А. А. Соллогуб. Исторический Очерк о Русской
Православной Церкви Заграницей
(часть XVIII)

Памяти Митрополита Анаcтасія

Блаженнѣйшій Митрополитъ Анастасій родился въ семьѣ приходскаго священника о. Алексія Грибановскаго, 6-го августа 1873 года. Отлично окончилъ въ Тамбовѣ Духовное Училище и Духовную Семинарію, послѣ чего поступилъ въ Московскую Духовную Академію.

Почти черезъ годъ послѣ окончанія семинаріи, онъ принялъ постригъ съ именемъ Анастасія и 23-го апрѣля 1898 г. былъ рукоположенъ въ санъ іеродіакона, а вскорѣ послѣ этого — въ санъ іеромонаха. Черезъ короткое время ректоръ Московской Духовной Академіи, архимандритъ Арсеній (Стадницкій), пригласилъ его на должность помощника инспектора.

Особенно оцѣнилъ іеремонаха Анастасія Владыка Владиміръ (Богоявленскій), вступившій на кафедру московскую въ 1898 году. Онъ былъ вскорѣ назначенъ инспекторомъ Вифанской Духовной Семинаріи, въ июлѣ же 1901 года, съ возведеніемъ въ санъ архимандрита, — ректоромъ Московской Духовной Семинаріи. Единомышленно съ политически стойкимъ митрополитомъ Владиміромъ переживалъ архимандритъ Анастасій смутное время 1905-1906 годовъ. 29-го іюня 1906 г. архим. Анастасій былъ хиротонисанъ въ древнемъ Успенскомъ Соборѣ во епископа можайскаго, викарія московскаго митрополита. Обширное поле дѣятельности открылось для новаго епископа. Владыка Анастасій на всю жизнь сумѣлъ сочетать строгое монашеское житіе съ церковно-общественной работой.

Вскорѣ вся Москва узнала епископа Анастасія. Дорогъ онъ былъ богобоязненному народу, которому такъ много давалъ своими уставными богослуженіями, совершавшимися съ такимъ благоговѣніемъ во многочисленныхъ храмахъ Первопрестольной. Большое впечатлѣніе производили его содержательный и образныя проповѣди.

Владыка принималъ весьма дѣятельное участіе въ празднованіяхъ знаменательныхъ событій: 100-лѣтія Отечественной войны и трехсотлѣтія царственнаго служенія Дома Романовыхъ. По его почину въ 1912 году было совершено молебствіе, въ присутствіи Государя и Его Семьи, не въ храмѣ, а на особомъ помостѣ, воздвигнутомъ на Красной площади. Въ Филяхъ, у Кутузовской избы, въ присутствіи тысячъ учащихся со знаменами, Владыка Анастасій служилъ 23-го августа молебенъ въ сoслуженіи 40 законоучителей среднихъ учебныхъ заведеній.

До этого, въ 1903 году, Владыка сослужилъ митрополиту Владиміру въ Успенскомъ соборѣ на утрени Великой Субботы. Государь, пріѣзжавшій съ Семьею говѣть въ Первопрестольной, молился ночью въ храмѣ съ Государыней и Великими Княжнами.

Императоръ Николай Второй тогда уже зналъ о дѣятельности Владыки Анастасія отъ вел. кн. Елисаветы Федоровны.

Въ маѣ 1914 года Владыка Анастасій былъ назначенъ епископомъ Холмскимъ и Люблинскимъ. Вскорѣ началась война. Въ Холмѣ обосновалась ставка главнокомандующаго юго-зап. фронтомъ ген.-адъютанта Н. И. Иванова, извѣстнаго своею религіозностью.

Владыка былъ и въ Самборѣ и подъ Перемышлемъ. Вспоминалъ онъ, какъ былъ около церкви обстрѣлянъ артиллеріей австрійцевъ. Онъ былъ награжденъ орденомъ св. Владиміра 2-ой ст. и орденомъ св. Александра Невскаго съ мечами. Яркимъ словомъ привѣтствовалъ онъ Государя въ Люблинѣ.

Блаж. Митрополитъ Анастасій, въ день прославленія Св. Прав. о. Іоанна Крошнтадтскаго.

Свойственные Владыкѣ спокойствіе и дѣловой опытъ были проявлены во время эвакуаціи, начавшейся въ половинѣ 1915 г.

Помощникъ варшавскаго ген. губернатора, сенаторъ Д. Н. Любимовъ пишетъ въ своихъ воспоминанияхъ: «На шоссѣ между Люблиномъ и Холмомъ, ввиду огромнаго скопленія бѣженцевъ, слѣдовавшихъ со своимъ скарбомъ за отступавшими нашими войсками, происходило нѣчто невѣроятное… Съ большимъ трудомъ продвигаясь между толпами бѣженцевъ, я вдругъ увидѣлъ стоящаго среди толпы, опиравшагося на посохъ, православнаго епископа. Это оказался прибывшій изъ Холма преосвященный Анастасій. За нимъ была телѣжка съ хлѣбомъ и разными яствами, и преосвященный раздавалъ ихъ проходящимъ бѣженцамъ, благословляя ихъ. Выйдя изъ автомобиля, я подошелъ къ преосвященному подъ благословеніе и, представившись ему, сказалъ: «Здѣсь, владыка, по наведенной мною справкѣ, оказалось много православныхъ». На это преосвященный, съ усталой улыбкой, отвѣтилъ мнѣ запавшими въ душу словами: «Въ настоящую минуту вопросъ этотъ для меня не имѣетъ значенія, для меня здѣсь теперь всѣ братья, а какъ кто вѣруетъ — дѣло его совѣсти…»

Въ концѣ 1915 года Владыка былъ назначенъ епиокопомъ Кишиневскимъ и Хотинскимъ.

Владыка былъ дѣятельнымъ участникомъ Все-россійскаго Церковнаго Собора 1917-18 гг. Онъ былъ однимъ изъ тѣхъ іерарховъ, съ которыми вскорѣ сблизился тогдашній митрополитъ Московскій Тихонъ. Всецѣло поддерживалъ онъ мнѣніе архіепископа харьковскаго Антонія (Храповицкаго) о необходимости возстановленія патріаршества. 14-го октября 1917 года Владыка Анастасій, рѣшительно выступилъ противъ записки 32 противниковъ патріаршества.

Блаж. Митрополитъ Анастасій благословляетъ Иконой Короля Югославии Петра II.

Онъ закончилъ такъ свое выступленіе: «Церковь становится воинствующей, она должна защищаться не только отъ враговъ, но и отъ лже-братіи. А если это такъ, то Церкви нуженъ вождь». Онъ же былъ избранъ предсѣдателемъ комиссіи по выработкѣ порядка избранія патріарха и его настолованія. Ему пришлось вести переговоры съ комендантомъ Кремля, большевикомъ, для полученія разрѣшенія на совершеніе «торжественнаго настолованія въ Успенскомъ Соборѣ».

Въ концѣ литургіи, совершенной 21-го ноября, архіепископъ Анастасій, во исполненіе возложеннаго на него порученія, произнесъ поученіе, поясняющее чинопослѣдованіе настолованія. Въ сказанномъ звучали и слѣдующія безстрашныя слова: «Кто изъ насъ безъ содроганія сердца можетъ взирать на это разрушеніе Кремля, нашего священнаго Сіона, знаменующаго собою не только разореніе всего нашего отечественнаго града, но и помраченіе русской православной совѣсти? Самые камни вопіютъ нынѣ о растлѣніи народнаго духа. Этотъ обезображенный Чудовъ монастырь, удѣлъ святителя Алексія; эта мерзость запустѣнія, водворившаяся на мѣстѣ святѣ въ патріаршей ризницѣ, этотъ древній Успенскій Соборъ, пронзенный оружіемъ въ самую главу, что это иное, какъ не символъ Россіи, окровавленной, поруганной, разтерзанной руками ее собственныхъ сыновъ. Къ этой-то смятенной, истекающей кровью православной Руси исходитъ нынѣ Святѣйшій Патріархъ, чтобы принять ее въ свое духовное водительство. Не побѣдными криками, не торжественнымъ «осанна», срѣтаетъ она нынѣ своего первостоятеля, а стонами и воплями его страждущей паствы, который онъ, какъ истинный первосвященникъ, долженъ собрать въ своемъ сердцѣ и представить предъ престоломъ Господа Вседержителя».

Послѣ настолованія и молебствія съ крестнымъ ходомъ внутри Кремля, Святѣйшій, по древнему обычаю, совершилъ объѣздъ Кремля. Онъ выѣхалъ изъ Кремля въ открытомъ экипажѣ, выбравъ спутниками своими архіепископовъ Анастасія и Пахомія черниговскаго, великаго молитвенника, слѣдовавшихъ за нимъ въ отдѣльной коляскѣ.

Блаж. Митрополитъ Анастасій на банкетѣ у Короля Югославіи Петра во время
Его пребыванія въ Нью Іоркѣ.

Владыка Анастасій избранъ былъ Соборомъ членомъ Священнаго Синода и Высшаго Церковнаго Совѣта.

Въ Бессарабію архіепископъ Анастасій не вернулся, отказавшись войти въ составъ румынской церкви. Началась гражданская война. Архіепископъ Анастасій установилъ на югѣ Россіи связь съ Высшимъ Церковнымъ Управленіемъ, возглавляемымъ митрополитомъ Антоніемъ и выѣхалъ по его указанію въ Константинополь для управленія тамъ православными русскими общинами. Благостность Владыки, его богослуженія, проповѣди, спокойствіе были такъ дороги тамошней бѣженской массѣ. Тѣсную связь онъ поддерживалъ съ генераломъ барономъ П. Н. Врангелемъ и генераломъ А. П. Кутеповымъ. При образованіи Русскаго Комитета онъ былъ избранъ его предсѣдателемъ.

Требованіе Константинопольскаго патріарха, предъявленное архіепископу Анастасію о прекращеніи поминанія Патріарха Тихона, какъ и прекращеніи связи съ Заграничнымъ Синодомъ, чему Владыка, конечно, отказался повиноваться, заставило его покинуть Турцію.

Владыка былъ виднымъ участникомъ перваго Заграничнаго Церковнаго Собора 1921 года съ участіемъ клира и мірянъ. Онъ участвовалъ въ засѣданіяхъ Архіерейскихъ Соборовъ, происходившихъ періодически въ Сремскихъ Карловцахъ. Состоялъ онъ и членомъ Архіерейскаго Синода.

Въ 1921 году Владыка былъ въ Святой Землѣ и на Афонѣ, знакомясь съ положеніемъ тамошнихъ обителей и съ 1924 года, въ теченіи десяти лѣтъ наблюдалъ въ Палестинѣ надъ дѣлами Русской Духовной Миссіи.

Архіепископу Анастасію поручено было Архіерейскимъ Соборомъ убѣдить митрополита Евлогія вернуться въ Зарубежную Церковь, для чего онъ пріѣзжалъ въ 1926 году въ Парижъ. Видѣлъ я тогда владыку непосредственно послѣ завершительной бесѣды его съ митроп. Евлогіемъ. Владыка вынесъ безнадежное впечатлѣніе. Митрополитъ Евлогій одно время заколебался, но тѣ, кому расколъ былъ нуженъ, сумѣли настроить его иначе. Былъ владыка и участникомъ совѣщанія, созваннаго въ 1935 году сербскимъ патріархомъ Варнавой, вѣрнымъ другомъ подлинной Россіи, въ Сремскихъ Карловцахъ для возстановленія прежняго единства Зарубежной Церкви.

Усилившееся болѣзненное состояніе митрополита Антонія побудило его въ 1935 году передать исполненіе своихъ обязанностей архіепискому Анастасію. Владыка возведенъ былъ въ санъ митрополита. По этому поводу Блаженнѣйшій Антоній писалъ: «Кандидатомъ въ митрополиты онъ былъ провозглашенъ отъ лица всего Архіерейскаго Собора нашего еще три года назадъ и ему по чину было пропѣто многолѣтіе всѣми присутствующими іерархами. Впрочемъ и тогда онъ не далъ рѣшительного согласія воспринять это высокое званіе до тѣхъ поръ, пока Святѣйшій Сербскій Патріархъ Варнава настойчиво ни предложилъ ему вмѣстѣ со всѣми русскими іерархами. Тогда только Владыка Анастасій принялъ изъ его патріаршихъ рукъ бѣлый клобукъ при пѣніи всѣми «аксіосъ».

Въ 1936 году митрополитъ Антоній преставился. Владыка Анастасій былъ единодушно избранъ Предсѣдателемъ Архіерейскихъ Собора и Синода.

Подъ предсѣдательствомъ митрополита Анастасія состоялся въ 1938 году, тщательно имъ подготовленный, второй Зарубежный Церковный Соборъ, съ участіемъ епископовъ, клира и мірянъ. Владыка съ исключительнымъ умѣніемъ провелъ работу Собора, проявляя твердость въ главномъ и смягчая нѣкоторыя расхожденія.

На фото справа: Блаж. Митрополитъ Анастасій, какъ Почетный Предсѣдатель Объединенія Русскихъ Юристовъ въ Америкѣ им. прис. пов. К. Н. Николаева, выступаетъ на общемъ собраніи членовъ Объединенія. Слѣва — Арх. Никонъ, почетный членъ Объединенія (самъ по образованію также и юристъ); справа — Предсѣдатель Объединенія прис. пов. К. Н. Николаевъ.

До начала Собора митрополитъ совершилъ поѣздку въ Берлинъ для освященія кафедральнаго собора, воздвигавшагося по почину архіепископа Тихона (Лященко). Въ 1940 году осенью митрополитъ посѣтилъ обитель преп. Іова, тогдашнее средоточіе просвѣтительной и миссіонерской работы Зарубежной Церкви, иноки которой, послѣ второй міровой войны, сосредоточились въ Св. Троицкомъ монастырѣ въ Джорданвиллѣ.

Когда вспоминается русскій Бѣлградъ до войны, то понимаешь, какимъ яркимъ средоточіемъ его духовной, патріотической и умственной жизни былъ митрополитъ Анастасій. Къ нему шли со своими радостями и горестями, ему повѣряли свои думы, у него искали отвѣта и поддержки.

Трогательно тянулось къ нему молодое поколѣніе всѣхъ возрастовъ, которое чутко воспринимало большую любовь Владыки къ юнымъ побѣгамъ Зарубежья. Митрополитъ часто посѣщалъ въ Бѣлградѣ учебныя заведенія, присутствуя не только на урокахъ Закона Божія. Не забывалъ онъ женскій институтъ и кадетскій корпусъ въ Бѣлой Церкви.

Вторая міровая война, захватившая и Югославію, потомъ занятую нѣмцами, прервала связь митрополита со многими епархіями. Созрѣлъ у него планъ переѣзда въ нейтральную Швейцарію для управленія оттуда Церковью. Какъ выяснилось потомъ, письмо по этому поводу попало въ руки германской политической полиціи, усмотрѣвшей, повидимому, въ этомъ что-то подозрительное. Въ день объявленія Германіей войны СССР у Владыки былъ произведенъ обыскъ и онъ подвергся домашнему аресту. На слѣдующій день, по ознакомленію съ забраннымъ матеріаломъ и допросу на квартирѣ, бумаги были возвращены и Владыка объявленъ свободнымъ

Будучи непримиримымъ въ отношеніи коммунистической совѣтской власти, Владыка благословлялъ тѣхъ, кто боролся съ нею. Полную поддержку его въ Югославіи встрѣтилъ Русскій Охранный Корпусъ. Поддержалъ Владыка и начинаніе генерала Власова, съ которымъ лично видѣлся въ Карлсбадѣ, гдѣ онъ проживалъ, когда, вмѣстѣ съ основной массой русскихъ, долженъ былъ покинуть Югославію, съ приближеніемъ красныхъ.

Молебенъ въ день праздника Кубанскаго Казачьяго Войска, совершенный Блаж. Митрополитомъ Анастасіемъ въ Митрополичьемъ Соборѣ въ 1960 г.

Послѣ Карлсбада Владыка пробылъ нѣкоторое время въ Фюссенѣ и Мюнхенѣ, а затѣмъ семь мѣсяцевъ въ Женевѣ. Осуществился его первый планъ. Оттуда онъ смогъ установить легче всего связи съ епархіями въ разныхъ странахъ. Большое огорченіе доставили ему нѣкоторыя отпаденія отъ церковнаго единства.

Волна бѣженства донесла въ Германію и Австрію огромную новую паству съ архіереями, священниками и мірянами. Возвратившись къ Пасхѣ 1946 года въ Мюнхенъ, онъ вскорѣ созвалъ Соборъ зарубежныхъ епископовъ, въ которомъ приняли участіе и епископы автономныхъ церквей украинской и бѣлорусской, на одинаковыхъ правахъ съ представителями другихъ округовъ. Дважды посѣщалъ митрополитъ Зальцбургъ, откуда, въ послѣдній свой пріѣздъ, ѣздилъ въ Келлербергъ.

Блаж. Митрополитъ Анастасій на 20-лѣтнемъ юбилеѣ газеты «Россія». Владыка бесѣдуетъ съ редакторомъ-издателемъ газеты Н. П. Рыбаковымѣ. Слѣва — кн. С. С. Бѣлосельскій-Бѣлозерскій.

Осенью 1950 года Владыка переѣхалъ въ Соединенные Штаты, имѣя пребываніе сначала въ Новой Коренной пустынѣ, а потомъ въ Нью Іоркѣ. Вскорѣ по пріѣздѣ онъ освятилъ храмъ въ Св. Троицкой обители и возглавилъ происходившій тамъ Архіерейскій Соборъ. Подъ его предсѣдательствомъ происходили Соборы въ 1953, 1956, 1959 и 1962 годахъ. Въ маѣ 1964 года имъ былъ открыть Соборъ, въ началѣ котораго онъ просилъ, из-за немощи своей, избрать новаго Первоіерарха.

На фото слева: Блаж. Митрополитъ Анастасій на синодальной дѣтской елкѣ среди дѣтей и ихъ родителей.

Промыслу Божію было угодно, чтобы въ теченіи послѣднихъ 29 лѣтъ, часто полныхъ тревогъ и испытаній, Зарубежную каноническую Русскую Церковь возглавлялъ митрополитъ Анастасій, непоколебимо вѣрный подлинному Православію и исторической Россіи, которую онъ будучи архипастыремъ зналъ во всемъ ея царственномъ величіи и славѣ. Вознося 68 лѣтъ, какъ священнослужитель, горячія молитвы передъ Престоломъ Всевышняго, Владыка Анастасій былъ единственнымъ изъ остававшихся въ живыхъ архіереевъ къ благословляющей десницѣ котораго припадалъ смиренно Помазанникъ Божій, Царь-Мученикъ, Императоръ Николай Второй, свѣтлую память о Которомъ съ такой любовью хранилъ всегда Митрополитъ Анастасій.

Н. Тальбергъ.

Завѣщаніе

Блаженнѣйшаго Митрополита Анастасія

Обозрѣвая мой долгій жизненный путь, съ благоговѣніемъ преклоняюсь передъ неисповѣдимыми, благими и премудрыми путями Божественнаго Промысла, призвавшаго меня въ этотъ міръ 84 года тому назадъ въ свѣтлый день Преображенія Господня и хранившаго меня подъ Своимъ покровомъ даже до сего дня.

Смерть, рано похитившая всѣхъ братьевъ и старшихъ сестеръ моихъ въ дѣтскомъ возрастѣ, угрожала и мнѣ вмѣстѣ съ ними, но Господь сохранилъ мнѣ жизнь среди многихъ дѣтскихъ болѣзней, черезъ который я прошелъ вмѣстѣ съ ними.

Опасности для моей жизни угрожали мнѣ неоднократно и въ послѣдующіе годы, но рука Божія, бодрствовавшая надо мною, отстраняла ихъ или предупреждала незримо для меня самого.

Исповѣдаюсь Господу за всѣ Его милости, явленный мнѣ въ дни моего странствованія на землѣ — за то что Онъ послалъ мнѣ добрыхъ, разсудительныхъ и любящихъ родителей, ничего не жалѣвшихъ для моего образованія, глубокоодаренныхъ, нравственно чуткихъ преподавателей и воспитателей, оказывавшихъ мнѣ большое вниманіе и любовь, когда я былъ на школьной скамьѣ, и добрыхъ, вѣрныхъ и благородныхъ друзей среди школьныхъ товарищей, въ общеніи съ которыми какъ бы раскрывалась и расширялась моя душа. Я могу упрекнуть ихъ, какъ и многихъ другихъ близкихъ мнѣ людей только за то, что они переоцѣнили мои силы и способности, возлагая на меня преувеличенныя надежды, которыхъ я не могъ оправдать.

Благодарю Господа, вразумившаго меня и давшаго мнѣ рано познать суету міра сего. Моя душа съ юности часто тосковала въ этомъ мірѣ и я нерѣдко оставался одинокимъ среди «юношей безумныхъ», съ упоеніемъ предававшихся жизненнымъ наслажденіямъ.

Будучи 15 лѣтъ отъ роду, я особенно глубоко почувствовалъ ничтожество всего земного, сталъ уклоняться отъ людей, сдѣлался задумчивъ и охладѣлъ не только ко всѣмъ радостямъ жизни, но и къ самой жизни, считая что все ничтожно передъ вѣчностью. Мои родители, учителя и воспитатели, относившіеся ко мнѣ съ болшимъ сочувствіемъ, не могли понять моего душевнаго состоянія и оставались въ тяжеломъ недоумѣніи.

По общему совѣту я былъ взятъ временно изъ II-го класса семинаріи и жилъ нѣсколько мѣсяцевъ въ домѣ родителей, проводя время въ постоянныхъ размышленіяхъ, въ чтеніи поучительныхъ духовныхъ книгъ и посѣщеніи богослуженій. Родители мои были очень удивлены узнавъ, что я готовъ былъ оставить школу и уйти въ монастырь. Имъ стоило большого труда убѣдить меня отказаться отъ такого рѣшенія и отложить исполненіе его до болѣе зрѣлаго возраста.

Я принялъ монашество уже по окончаніи курса Московской Духовной Академіи въ 1898 году въ Тамбовскомъ Казанскомъ монастырѣ.

Отходя отъ этого міра, смиренно испрашиваю прощеніе у всѣхъ, кого имѣлъ несчастіе огорчить, кого либо словомъ или дѣломъ или осудивъ въ мысляхъ своихъ въ теченіи всей моей жизни и взаимно отъ сердца прощаю всѣхъ, кто въ чемъ либо погрѣшилъ предо мною.

Всѣмъ, кто сдѣлалъ мнѣ какое либо добро или кто только восхотѣлъ и намѣревался это сдѣлать, но не осуществилъ своего намѣренія по независящимъ отъ него причинамъ, да воздастъ Господь седмерицею въ Своемъ блаженномъ Небесномъ Царствіи.

Прошу и молю всѣхъ присныхъ мнѣ лицъ, особенно моихъ собратіевъ архіереевъ и благочестныхъ іереевъ и иноковъ творить обо мнѣ память въ своихъ молитвахъ, да проститъ Господь мнѣ всѣ прегрѣшенія моя вольная и невольная и да не лишитъ меня грѣшнаго части со избранными своими.

Дорогимъ моимъ братьямъ сопастырямъ и сослужителямъ во Христѣ завѣщаю непоколебимо стоять на камнѣ Святого и спасительнаго Православія, свято хранить апостольское преданіе, блюсти братское единеніе, миръ и любовь между собою и оказывать тому, кому Богъ укажетъ послѣ меня вести корабль Зарубежной Церкви, такое довѣріе и творить такое же послушаніе взаимной любви, какое они всегда оказывали моему смиренію.

Краеугольнымъ камнемъ для ихъ взаимныхъ отношеній да послужитъ 34 апостольское правило, гдѣ такъ глубоко и ясно выраженъ духъ соборнаго управленія въ Церкви.

Что касается Московской Патріархіи и ея іерарховъ, то посколько они находятся въ тѣсномъ, дѣятельномъ и доброжелательномъ союзѣ съ совѣтской властью, открыто исповѣдающей свое полное безбожіе и стремящейся насадить атеизмъ во всемъ русскомъ народѣ, то съ ними Зарубежная Церковь, храня свою чистоту, не должна имѣть никакого каноническаго, молитвеннаго и даже простого бытового общенія, предоставляя въ то же время каждаго изъ нихъ окончательному суду Собора будущей свободной Русской Церкви.

Богу нашему слава во вѣки вѣковъ.

Смиренный Митрополитъ Анастасій.

Блаж. Митрополитъ Анастасій на смертномъ одрѣ въ Синодальномъ Соборѣ.

Панихида у тѣла Блаж. Митрополита Анастасія.

Пoслѣдняя литія въ Св.-Троицкомъ монастырѣ въ Джорданвиллѣ — мѣстѣ погребенія Блаженнѣйшаго Митрополита Анастасія.

Запись опубликована в рубрике 100-летие Русской Зарубежной Церкви. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *