А. А. Соллогуб. Исторический Очерк о Русской
Православной Церкви Заграницей
(часть XI)

Сила Духовнаго Авторитета

(Критическій моментъ въ исторіи Русской Зарубежной Церкви)

По случаю 50-лѣтія пребыванія въ архіерейскомъ санѣ нашего Первосвятителя Митрополита Анастасія, мнѣ хочется вспомнить о, можетъ быть, самомъ отвѣтственномъ и критическомъ моментѣ исторіи нашей Русской Зарубежной Церкви — о лѣтѣ и осени 1945 года.

Кончена вторая міровая война. Германія — въ прахѣ и пыли. СССР — на верху славы и могущества, — побѣдителей вѣдь не судятъ. Западъ напуганъ и заискиваетъ. Европа, можно сказать, у ногъ болыневиковъ. Стоитъ тѣмъ захотѣть и въ нѣсколько недѣль захватъ Европы обезпеченъ. Однако, что то непонятное ихъ удерживаетъ. Но, всюду по Европѣ рыщутъ ихъ чекистскія ищейки, ликвидируютъ или похищаютъ болѣе видныхъ антикоммунистовъ (выдача Власова и Ліенцъ), а остальныхъ запугиваютъ и держатъ въ страхѣ и трепетѣ. Страшное время.

Русская Зарубежная Церковь переживаетъ грозный кризисъ. О Синодѣ много мѣсяцевъ не было никакихъ извѣстій. Въ то же время болыневицкіе агенты искусно распускали слухи, что Предсѣдатель Синода Митрополитъ Анастасій не то убитъ во время бомбардировокъ, не то увезенъ въ Москву, гдѣ призналъ совѣтскаго патріарха.

Многіе начинали вѣрить въ эволюцію совѣтской власти. Еще бы: маршалы, генералы, полковники, совсѣмъ какъ царскіе погоны, ордена Александра Невскаго, Суворова и Кутузова, наконецъ, по волѣ Сталина… «святѣйшій патріархъ всея Руси». Во внѣ — объединеніе всего славянскаго міра подъ эгидой Москвы. А эмигрантамъ якобы полная амнистія и призывы возвратиться на Родину, раскрывающую материнскія объятія своимъ заблудшимъ чадамъ. Есть отчего закружиться головѣ.

Въ русскихъ зарубежныхъ кругахъ смятеніе. Антикоммунисты попрятались и боятся выступать, за рѣдкими исключеніями. Смущеніе проникаетъ и въ русскіе церковные круги. Митрополитъ Евлогій первымъ признаетъ московскаго патріарха (въ который разъ?), уходитъ изъ греческой юрисдикціи, беретъ совѣтскій паспортъ и публично заявляетъ о своемъ намѣреніи возвратиться въ Россію. За нимъ, увы, слѣдуетъ нашъ парижскій митрополитъ Серафимъ, прежде рѣзко выступавшій противъ коммунистовъ. Ему совѣтскими агентами недвусмысленно дано было понять, что если онъ не признаетъ московскаго патріарха, то будетъ преданъ суду, какъ военный преступникъ и т. д.

Сдавшійся митрополитъ Серафимъ разсылаетъ подчиненнымъ и неподчиненнымъ ему церквамъ Зарубежья указы, съ извѣщеніемъ о своемъ подчиненіи Москвѣ и съ требованіемъ слѣдовать за нимъ и возносить на богослуженіяхъ имя совѣтскаго патріарха.

Въ Сѣв. Америкѣ митрополитъ Феофилъ также издаетъ указъ о поминовеніи патріарха. Подобное происходить въ Южной Америкѣ и на Дальнемъ Востокѣ.

Казалось Русской Зарубежной Церкви приходитъ конецъ.

Въ это время нашему малому Владиміровскому монашескому братству имени преп. Іова Почаевскаго удалось вырваться изъ Германіи и временно обосноваться въ Женевѣ. Уже подходя къ швейцарской границѣ, намъ посчастливилось получить извѣстіе, что митрополитъ Анастасій живъ и находится съ Курской Чудотворной Иконой въ городѣ Фюссенѣ. Мы не имѣли возможности, изъ-за отдаленности этого города отъ нашего пути, всѣмъ братствомъ заѣхать къ нашему Первосвятителю, но отправили къ нему одного нашего собрата на велосипедѣ съ письмомъ, что мы прорываемся въ Швейцарію, и съ пакетомъ продуктовъ, который, увы, по дорогѣ, украли у нашего гонца вмѣстѣ съ велосипедомъ. Тѣмъ не менѣе владыка наше письмо получилъ и узналъ, что мы живы и пробираемся въ Швейцарію, чтобы потомъ помочь и ему туда пробраться.

(На фото справа: Памятникъ русскимъ военноплѣннымъ, рабочимъ и бѣженцамъ, умершимъ во время 2-ой міровой войны (1941-1945 гг.) въ Германіи, сооруженный въ Лертѣ, возлѣ Гановера).
Какъ только мы прибыли въ Женеву, мы немедленно написали во всѣ церковные русскіе центры, что митрополитъ Анастасій живъ и находится въ Германіи. Это извѣстіе подбодрило и обрадовало многихъ. Въ частности, тогдашній начальникъ нашей Духовной Миссіи въ Палестинѣ архимандритъ Антоній (нынѣ архіепископъ) послѣ полученія этого радостнаго для него извѣстія, нашелъ въ себѣ силы дать отпоръ греческому іерусалимскому патріарху и прибывшему туда въ то время совѣтскому патріарху, требовавшимъ перейти въ юрисдикцію Москвы и сулившимъ ему за сіе титулъ митрополита.

Похожее произошло и въ Шанхаѣ, гдѣ большевицкіе агенты сумѣли убѣдить, что митрополитъ Анастасій въ Москвѣ и признали патріарха, вслѣдствіе чего въ Шанхаѣ начали поминать имя московскаго патріарха. Однако, послѣ полученія извѣстія о митрополитѣ Анастасіи изъ Женевы, все постепенно возвратилось на круги своя.

Панихида въ Русскомъ лѣсу подъ Равенсбургомъ на могилахъ суворовскихъ чудо-богатырей, совершенная Митроп. Серафимомъ въ 1948 году.

Совмѣстно съ о. Леонтіемъ (нынѣ епископомъ), настоятелемъ Женевской церкви мы начали усиленно хлопотать о визѣ для митрополита Анастасія въ Швейцарію. Это было очень нелегко устроить, но, съ Божіей помощью, всѣ преграды были преодолѣны, и за два дня до Крестовоздвиженія 1945 г. владыка митрополитъ вмѣстѣ съ Курской Чудотворной Иконой прибылъ въ Женеву, прямо къ престольному празднику мѣстной нашей церкви, къ нашей общей великой радости.

Немедленно имъ были разосланы телеграммы и письма всѣмъ преосвященнымъ нашей Зарубежной Церкви съ извѣщеніемъ, что Архіерейскій Синодъ существуетъ и находится въ Германіи, что къ нему примкнули іерархи Украинской Автономной Церкви во главѣ съ архіепископомъ Пантелеимономъ, и Бѣлорусской Церкви, во главѣ съ Митрополитомъ Пантелеимономъ, что Синодъ не нашелъ возможнымъ признать законными сов. патріарха, а потому не можетъ быть рѣчи о подчиненіи ему и о возношеніи его имени на богослуженіяхъ. Все это отрезвляюще подѣйствовало на многихъ.

Почти шесть мѣсяцевъ прожилъ митрополитъ Анастасій въ Женевѣ, откуда было легко и удобно сноситься со всѣмъ свободнымъ міромъ, чего нельзя было тогда сдѣлать изъ Германіи. Все это время было имъ полностью употреблено на консолидацію позицій Русской Зарубежной Церкви, въ чемъ ему усердно помогало наше монашеское братство, выдѣлившее изъ своего состава секретарскій аппаратъ.

Такъ, можно сказать, одинъ человѣкъ, по человѣческому разсужденію — слабый и безпомощный старецъ, пріѣхавшій въ Женеву почти безъ копѣйки денегъ, не имѣя никакой поддержки со стороны сильныхъ міра сего, находившійся подъ постоянной угрозой выселенія изъ Швейцаріи и даже физическаго уничтоженія заграничными чекистами, только силой своего великаго духовнаго авторитета за короткое время возсоздалъ Русскую Зарубежную Церковь и разрушилъ козни московской патріархіи, пользовавшейся поддержкой могущественнаго заграничнаго аппарата совѣтской власти, въ лицѣ ея дипломатическихъ представителей и всякихъ подпольныхъ агентовъ.

Поистинѣ здѣсь подтвердились слова Священнаго Писанія: «Сила Божія въ немощи совершается», и нашъ великій Авва Владыка Митрополитъ Анастасій можетъ съ дерзновеніемъ воскликнуть вмѣстѣ съ апостоломъ Павломъ: «Все могу о укрѣпляющемъ меня Христѣ» (Фил. 4 гл. 13 ст.)

Епископъ Серафимъ

Новая Коренная Пустынь.

1956 г.

Запись опубликована в рубрике 100-летие Русской Зарубежной Церкви. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *