епископъ Іоаннъ — Ур-мійскій, Епископъ Веніаминъ — Вестъ-Вирджинcкій и Питтсбургскій, Епископъ Іоаннъ — Шанхайскій.

Кромѣ этихъ іерарховъ, членами Собора были еще 26 пастырей и 58 мірянъ.

Передъ открытіемъ Собора, 1/14 августа, была отслужена панихида по Митрополитѣ Антоніи и Патріархѣ Варнавѣ, послѣ которой всѣ Члены Собора направились къ памятнику Русскихъ воиновъ, стоящему напротивъ Иверской Церкви, гдѣ была отслужена заупокойная литія объ упокоеніи Царя-Мученика Императора Николая II и Его Августѣйшей Семьи, и вождяхъ и воинахъ на полѣ брани и въ смутѣ, за Вѣру, Царя и Отечество убіенныхъ.

Соборъ продолжался съ 1/14 по 11/24 августа 1938 г., труды котораго были изданы отдѣльнымъ томомъ. Въ заключеніе Соборъ обратился съ двумя Посланіями: къ Русскому Народу въ Отечествѣ страждущему и къ Русской паствѣ въ разсѣяніи сущей.

Посланіе къ Русскому народу въ Отечествѣ страждущему

«Промыслу Божію угодно было тяжкій крестъ возложить на рамена русскаго народа и никто изъ насъ не избавленъ отъ искушеній. Если вамъ указанъ жребій страдать на землѣ нашихъ отцовъ, то намъ суждено ѣсть хлѣбъ болѣзни въ чужихъ странахъ на путяхъ нашего изгнанія. Далекія пространства, удаляющія насъ отъ нашей Родины, не отдалили отъ нея нашего сердца. Связанные узами неразрывной братской любви, какъ и общими, постигшими насъ скорбями и болѣзнями со всѣми вами, мы всегда носимъ въ своемъ сердцѣ нашу распятую Матерь Россію. Преклоняясь предъ ея страстотерпческимъ подвигомъ, мы лобызаемъ ея язвы, зная, что она за всѣхъ насъ приноситъ свою великую искупительную жертву.

2-ой Всезарубежный Соборъ.

Отъ настоящаго ея униженія мы невольно обращаемся къ нашему славному историческому прошлому; изъ сравненія одного и другого мы видимъ всю тяжесть постигшаго насъ наказанія Божіяго.

Господь далъ намъ въ обладаніе прекрасную землю, распространилъ ее до предѣловъ моря, умножилъ и благословилъ нашъ народъ, одарилъ его разнообразными талантами и прежде всего — добротою и широтою сердца; на самой зарѣ нашей сознательной жизни просвѣтилъ его святымъ крещеніемъ, увѣнчалъ, какъ діадемою, святымъ Православіемъ; подъ сѣнью послѣдняго увеличилась и окрѣпла наша держава. Русскій народъ сталъ однимъ изъ славнѣйшіихъ и могущественнѣйшихъ на землѣ. «Всѣ внимали ему и ожидали и безмолвствовали при свѣтѣ его» (Іовъ, 29, 21-22). Ему указано было стать главнымъ защитникомъ Православной Церкви во всемъ мірѣ, покровителемъ всѣхъ слабыхъ и угнетенныхъ, утвержденіемъ порядка, мира и правды на землѣ.

Но вотъ, Вседержитель дохнулъ на него гнѣвомъ Своимъ, низвергъ его съ высоты на землю, и онъ лежитъ нынѣ поверженный во прахъ, «пресыщенный», подобно Іову, «униженіемъ и горестями» (Іовъ, 1, 18). Во гнѣвѣ Своемъ Господь «отвергъ царя и священника» (Пр. 11, 6) и не пощадилъ самого «святилища Своего», предавъ въ руки враговъ наши cв. храмы и другія святыни. Язычники пришли въ наслѣдіе Божіе, осквернили храмъ Святой Его, Іерусалимъ — превратили въ развалины, трупы рабовъ Божіихъ отдали въ снѣденіе птицамъ небеcнымъ и пролили кровь ихъ какъ воду «Мы сдѣлались посмѣшищемъ у сосѣдей нашихъ, поруганіемъ у окружающихъ насъ» (Пс. 78, 1-4). Враги наши «свищутъ и скрежещутъ зубами, говоря: поглотили мы его, только этого дня и ждали мы, дождались, увидѣли» (Пс. 14, 16).

И при всемъ этомъ «не отвратился еще гнѣвъ Его отъ насъ и рука Его высока» (Пс. 9, 22). За что же постигла нашу землю столь тяжелая небесная кара?

«За недостатокъ вѣдѣнія» — oтвѣчаетъ намъ ветхозавѣтный пророкъ (Ос. 4, 6).

2-ой Всезарубежный Церковный Соборъ съ участіемъ клира и мірянъ въ Сремскихъ Карловцахъ въ 1938 году, подъ предсѣдательствомъ Митрополита Анастасія.

За то, что мы легкомысленно сѣяли вѣтеръ, забывая, что изъ него родится буря; за то, что сами колебали храмину, въ которой жили цѣлое тысячелѣтіе, не думая о томъ, что она можетъ похоронить насъ подъ своими развалинами, за то, что «мы глубоко упали и развратились» (Ос. 10, 9), забывъ то высшее призваніе, какое указалъ намъ Богъ и не устояли въ истинѣ и правдѣ жизни, которая была открыта намъ яснѣе, чѣмъ какому либо другому народу на землѣ. За сіе послалъ намъ Господь «дѣйствіе заблужденія, чтобы мы повѣрили лжи» (II Сол. 10, 12), и Русскій народъ дѣйствительно повѣрилъ ей, прельстившись обманчивыми мечтами о земномъ раѣ, обѣщанномъ ему коммунистами. Послѣ двадцатилѣтняго владычества большевиковъ нынѣ уже весь міръ знаетъ всѣ мнимыя блага этого рая: послѣдній сталъ притчею во языцѣхъ. Рай, изъ котораго слышится лязгъ цѣпей, гдѣ милліоны людей томятся въ узахъ, въ темницахъ, въ концентраціонныхъ лагеряхъ — этихъ расширенныхъ тюрьмахъ, наполненныхъ такимъ количествомъ лицъ, разнаго званія и возраста, что они почти не поддаются исчисленію; рай, гдѣ множество другихъ изнемогаетъ подъ бременемъ непосильныхъ египетскихъ работъ, проклиная насильственный трудъ, лишенный радости и творчества; рай, гдѣ цвѣтущая, текущая млекомъ и медомъ страна превратилась въ пустыню, гдѣ холодъ и голодъ стали обычными спутниками жизни; рай, гдѣ потоками льется невинная кровь, откуда несутся вопли, стоны и скрежетъ зубовъ; рай, гдѣ всѣ обречены на равенство нищеты и безправія, и гдѣ вмѣсто братства, царитъ звѣриная злоба и ненависть; рай, въ которомъ никто не довѣряетъ другъ другу, ни одинъ человѣкъ не чувствуетъ себя въ безопасности, будь онъ въ городѣ или въ деревнѣ и даже въ собственной семьѣ, гдѣ развращенныя дѣти предаютъ часто собственныхъ родителей; рай, гдѣ внѣшнія достиженія технической культуры только оттѣняютъ внутреннюю пустоту и безсмысленность общей жизни, гдѣ давно увяла радость, и самые праздники правратились въ плачъ и сѣтованіе; рай, гдѣ скована самая мысль, гдѣ насилуется религіозная совѣсть, осквернена и поругана всякая святыня, и черезъ то отнято у людей послѣдне утѣшеніе, какое у нихъ осталось; рай, гдѣ брошенныя безпризорныя дѣти бродятъ по улицамъ большихъ городовъ, какъ въ пустынѣ, отравленныя ядомъ всѣхъ пороковъ и преступленій и вырывая, какъ звѣри, изъ чужихъ рукъ хлѣбъ чтобы не умереть съ голоду; рай, откуда духъ безбожія, вражды, ненависти, лжи и всякаго духовнаго растлѣнія распространяется по всем міру; рай, соприкосновенія съ которымъ боятся всѣ народы, считая его очагомъ разлагающей нравственной заразы; рай, обитатели котораго, подобно Іову, должны проклинать день своего рожденія и стремятся убѣжать изъ него при первой возможности, какъ изъ огня, или тюрьмы; рай, гдѣ множество юныхъ прекрасныхъ жизней пресѣкается самоубійствомъ, внушеннымъ безысходнымъ отчаяніемъ, — этотъ рай поистинѣ достоинъ наименованія ада, и онъ не можетъ быть ничѣмъ инымъ, ибо созданъ безъ Бога и даже противъ Бога. Онъ воздвигнутъ на костяхъ 30 милліоновъ лучшихъ русскихъ людей, составляющихъ цвѣтъ нашего народа. Міръ еще не видѣлъ такихъ человѣческихъ гекатомбъ, вознесенныхъ на алтарь отвлеченной фанатической доктрины, явно доказавшей свою несостоятельность.

Когда въ 1847 году вышелъ «Коммунистичеcкій Манифестъ», составленный Марксомъ и Энгельсомъ и притязавшій на то, чтобы стать новымъ Евангеліемъ для человѣчества, онъ увлекъ за собою многихъ энтузіазмомъ вложенной въ него вѣры въ скорое преображеніе міра, въ наступленіе истиннаго «царства свободы», въ которомъ не будетъ эксплоатаціи и угнетенія бѣдныхъ труженниковъ со стороны жестоко-сердыхъ богачей, гдѣ осуществлена будетъ полная гармонія личности и общества, гдѣ какимъ то образомъ произойдетъ обновленіе самого освобожденнаго человѣка, который станетъ не только самодовлѣющимъ, но и совершеннымъ, гдѣ народы раcкуютъ свои мечи на орала и копья свои на серпы, чтобы навсегда забыть кровопролитныя войны, гдѣ не будетъ существовать болѣе разныхъ общественныхъ классовъ и даже самого государства. Осуществленіе этихъ подлинно почти религіозныхъ пророческихъ обѣтованій возлагается на пролетаріатъ, коему Карлъ Марксъ придаетъ максимальное значеніе. Романтизмъ, идеализмъ и матеріализмъ, предчувствія и гаданія вѣры и научный раціонализмъ, утопическая революціонность и приспособленіе къ существующими условіямъ политической и соціальной жизни, съ цѣлью ихъ постепеннаго улучшенія обычными эволюціоннымъ путемъ, миръ и благоволеніе среди человѣковъ и классовая злоба и ненависть—все это странными образомъ сочеталось въ марксизмѣ. Потребовалось много времени, чтобы эти противорѣчія вскрылись со всею очевидностью, и нынѣ онъ, несомнѣнно переживаетъ глубокій кризисъ. Изъ среды убѣжденныхъ и авторитетныхъ соціалистовъ раздаются голоса, осуждающіе его, какъ и цѣлостное міровоззрѣніе, покоящееся на чисто матеріалистической основѣ и дышащее духомъ злобы и разрушенія… Сами большевики, наученные своимъ горькими опытомъ, поняли, что пафосъ разрушенія не есть пафосъ созиданія. Исповѣдуя вѣрность завѣтамъ своего учителя Маркса въ теоріи, они постоянно отступаютъ отъ него на практикѣ, вынужденные дѣлать уступки законамъ природы, требованіямъ жизни и вѣчнымъ запросами человѣческаго духа.

(На фото справа: Президіумъ 2-го Всезарубежнаго Церковнаго Собора.)

Между тѣмъ, Евангеліе, какъ слово Живаго Бога, пребываетъ во вѣкъ, не боясь испытанія времени. Христосъ были и остается сосредоточіемъ міровой исторіи и вмѣстѣ вѣчнымъ и Единственными Наставникомъ человѣчества.

Всматриваясь въ ходъ исторіи, мы видимъ, что вокругъ Его Имени и Его ученія идетъ вся эта напряженная борьба, выражающаяся въ кровопролитныхъ войнахъ, разнаго рода кризисахъ и революціонныхъ движеніяхъ. Для однихъ Онъ служитъ краеугольными камнемъ всей ихъ жизни, для другихъ камнемъ преткновенія и соблазна. Люди иногда отходятъ отъ Него по малодушію или легкомыслію и снова возвращаются со слезами раскаянія, ибо сознаютъ, что нѣтъ другого имени подъ небесами, которое могло бы принести съ собой спасеніе и жизнь человѣчеству. Христосъ донынѣ «побѣждаетъ, царствуетъ и повелѣваетъ», какъ говорили древніе христіане. Только при свѣтѣ Его ученія можно найти безболѣзненное разрѣшеніе всѣхъ столь важныхъ и трудныхъ нынѣ соціальныхъ вопросовъ, волнующихъ современное общество. Только христіанство снимаетъ проклятіе съ труда, дѣлая его радостнымъ и свободнымъ творческимъ подвигомъ человѣка.

Только оно организуетъ человѣческое общество, устанавливая миръ, порядокъ и согласіе въ его нѣдрахъ.

Нельзя чисто раціональнымъ путемъ уравновѣсить интересы отдѣльныхъ людей и разныхъ классовъ общества, какъ и скрѣпить общее братство путемъ бичей или скорпіоновъ, къ чему обыкновенно прибѣгаютъ большевики въ своихъ коммунистическихъ опытахъ.

Любовь есть тотъ цементъ, который прочно связываетъ людей между собою, превращая человѣческое общество въ одинъ стройный организмъ. Эту благодатную силу любви и принесъ съ Собой на землю Божественный Искупитель, распространивъ ее на всѣхъ людей — ближнихъ и дальнихъ, добрыхъ и злыхъ, праведныхъ и неправедныхъ. Онъ положилъ ее какъ драгоцѣнный залогъ, въ благодатную сокровищницу Церкви, откуда могутъ почерпать ее въ изобиліи для себя, какъ отдѣльныя лица, такъ и все человѣческое общество. Она одна создаетъ для всѣхъ истинное равенство и братство во Христѣ. Въ своей безумной борьбѣ противъ Христа коммунисты «злословятъ то, чего не разумѣютъ», и еще чаще сознательно искажаютъ истину. Они клевещутъ на Церковь, говоря, что она покровительствуетъ богатымъ и остается равнодушной къ судьбѣ бѣдныхъ трудящихся классовъ. Церковь не можетъ учить ничему иному, кромѣ того, чему училъ Самъ Ея Божественный Основатель и словомъ и примѣромъ Своей жизни…

Что касается Русской Церкви, то она съ первыхъ дней христіанства на Руси стала Матерью Русскаго народа, собрала его въ одинъ организмъ, освѣтила и укрѣпила его государственность, одухотворила и умягчила законодательство, оплодотворила всю культуру, сдѣлалась печальницей за всѣхъ униженныхъ и обездоленныхъ, питательницей алчущихъ, покровительницей вдовъ, сирыхъ, больныхъ, слабыхъ, для которыхъ устраивала больницы, богадѣльни, пріюты и другія учрежденія милосердія, въ дни же великихъ національныхъ бѣдствій она становилась главною и часто единственной водительницею и спасительницею своего народа, въ которой онъ почерпалъ нравственную силу для своего духовнаго обновленія и для укрѣпленія своей государственной мощи. Всѣ наши лучшіе историки отдаютъ дань должнаго уважейія великимъ заслугамъ Церкви, оказаннымъ ею своему Отечеству, въ наиболѣе тяжкія времена исторической жизни послѣдняго.

Плодотворное нравственное вліяніе Церкви на нашу общественную и государственную жизнь и весь русскій бытъ продолжалось неизмѣнно до самыхъ послѣднихъ дней существованія національной Россіи, хотя мы и не замѣчали этого, какъ не замѣчаемъ воздуха, которымъ мы дышимъ. Во время войны, она, въ лицѣ своихъ служителей, благословлявшихъ воиновъ на бранный подвигъ, часто непосредственно дѣлившихъ съ ними всѣ тягости жизни на полѣ брани, приносившихъ благодатное утѣшеніе раненымъ, напутствовавшихъ умирающихъ — проявила такое же высокое мужество, какъ и человѣколюбіе. Она не отверглась, наконецъ, своего страждущаго народа и послѣ постигшей насъ катастрофы, когда онъ, развращенный антицерковной пропагандой большевиковъ, отвергся въ нѣкоторой своей части самъ отъ Церкви, подвергая ее гнуснымъ насмѣшкамъ и гоненіямъ.

Мы не знаемъ, что стало бы съ Русской землей, если бы въ сумеркахъ теперешней русской жизни тамъ погасъ свѣтъ Христовъ, исходящій отъ Церкви. Она превратилась бы въ Содомъ и Гоморру, и Русскій народъ могъ бы исчезнуть совсѣмъ съ лица земли. Но онъ по милости Божіей существуетъ, являя передъ всѣмъ міромъ силу своей вѣры и христіанскаго терпѣнія.

Сколько ни соблазняли его коммунисты призракомъ земного рая, онъ преодолѣлъ этотъ соблазнъ здравымъ смысломъ и велѣніемъ своей православной совѣсти.

Онъ понялъ, что соціализмъ обезличиваетъ человѣка и во имя мнимаго равенства, котораго нѣтъ въ природѣ вещей, убиваетъ царственную человѣческую свободу, безъ коей нѣтъ творчества, нѣтъ нравственной жизни и нѣтъ самаго человѣка. Будучи весь отъ земли и для земли, соціализмъ не совмѣстимъ съ христіанскимъ міровоззрѣніемъ и особенно чуждъ русской душѣ, которой Богъ далъ крылья, чтобы отъ земли устремляться къ небесамъ. Руcскій человѣкъ готовъ скорѣе умереть, чѣмъ пожертвовать своей безсмертной душой, превратившись въ животное, какъ того хотятъ носители безбожной совѣтской власти. Его сопротивленіе ихъ убійственному ученію и столь же убійственной власти неизбѣжно ведетъ къ мученичеству, и мы каждый день видимъ новыхъ страстотерпцевъ и исповѣдниковъ на Русской землѣ.

Слыша объ этомъ «терпѣніи святыхъ», соблюдающихъ заповѣди Божіи и вѣру въ Іисуса (Апок. 1, 12), мы не перестаемъ благодарить Бога за васъ, которые среди лютыхъ гоненій донынѣ сохранили цѣлымъ и невредимымъ драгоцѣнный залогъ, полученный нами отъ великаго просвѣтителя нашего св. равноапостольнаго князя Владиміра 950 лѣтъ тому назадъ.

Да будетъ благословенно ваше христіанское мужество, съ коимъ вы «исповѣдывали» ваше доброе православное «исповѣданіе» предъ многими «свидѣтелями» и предъ самими врагами Христовыми, подражая Христу Спасителю, «засвидѣтельствовавшему, — по слову Ап. Павла, предъ Понтіемъ Пилатомъ, — доброе исповѣданіе» (1 Тим. 6, 12-13).

Двадцать лѣтъ уже Русская земля объята кровавымъ мракомъ. По временамъ она озаряется для насъ зарницами надежды, а затѣмъ снова сгущается тьма, повергая многихъ малодушныхъ въ уныніе.

Томясь столько времени въ этомъ испытующемъ пламени и истаивая сердцемъ въ ожиданіи своего избавленія, вы невольно вопрошаете Управителя міра: «доколѣ Господи»?

Духъ вашъ смущается при видѣ того, что зло остается до сихъ поръ безнаказаннымъ, и нечестивые хулители и богоборцы продолжаютъ дерзостно бросать вызовъ вѣрующимъ, говоря: «гдѣ есть Богъ вашъ»?

Утѣшьтесь, дорогіе братья, Богъ къ вамъ и ко всѣмъ намъ теперь ближе, чѣмъ во время нашего прежняго благополучія, ибо въ своихъ скорбяхъ мы невольно взыскали Лица Его, и Онъ Самъ обрѣлъ насъ въ нашемъ смиреніи и уничиженіи. И «во благо будетъ намъ наша сильная горесть», какъ нѣкогда Езекіи (Ис. 38, 17). Съ другой стороны, «бываетъ и успѣхъ человѣка — ко злу, и находка въ потерю» (Сир. 29, 9). Сколько бы ни укрѣплялись и ни превозносились «наглые ругатели, поступающіе по собственнымъ похотямъ, судъ имъ готовъ и погибель ихъ не дремлетъ» (2 Петра, 2, 3; 3, 3). «Знаетъ Господь», поучаетъ насъ св. Ап. Петръ, «какъ избавлять благочестивыхъ отъ искушенія, и беззаконниковъ блюсти ко дню суда, для наказанія, а наипаче тѣхъ, которые идутъ вслѣдъ скверныхъ похотей плоти, презираютъ начальства, дерзкихъ, своевольныхъ, не страшащихся злословить высшихъ» (2 Петра, 2, 9-10). Если Всемогущій медлитъ возгремѣть надъ ихъ головами своимъ праведнымъ гнѣвомъ, то потому, что до времени щадитъ даже своихъ враговъ, оставляя имъ время для покаянія. Онъ хочетъ, чтобы и мы, испытанные огнемъ тяжкихъ искушеній, «предстали предъ Нимъ неоскверненными и непорочными въ мірѣ, какъ золото очищенное седьмерицею и чтобы тѣ, кто въ безуміи своемъ дерзаетъ бороться съ Нимъ, смирились предъ Его всемогуществомъ и пришли въ познаніе Истины»…

Но у Промыслителя міра на все положены Свои времена и сроки. Если Онъ видитъ, что беззаконникъ продолжаетъ упорствовать въ своемъ противленіи, злоупотребляя Его милосердіемъ, Онъ низлагаетъ и сокрушаетъ его Своею всемогущею силою, и нѣтъ на землѣ никого, кто могъ бы спасти нечестиваго отъ Его карающей десницы. «Посмотри, — говоритъ Св. Златоустъ, — сколь великое долготерпѣніе Божіе испыталъ на себѣ фараонъ и, наконецъ, какой казни подвергся за всѣ свои злодѣянія. Сколько преступленій учинилъ Навуходоносоръ, пока, наконецъ, ни понесъ казни за все». «Могуществу Божію свойственно не только открыто преодолѣвать враговъ, но и безъ затрудненія попускать имъ впадать въ заблужденіе». И мы видимъ, какъ они все глубже погрязаютъ въ пучинѣ заблужденій и какъ бы по наклонной плоскости катятся въ бездну, не будучи въ силахъ остановиться на пути своей погибели. Еще разъ оправдывается изреченіе Премудраго: «праведность ведетъ къ жизни, а стремящійся ко злу стремится къ своей смерти» (Притчи 11, 19). Тѣ, кто умѣютъ читать знаменія временъ, не могутъ не видѣть, что день торжества вѣчной правды приближается.

Падаетъ Вавилонъ, великая блудница, упоенная кровью святыхъ и яростнымъ виномъ блудодѣянія своего напоившая всѣ народы, и восплачутъ и возрыдаютъ о ней всѣ блудодѣйствовавшіе съ нею, но зато возрадуется праведникъ, увидѣвъ отмщеніе, когда «въ одинъ день придутъ на нее казни, плачъ, смерть и голодъ, ибо силенъ Господь, судящій ее» (Апок. 18, 2, 5, 9).

Въ ожиданіи грознаго небеснаго приговора надъ сынами беззаконія будемъ мужественны и тверды, какъ наковальня, по которой бьютъ, возложивъ свою надежду не на князи и сыны человѣческіе, но прежде всего на Единаго Царя вѣковъ, въ рукахъ котораго власть всей земли.

Мы не знаемъ, сколько дней суждено еще намъ проходить сквозь нынѣшній искусъ, но не будемъ завидовать счастливцамъ, безпечно пирующимъ въ дни нашихъ несчастій свой праздникъ жизни, ибо мы не вѣдаемъ, кому принадлежитъ завтрашній день, и кто будетъ радоваться послѣднимъ. Лучше быть въ домѣ плача, чѣмъ въ домѣ пира, такъ какъ въ таинственной глубинѣ страданій, какъ дитя въ утробѣ болящей матери, родится новая жизнь, ибо изъ глубинъ скорби видите небо.

Только бы намъ не ослабѣть въ нашей напряженной борьбѣ и довести ее до конца, ибо только претерпѣвый до конца вѣнчается побѣдой. Кто знаетъ пути Господни? Быть можетъ намъ, искушеннымъ по всяческимъ, дано будетъ одухотворить нынѣшнюю культуру, осоливъ ее евангельской солью и явить міру столь вождѣленное для всѣхъ царство мира, любви, и правды на землѣ, о которомъ издавна вздыхала и молилась Русь, и котораго такъ жаждетъ все современное человѣчество.

Не напрасно всѣ ждутъ съ нетерпѣніемъ воскресенія Россіи: ея мѣсто останется незанятымъ въ семьѣ народовъ, послѣдніе чувствуютъ ея отсутствіе, которое нарушаетъ не только политическое, но и нравственное равновѣсіе во всемъ мірѣ. Это еще болѣе должно одушевить насъ въ нынѣшней борьбѣ за скорѣйшее возрожденіе нашей Родины; наша брань не есть, однако, брань въ плоти и крови: это есть борьба, происходящая въ нѣдрахъ народнаго духа, гдѣ начинается и оканчивается всякая революція — борьба за русскую православную душу, отмѣченную особенною божественною печатью: ее то и стремятся стерѣть безбожные большевики, чтобы отпечатать на русскомъ человѣкѣ свой образъ и свое подобіе, столь чуждые нашему исконному православно-національному облику.

Никакая брань не бываетъ безъ жертвъ: надо дать кровь, чтобы получить духъ. Но мы не будемъ одиноки въ этой борьбѣ: съ нами будутъ споборать всѣ древніе начальники и строители Русской земли и особенно «твердый адамантъ и непоколебимый столпъ» — святитель Гермогенъ и его достойные сподвижники, крѣпко стоявшіе за вѣру и домъ Пречистой въ первую смуту. Отъ ихъ проницательнаго взора не могло укрыться, что именно вѣра православная есть подлинная душа русскаго народа, источникъ его жизненной силы и крѣпости; если онъ потеряетъ это драгоцѣнное сокровище, то потеряетъ все, а если сохранить ее, то ему приложится и царство земное и все остальное, необходимое для устроенія его земного благополучія… Какой бы ревностью воспламенились всѣ эти крѣпкіе стоятели за Св. Русь теперь, при видѣ новаго страшнаго разоренія Отечества? Если бы они увидѣли повсюду разрушеніе храмовъ, оскверненіе святынь, множество епископовъ, священниковъ, иноковъ и христіанскаго народа умерщвленныхъ лютою смертію, мерзость запустѣнія, водворившуюся въ самомъ священномъ Кремлѣ, гдѣ раздаются нынѣ уже не латинское пѣніе, а проповѣдь открытаго безбожія, распространяемая оттуда по всему свѣту, они разтерзали бы ризы своя, посыпали пепломъ главу и, обращаясь къ намъ, грозно спросили бы насъ, какъ спрашивали своихъ современниковъ: «или вамъ, православные христіане, все это нипочемъ?»

Еще громче вопіетъ къ намъ кровь нашихъ мучениковъ, возглавленныхъ Царемъ-Страстотерпцемъ и священномучениковъ, въ числѣ коихъ стоятъ приснопамятные митропол. Владиміръ, Веніаминъ и другіе архипастыри, явившіе себя истинными свидѣтелями Христовыми.

Жертва, принесенная ими, была бы неоправданной, если бы мы не продолжали ихъ великаго подвига, подъятаго за родную землю. Ничто не вредитъ намъ болѣе на такомъ пути, чѣмъ пагубная страсть къ раздорамъ и раздѣленіямъ: это подлинно нашъ великій національный недугъ, въ которомъ, однако, мы не можемъ винить никого, кромѣ самихъ себя… Настало время преодолѣть эту болѣзнь, пробудиться отъ сна и, осѣнивъ себя крестнымъ знаменіемъ, начать великое и святое дѣло возсозданія разрушеннаго Отечества чрезъ возстановленіе нашего тѣснаго духовнаго единенія между собою… Церковь была искони Собирательницей Русской земли и русскаго народнаго духа. Она остается таковой и до сего дня. Нашъ Соборъ въ составѣ епископовъ, клира и мірянъ, стекшихся на него, не взирая на всѣ трудности передвиженія для русскихъ изгнанниковъ, подлинно со всѣхъ сторонъ вселенной, явился торжествомъ такого церковно-народного объединенія вокругъ ея вѣчнаго знаменія — св. Креста.

Господь благословилъ наше Соборное дѣланіе, увѣнчавъ его полнымъ миромъ, единомысліемъ и давъ намъ высокое утѣшеніе ощутить себя, какъ единъ духъ и едино тѣло, какъ призванныхъ въ единомъ упованіи нашего званія.

Бережно храня въ своей душѣ это благоуханіе духа соборности, которымъ неоднократно спасалась Русь въ минувшіе вѣка, мы хотѣли бы естественно распространить его и далѣе, мы желали бы, чтобы онъ дохнулъ въ самой толщѣ народной на Русской землѣ. Это и побуждаетъ насъ обратиться къ вамъ, дорогіе братья, несущіе свой тяжелый крестъ въ предѣлахъ нашего Отечества, чтобы «совѣтывать» съ вами объ общемъ дѣлѣ спасенія Отчизны, какъ это дѣлали русскіе люди встарь въ трудный минуты своей исторической жизни и сказать вамъ отъ сердца къ сердцу: мы едино съ вами. Мы чада одной и той же Матери — Русской Православной Церкви, дѣти одного и того же великаго русскаго народа. Наше сердце болѣзнуетъ вмѣстѣ съ вами о разореніи Русской земли, ставшей снова «без-государственной», какъ триста лѣтъ тому назадъ, о затменіи здраваго народнаго разума, помраченіи народной совѣсти, о шатаніи умовъ и порожденныхъ имъ печальныхъ раздѣленіяхъ среди русскихъ людей, о томъ, что многіе изъ нихъ «измалодушествовались» подъ вліяніемъ безвластія, общаго паденія нравовъ и разрушенія русскаго православнаго быта. Уже двадцать лѣтъ длится смута въ Россіи; цѣлое поколѣніе родилось и выросло въ грозѣ и бурѣ революціи, обвѣянное ея разлагающимъ и отравляющимъ дыханіемъ, и у него уже нѣтъ живого ощущенія родной исторіи, оно не чувствуетъ ея былого величія и красоты; ему не дороги ея священныя завѣты и преданія, которыми наша Родина жива была въ теченіе минувшихъ вѣковъ. Время уноситъ послѣднихъ дѣятелей и свидѣтелей нашего славнаго прошлаго, носителей историческаго русскаго національнаго духа.

Митрополитъ Анастасій на паперти Иверской часовни въ Бѣлградѣ.

Горе намъ, если порвутся послѣднія нити, связующія насъ съ древней Русью святаго Владиміра. Кто будетъ въ силахъ возстановить ихъ потомъ? Возникаетъ новый народъ, оторванный отъ своихъ историческихъ корней. Онъ не устоитъ въ жизненной борьбѣ, не имѣя подъ собою твердыхъ, преемственныхъ, освященныхъ вѣками, устоевъ и будетъ сокрушенъ первымъ натискомъ бури, какъ зданіе, сооруженное на пескѣ.

Если мы подлинно ревнуемъ о благѣ Родной земли — о томъ, чтобы спасти ее и вмѣстѣ самихъ себя, если мы не хотимъ, чтобы нашъ народъ, имѣющій за собой тысячелѣтнюю исторію и все же еще юный духомъ и тѣломъ, умеръ второю, т. е. духовной смертью, мы должны возникнуть изъ своего нравственнаго разслабленія, побѣдить въ себѣ духъ унынія, любоначалія и празднословія, и, собравши воедино наши помыслы, чувства и желанія, стать мужественно и непоколебимо на защиту не столько внѣшняго, сколько внутренняго духовнаго достоянія Россіи.

Мы переживаемъ поистинѣ огненное время, когда добро и зло, духъ истины и духъ заблужденія, царство Христово и владычество князя вѣка сего, вступили въ страшную непримиримую борьбу между собою, требуя и отъ всѣхъ насъ яснаго и твердаго православно-національнаго самоопредѣленія, не допускающаго сомнѣнія и колебанія въ разныя стороны, ибо «человѣкъ съ двоящимися мыслями неустойчивъ во всѣхъ путяхъ своихъ» (Іак. 1, 8).

«Огнь пришелъ Я низвести на землю, — сказалъ Христосъ Господь, — и какъ желалъ бы, чтобы онъ уже возгорѣлся» (Лук. 12, 49).

О, если бы этотъ священный огонь, огонь христианской ревности, вѣры, любви и патріотической жертвенности, дѣйствительно возгорѣлся въ нашихъ сердцахъ: онъ попалилъ бы тернія суеты и раздоровъ, ослабляющіе наши силы, просвѣтилъ нашъ умъ, очистилъ сердца, закалилъ и укрѣпилъ волю и спаялъ бы насъ въ одинъ мощный организмъ, предъ коимъ не устоятъ никакія вражія силы.

И онъ уже воспламеняется нынѣ, по милости Божіей, какъ въ самой Россіи, такъ и въ странахъ нашего разсѣянія. Не будемъ же угашать его, но исполняясь духа и силы, соединимся въ дѣйственномъ подвигѣ на защиту Родной Церкви и спасенія Отечества и въ единодушной молитвѣ къ Тому, Кто одинъ силенъ благословить нашъ всенародный священный подвигъ полнымъ успѣхомъ.

Боже! Спаси Россію. Боже! Сохрани и укрѣпи ея страждущихъ сыновъ, въ самой силѣ своей вѣры и терпѣнія несущихъ Твое свидѣтельство міру. Боже, собери насъ всѣхъ въ лоно общей нашей Матери Церкви на Родной Святорусской землѣ, которую возстави, заступи, сохрани и помилуй Твоею благодатію.

* * *

Это Посланіе, проникнувъ въ Совѣтскую Россію, переписывалось и передавалось изъ рукъ въ руки въ лонѣ Катакомбной Церкви и имѣло огромное моральное вліяніе на всѣхъ истинно-православныхъ русскихъ людей, утѣшая и ободряя ихъ.

Запись опубликована в рубрике 100-летие Русской Зарубежной Церкви. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *