А. А. Соллогуб. Исторический Очерк о Русской
Православной Церкви Заграницей
(часть XII)

Путь Русской Зарубежной Церкви

Если численно сравнить Русскую Православную Церковь Заграницей съ другими Церквами, она можетъ показаться не столь значительной, хотя число ея епископовъ и вѣрующихъ превышаетъ число ихъ въ нѣкоторыхъ автокефальныхъ Церквахъ. Однако, въ Православной Церкви языкъ цыфръ имѣетъ далеко не рѣшающее значеніе. Исповѣдники подлиннаго Православія на землѣ нерѣдко бывали въ меньшинствѣ.

Св. Максимъ Исповѣдникъ готовъ былъ даже въ одиночествѣ представлять Православіе и въ отвѣтъ на доводы, что ересь принята де всѣми Церквами дерзновенно и смѣло отвѣтилъ: «Если и вся вселенная причастится (съ еретиками), то я одинъ не причащусь».

Итакъ, если мы хотимъ найти мѣсто Русской Православной Церкви Заграницей въ церковной исторіи послѣднихъ десятилѣтій, то мы должны искать его не въ ея внѣшнихъ успѣхахъ, богатствѣ или силѣ, а въ тѣхъ идеалахъ и той истинѣ, который ею исповѣдуются.

Мы живемъ въ особую эпоху, когда рядъ вопросовъ или возниікаетъ совершенно по новому или же проникаетъ извнѣ, изъ міра еретическихъ исповѣданій въ область жизни Православныхъ Церквей, вдругъ создавая для нихъ новыя проблемы. Возникаютъ таковыя и вслѣдствіе разныхъ политическихъ событій новѣйшей исторіи.

Появленіе внѣ предѣловъ Россіи большого числа русскихъ людей со своей іерархіей и клиромъ въ 1920 г. сначала представляло для православнаго міра какъ будто только каноническую проблему. Она была разрѣшена любовію разныхъ Помѣстныхъ Церквей, на основаніи 39 правила Шестого Всел. Собора. Православное сознаніе, соединенное съ любовью, часто безъ особыхъ постановленій признавало существованіе русскихъ общинъ со своимъ іерархическимъ управленіемъ на территоріи другихъ автокефальныхъ Церквей, чему въ значительной мѣрѣ способствовалъ авторитетъ Митрополита Кіевскаго Антонія. Это право стало оспариваться нѣкоторыми только позднѣе, въ связи съ возникавшими въ православномъ мірѣ спорными вопросами и интригами коммунистической Москвы.

На Зарубежную Церковь легла миссія сохраненія въ изгнаніи вѣрности Русской Церкви, русскаго православнаго духа и русской церковной православной культуры. Эта миссія выполнялась и выполняется въ ежедневной жизни нашихъ монастырей и приходовъ, нашими школами и заботой о сохраненіи русскаго быта насколько это возможно въ иностранной средѣ.

Однако, теченіе общей церковной жизни во всемъ мірѣ не могло не коснуться и Зарубежной Церкви. Она не могла оставаться изолированной отъ другихъ Церквей съ ихъ обще-церковными задачами и искушеніями.

Послѣ 1-ой Міровой Войны въ Константинополѣ возникло модернистское теченіе, отчасти сродное обновленчеству въ Россіи. Вскорѣ возникло по иниціативѣ Вселенскаго Патріарха и экуменическое движеніе съ его явно протестантскимъ характеромъ.

Созванное въ 1923 г. Патріархомъ Мелетіемъ въ Константинополѣ Совѣщаніе Православныхъ Церквей тоже оказалось подъ вліяніемъ круговъ, ищущихъ реформаціи Церкви въ духѣ обновленчества. На Совѣщаніи противъ этого выступилъ, почти безъ поддержки другихъ, представитель Русской Зарубежной Церкви Архіепископъ, впослѣдствіи Митрополитъ Анастасій. Обращенія Митрополита Антонія къ Восточнымъ Патріархамъ противъ обновленчества и намѣчавшихся реформъ нашли блатолріятный отклиікъ у Восточныхъ Патріарховъ. Можно сказать, что въ большой мѣрѣ протесты Митрополита Антонія остановили тогда возникшее въ Константинополѣ реформатское движеніе. Однако, это было достигнуто цѣной порчи отношеній со Вселенской Патріархіей, приведшей въ томъ же году къ вынужденному оставленію Константинополя Архіепископомъ Анастасіемъ.

Русская Зарубежная Церковь существуетъ уже 46 лѣтъ и все это время она шла все тѣмъ же путемъ строгаго храненія Православія. Отдѣлившіяся отъ нея части колебались, многократно мѣняли свой курсъ, а она при трехъ возглавителяхъ, двухъ почившихъ и нынѣ здравствующемъ, остается неизмѣнно вѣрной тѣмъ же началамъ какія бы трудности при этомъ для нея ни возникали.

Она искала и ищетъ объединенія всего церковнаго зарубежья, ибо дѣло спасенія душъ и сохраненія церковности легче въ единеніи всѣхъ, чѣмъ при обособленіи отдѣльныхъ частей. Нѣкоторымъ силамъ это было нежелательно и самый принципъ этого единства былъ провозглашенъ ими какъ проявленіе властолюбія «карловчанъ». Раздѣленіе по разнымъ поводамъ примѣнялось и примѣняется теперь съ явнымъ ущербомъ для интересовъ Церкви, какъ мѣстныхъ, такъ и общихъ. Оно отвлекаетъ живыя силы отъ созидательной работы къ внутренней юрисдикціонной борьбѣ.

Вмѣстѣ съ тѣмъ раздѣленіе, конечно, значительно отражается на силѣ и вліяніи голоса Зарубежной Церкви, возвышаемаго въ защиту гонимой вѣры на Родинѣ. Если за этими раздѣленіями стояли темныя силы, а не только человѣческія слабости, то въ этомъ и заключалась ихъ цѣль.

Жизнь показала, насколько правиленъ былъ путь Митрополитовъ Антонія и Анастасія и какъ вѣрна была ихъ оцѣнка всего происходящая. Искавшіе компромиссовъ съ Москвой и увѣрявшіе, что мы въ слишкомъ черныхъ краскахъ представляемъ міру образъ Московской Патріархіи должны умолкнуть предъ лицомъ документовъ, опубликованныхъ въ недавнее время. Нѣтъ сомнѣнія, что исторія по достоинству оцѣнитъ значеніе проницательности и никогда неумолкавшая голоса нашихъ Первоіерарховъ, разоблачавшихъ ложь пропаганды о якобы свободѣ угнетаемой безбожной властью Церкви и обличавшихъ іерарховъ, которые по разнымъ причинамъ отдали себя на служеніе этой лжи.

Но Московскій соблазнъ еще не исчерпываетъ область нынѣшней идеологической борьбы, ибо никогда въ исторіи еще не было такого натиска на истину, какъ теперь.

Мы называемъ это натискомъ на истину, потому что современность отличается именно прямымъ отрицаніемъ самаго существованія безусловной истины. Теперь все представляется относительнымъ и общей цѣлью человѣчества выставляется объединеніе разномыслящихъ съ сохраненіемъ ихъ разномыслія. Вмѣсто исповѣданія единой истины ищутъ какую-то долю минимальной истины, которая была бы общей для всѣхъ. Чѣмъ шире распространяется это движеніе, тѣмъ больше съуживается область того, что всѣми участниками его признается необходимой для ихъ объединенія истиной. Если ранѣе признаніе всѣхъ христіанскихъ исповѣданій въ той или иной мѣрѣ исполненными заблужденій являлось характерной особенностью только протестантизма, то теперь черезъ разныя конференціи и т. н. «діалоги» втягиваются въ то же внѣшне объединительное движеніе и католики, многіе православные, а въ какой то мѣрѣ даже іудеи.

Внѣ этого движенія остается наша Русская Зарубежная Церковь, которая сохраняетъ вѣру въ то, что Господь основалъ единую Церковь, что только эта Церковь сохраняетъ вѣру апостольскую и что въ этой вѣрѣ заключается безусловная, полная истина, не мѣняющаяся въ зависимости отъ тѣхъ или иныхъ модныхъ умственныхъ теченій міра сего, ведущихъ къ апостасіи и подготовляющихъ міръ къ религіозному принятію Антихриста.

Насаждаемое такими настроеніями равнодушие къ истинѣ расчистило дорогу и къ тому, чтобы за внѣшнимъ фасадомъ Православія оставались незамѣченными элементы отступничества въ Московской Патріархіи. Но тѣ, кто замѣчаетъ это и тѣ, кому дорого подлинное Православіе со всѣхъ сторонъ тянутся къ нашей Зарубежной Церкви, которая т. о. невольно становится идеологическимъ центромъ и для не русскихъ ревнителей вѣры.

Протопресвитеръ Георгій Граббе.

Запись опубликована в рубрике 100-летие Русской Зарубежной Церкви. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *