А. А. Соллогуб. Исторический Очерк о Русской Православной Церкви Заграницей (часть VII)

28 іюля/10 августа 1936 г. скончался Глава Соборной Зарубежной Церкви Блаженнѣйшій Митрополитъ Антоній.

Митрополитъ Анастасій былъ единодушно избранъ Главой Русской Православной Церкви и Ея Первоіерархомъ — Предсѣдателемъ Архіерейскихъ Собора и Синода.

Владыка Анастасій былъ возведенъ Архіерейскимъ Соборомъ въ санъ митрополита еще при жизни Блаж. Митр. Антонія и болѣе чѣмъ за годъ до кончины Блаженнѣйшаго Митрополита Антонія, въ связи съ болѣзненнымъ состояніемъ послѣдняго, принялъ отъ него руководство Зарубежной Церковью.

За полтора года до своей кончины, 2/15 января 1935 г. Владыка Митрополитъ Антоній сдѣлалъ докладъ Архіерейскому Синоду о желательности созыва Второго Всезарубежнаго Собора, съ участіемъ клира и мірянъ.

Въ этомъ докладѣ Митрополитъ Антоній писалъ:

«Условія въ которыхъ существуетъ за рубежомъ наша Церковь, не имѣющая никакой поддержки отъ государственной власти и растущая въ очень значительной мѣрѣ благодаря работѣ благочестивыхъ прихожанъ, дѣлаютъ необходимымъ привлеченіе представителей паствы къ ближайшему участію не только въ приходскихъ, но и общественныхъ дѣлахъ. Такое участіе ихъ на Соборахъ въ Москвѣ, Ставрополѣ, а затѣмъ въ Сремскихъ Карловцахъ въ 1921 г. во многихъ отношеніяхъ несомнѣнно было очень полезно. Намъ іерархамъ весьма важно отъ представителей паствы узнавать о ея духовныхъ и прочихъ нуждахъ, а съ другой стороны, мѣропріятія, выработанный съ участіемъ клира и мірянъ, могутъ быть основаны на болѣе всестороннемъ и подробномъ обсуждении.

Само собой разумѣется, что, говоря о такой пользѣ участія клира и мірянъ въ Соборной работѣ, мы отнюдь не имѣемъ въ виду осуществленія какой то церковно-демократической программы. Іерархическій надзоръ и право, или точнѣе — обязанность епиcкоповъ произносить рѣшающее слово, должны, въ соотвѣтствіи со св. канонами и практикой послѣднихъ Русскихъ Соборовъ, оставаться незыблемыми. Впрочемъ надо съ удовлетвореніемъ отмѣтить, что до сихъ поръ на нашихъ Соборахъ — какъ разъ міряне особенно ревностно оберегали сохраненіе полноты каноническихъ правъ за іерархіей. За рубежомъ имѣлъ мѣсто только одинъ Соборъ съ участіемъ клира и мірянъ. Проэктъ созыва второго такого Собора остался неосуществленнымъ по различнымъ причинамъ, одной изъ которыхъ можно считать возникшую церковную смуту. Смягченіе церковнаго раздѣленія, происшедшее за послѣднее время, даетъ основаніе сказать, что послѣдняя причина, если не исчезла, то во всякомъ случаѣ не можетъ почитаться достаточной для дальнѣйшаго откладыванія Собора, который, если окажется не въ силахъ привести къ единству, все-таки важенъ для Зарубежной Русской Церкви, объединенной вокругъ Архіерейскаго Собора и Синода. Не надо забывать, что Первый Всезаграничный Церковный Соборъ, имѣвшій мѣсто въ Сремскихъ Карловцахъ въ 1921 г., хотя и подвергается различнымъ укоризнамъ, все-таки много способствовалъ укрѣпленію организаціи Зарубежной Церкви. Равнымъ образомъ нельзя не отмѣтить благого значенія епархіальныхъ собраній въ нѣкоторыхъ нашихъ епархіяхъ, какъ напримѣръ Харбинской. Все это даетъ намъ основаніе ожидать, что созывъ теперь Всезаграничнаго Собора способствовалъ бы сплоченію Зарубежной Церкви, укрѣпленію ея организаціи и упорядоченію ея имущественнаго положенія. Но не менѣе, если не болѣе, важной задачей для Собора будетъ указаніе Православному Русскому Зарубежью путей духовнаго возрожденія и просвѣщенія эмиграціи, обсужденіе и выработка мѣръ борьбы съ сектантствомъ, противоцерковными теченіями за рубежомъ, и, наконецъ, насколько это возможно, лѣченіе ранъ, нанесенныхъ душамъ церковной смутой. Для этой цѣли я радостно привѣтствовалъ бы участіе на Соборѣ представителей русскихъ церковныхъ организацій, не находящихся нынѣ съ нами въ полномъ единеніи, при условіи, конечно, что онѣ выразятъ готовность принять къ исполненію постановленія, который будутъ вынесены Соборомъ съ равноправнымъ участіемъ ихъ представителей. Мы неоднократно приглашали къ возстановленію единства отошедшихъ отъ насъ іерарховъ; думается, что новое приглашеніе ихъ и представителей ихъ паствы къ Соборному сотрудничеству могло бы послужить дѣлѵ церковнаго объединенія».

Въ заключеніе своего доклада Митрополитъ Антоній предложилъ создать при Архіерейскомъ Синодѣ Предсоборную Комиссію, подъ предсѣдательствомъ Архіепископа Анастасія, каковая и была образована. Соборъ предполагалось созвать въ 1936 г., но, въ связи съ кончиной Митрополита Антонія, былъ отсроченъ и созванъ только въ 1938 году.

Въ «Наказѣ» этому Собору указывалось, чтобы Соборъ дѣйствовалъ на основаніи слова Божія, священныхъ каноновъ и законоположеній Русской Православной Церкви, поскольку эти законоположенія примѣнимы къ условіямъ современной церковной жизни Зарубежной Церкви; Соборъ созывается на территоріи Сербской Православной Церкви, подъ покровительствомъ святѣйшаго Патріарха Сербскаго, который является Почетнымъ Предсѣдателемъ Собора; Епископы, члены Собора, образуютъ Совѣщаніе Епископовъ, которому принадлежитъ рѣшающій голосъ по всѣмъ постановленіямъ Собора; въ силу каноновъ, всѣ рѣшенія общаго собранія Собора подлежать утвержденію Совѣщанія Епископовъ и получаютъ силу только по подписаніи ихъ послѣдними; Предсѣдателемъ Совѣщанія Епископовъ является Первоіерархъ Русской Православной Церкви Заграницей — Предсѣдатель Архіерейскаго Синода.

Предсоборное Собраніе подъ предсѣдательствомъ Блаж. Митрополита Антонія. Крайній справа за столомъ Н. П. Рклицкій — нынѣ (1968) Архіепископъ Вашингтонскій и Флоридскій Никонъ.

На Второмъ Всезаграничномъ Соборѣ Русской Православной Церкви Заграницей участвовали іерархи: Митрополитъ Анастасій — Предсѣдатель Архіерейскаго Синода, Архіепископъ Серафимъ — управляющій Русскими Православными церквами въ Зап. Европѣ, Архіепископъ Гермогенъ — членъ Архіерейскаго Синода, Архіепископъ Мелетій — Архіепископъ Харбинскій и Манчжурскій, Архіепископъ Феофанъ — Секретарь Архіерейскаго Синода, Архіепископъ Виталій — Восточно-Американскій и Джерзейситскій, Архіепископъ Богучарскій Серафимъ — управляющій Русскими Православными общинами въ Болгаріи, Архіепископъ Неcторъ — Камчатскій и Петропавловскiй, Архіепископъ Тихонь — Предсѣдатель ученаго комитета при Архіер. Синодѣ, Епископъ Серафимъ — Германскій, Епископъ Іоаннъ — Ур-мійскій, Епископъ Веніаминъ — Вестъ-Вирджинcкій и Питтсбургскій, Епископъ Іоаннъ — Шанхайскій.

Кромѣ этихъ іерарховъ, членами Собора были еще 26 пастырей и 58 мірянъ.

Передъ открытіемъ Собора, 1/14 августа, была отслужена панихида по Митрополитѣ Антоніи и Патріархѣ Варнавѣ, послѣ которой всѣ Члены Собора направились къ памятнику Русскихъ воиновъ, стоящему напротивъ Иверской Церкви, гдѣ была отслужена заупокойная литія объ упокоеніи Царя-Мученика Императора Николая II и Его Августѣйшей Семьи, и вождяхъ и воинахъ на полѣ брани и въ смутѣ, за Вѣру, Царя и Отечество убіенныхъ.

Соборъ продолжался съ 1/14 по 11/24 августа 1938 г., труды котораго были изданы отдѣльнымъ томомъ. Въ заключеніе Соборъ обратился съ двумя Посланіями: къ Русскому Народу въ Отечествѣ страждущему и къ Русской паствѣ въ разсѣяніи сущей.

Посланіе къ Русскому народу въ Отечествѣ страждущему

«Промыслу Божію угодно было тяжкій крестъ возложить на рамена русскаго народа и никто изъ насъ не избавленъ отъ искушеній. Если вамъ указанъ жребій страдать на землѣ нашихъ отцовъ, то намъ суждено ѣсть хлѣбъ болѣзни въ чужихъ странахъ на путяхъ нашего изгнанія. Далекія пространства, удаляющія насъ отъ нашей Родины, не отдалили отъ нея нашего сердца. Связанные узами неразрывной братской любви, какъ и общими, постигшими насъ скорбями и болѣзнями со всѣми вами, мы всегда носимъ въ своемъ сердцѣ нашу распятую Матерь Россію. Преклоняясь предъ ея страстотерпческимъ подвигомъ, мы лобызаемъ ея язвы, зная, что она за всѣхъ насъ приноситъ свою великую искупительную жертву.

2-ой Всезарубежный Соборъ.

Отъ настоящаго ея униженія мы невольно обращаемся къ нашему славному историческому прошлому; изъ сравненія одного и другого мы видимъ всю тяжесть постигшаго насъ наказанія Божіяго.

Господь далъ намъ въ обладаніе прекрасную землю, распространилъ ее до предѣловъ моря, умножилъ и благословилъ нашъ народъ, одарилъ его разнообразными талантами и прежде всего — добротою и широтою сердца; на самой зарѣ нашей сознательной жизни просвѣтилъ его святымъ крещеніемъ, увѣнчалъ, какъ діадемою, святымъ Православіемъ; подъ сѣнью послѣдняго увеличилась и окрѣпла наша держава. Русскій народъ сталъ однимъ изъ славнѣйшіихъ и могущественнѣйшихъ на землѣ. «Всѣ внимали ему и ожидали и безмолвствовали при свѣтѣ его» (Іовъ, 29, 21-22). Ему указано было стать главнымъ защитникомъ Православной Церкви во всемъ мірѣ, покровителемъ всѣхъ слабыхъ и угнетенныхъ, утвержденіемъ порядка, мира и правды на землѣ.

Но вотъ, Вседержитель дохнулъ на него гнѣвомъ Своимъ, низвергъ его съ высоты на землю, и онъ лежитъ нынѣ поверженный во прахъ, «пресыщенный», подобно Іову, «униженіемъ и горестями» (Іовъ, 1, 18). Во гнѣвѣ Своемъ Господь «отвергъ царя и священника» (Пр. 11, 6) и не пощадилъ самого «святилища Своего», предавъ въ руки враговъ наши cв. храмы и другія святыни. Язычники пришли въ наслѣдіе Божіе, осквернили храмъ Святой Его, Іерусалимъ — превратили въ развалины, трупы рабовъ Божіихъ отдали въ снѣденіе птицамъ небеcнымъ и пролили кровь ихъ какъ воду «Мы сдѣлались посмѣшищемъ у сосѣдей нашихъ, поруганіемъ у окружающихъ насъ» (Пс. 78, 1-4). Враги наши «свищутъ и скрежещутъ зубами, говоря: поглотили мы его, только этого дня и ждали мы, дождались, увидѣли» (Пс. 14, 16).

И при всемъ этомъ «не отвратился еще гнѣвъ Его отъ насъ и рука Его высока» (Пс. 9, 22). За что же постигла нашу землю столь тяжелая небесная кара?

«За недостатокъ вѣдѣнія» — oтвѣчаетъ намъ ветхозавѣтный пророкъ (Ос. 4, 6).

2-ой Всезарубежный Церковный Соборъ съ участіемъ клира и мірянъ въ Сремскихъ Карловцахъ въ 1938 году, подъ предсѣдательствомъ Митрополита Анастасія.

За то, что мы легкомысленно сѣяли вѣтеръ, забывая, что изъ него родится буря; за то, что сами колебали храмину, въ которой жили цѣлое тысячелѣтіе, не думая о томъ, что она можетъ похоронить насъ подъ своими развалинами, за то, что «мы глубоко упали и развратились» (Ос. 10, 9), забывъ то высшее призваніе, какое указалъ намъ Богъ и не устояли въ истинѣ и правдѣ жизни, которая была открыта намъ яснѣе, чѣмъ какому либо другому народу на землѣ. За сіе послалъ намъ Господь «дѣйствіе заблужденія, чтобы мы повѣрили лжи» (II Сол. 10, 12), и Русскій народъ дѣйствительно повѣрилъ ей, прельстившись обманчивыми мечтами о земномъ раѣ, обѣщанномъ ему коммунистами. Послѣ двадцатилѣтняго владычества большевиковъ нынѣ уже весь міръ знаетъ всѣ мнимыя блага этого рая: послѣдній сталъ притчею во языцѣхъ. Рай, изъ котораго слышится лязгъ цѣпей, гдѣ милліоны людей томятся въ узахъ, въ темницахъ, въ концентраціонныхъ лагеряхъ — этихъ расширенныхъ тюрьмахъ, наполненныхъ такимъ количествомъ лицъ, разнаго званія и возраста, что они почти не поддаются исчисленію; рай, гдѣ множество другихъ изнемогаетъ подъ бременемъ непосильныхъ египетскихъ работъ, проклиная насильственный трудъ, лишенный радости и творчества; рай, гдѣ цвѣтущая, текущая млекомъ и медомъ страна превратилась въ пустыню, гдѣ холодъ и голодъ стали обычными спутниками жизни; рай, гдѣ потоками льется невинная кровь, откуда несутся вопли, стоны и скрежетъ зубовъ; рай, гдѣ всѣ обречены на равенство нищеты и безправія, и гдѣ вмѣсто братства, царитъ звѣриная злоба и ненависть; рай, въ которомъ никто не довѣряетъ другъ другу, ни одинъ человѣкъ не чувствуетъ себя въ безопасности, будь онъ въ городѣ или въ деревнѣ и даже въ собственной семьѣ, гдѣ развращенныя дѣти предаютъ часто собственныхъ родителей; рай, гдѣ внѣшнія достиженія технической культуры только оттѣняютъ внутреннюю пустоту и безсмысленность общей жизни, гдѣ давно увяла радость, и самые праздники правратились въ плачъ и сѣтованіе; рай, гдѣ скована самая мысль, гдѣ насилуется религіозная совѣсть, осквернена и поругана всякая святыня, и черезъ то отнято у людей послѣдне утѣшеніе, какое у нихъ осталось; рай, гдѣ брошенныя безпризорныя дѣти бродятъ по улицамъ большихъ городовъ, какъ въ пустынѣ, отравленныя ядомъ всѣхъ пороковъ и преступленій и вырывая, какъ звѣри, изъ чужихъ рукъ хлѣбъ чтобы не умереть съ голоду; рай, откуда духъ безбожія, вражды, ненависти, лжи и всякаго духовнаго растлѣнія распространяется по всем міру; рай, соприкосновенія съ которымъ боятся всѣ народы, считая его очагомъ разлагающей нравственной заразы; рай, обитатели котораго, подобно Іову, должны проклинать день своего рожденія и стремятся убѣжать изъ него при первой возможности, какъ изъ огня, или тюрьмы; рай, гдѣ множество юныхъ прекрасныхъ жизней пресѣкается самоубійствомъ, внушеннымъ безысходнымъ отчаяніемъ, — этотъ рай поистинѣ достоинъ наименованія ада, и онъ не можетъ быть ничѣмъ инымъ, ибо созданъ безъ Бога и даже противъ Бога. Онъ воздвигнутъ на костяхъ 30 милліоновъ лучшихъ русскихъ людей, составляющихъ цвѣтъ нашего народа. Міръ еще не видѣлъ такихъ человѣческихъ гекатомбъ, вознесенныхъ на алтарь отвлеченной фанатической доктрины, явно доказавшей свою несостоятельность.

Когда въ 1847 году вышелъ «Коммунистичеcкій Манифестъ», составленный Марксомъ и Энгельсомъ и притязавшій на то, чтобы стать новымъ Евангеліемъ для человѣчества, онъ увлекъ за собою многихъ энтузіазмомъ вложенной въ него вѣры въ скорое преображеніе міра, въ наступленіе истиннаго «царства свободы», въ которомъ не будетъ эксплоатаціи и угнетенія бѣдныхъ труженниковъ со стороны жестоко-сердыхъ богачей, гдѣ осуществлена будетъ полная гармонія личности и общества, гдѣ какимъ то образомъ произойдетъ обновленіе самого освобожденнаго человѣка, который станетъ не только самодовлѣющимъ, но и совершеннымъ, гдѣ народы раcкуютъ свои мечи на орала и копья свои на серпы, чтобы навсегда забыть кровопролитныя войны, гдѣ не будетъ существовать болѣе разныхъ общественныхъ классовъ и даже самого государства. Осуществленіе этихъ подлинно почти религіозныхъ пророческихъ обѣтованій возлагается на пролетаріатъ, коему Карлъ Марксъ придаетъ максимальное значеніе. Романтизмъ, идеализмъ и матеріализмъ, предчувствія и гаданія вѣры и научный раціонализмъ, утопическая революціонность и приспособленіе къ существующими условіямъ политической и соціальной жизни, съ цѣлью ихъ постепеннаго улучшенія обычными эволюціоннымъ путемъ, миръ и благоволеніе среди человѣковъ и классовая злоба и ненависть—все это странными образомъ сочеталось въ марксизмѣ. Потребовалось много времени, чтобы эти противорѣчія вскрылись со всею очевидностью, и нынѣ онъ, несомнѣнно переживаетъ глубокій кризисъ. Изъ среды убѣжденныхъ и авторитетныхъ соціалистовъ раздаются голоса, осуждающіе его, какъ и цѣлостное міровоззрѣніе, покоящееся на чисто матеріалистической основѣ и дышащее духомъ злобы и разрушенія… Сами большевики, наученные своимъ горькими опытомъ, поняли, что пафосъ разрушенія не есть пафосъ созиданія. Исповѣдуя вѣрность завѣтамъ своего учителя Маркса въ теоріи, они постоянно отступаютъ отъ него на практикѣ, вынужденные дѣлать уступки законамъ природы, требованіямъ жизни и вѣчнымъ запросами человѣческаго духа.

(На фото справа: Президіумъ 2-го Всезарубежнаго Церковнаго Собора.)

Между тѣмъ, Евангеліе, какъ слово Живаго Бога, пребываетъ во вѣкъ, не боясь испытанія времени. Христосъ были и остается сосредоточіемъ міровой исторіи и вмѣстѣ вѣчнымъ и Единственными Наставникомъ человѣчества.

Всматриваясь въ ходъ исторіи, мы видимъ, что вокругъ Его Имени и Его ученія идетъ вся эта напряженная борьба, выражающаяся въ кровопролитныхъ войнахъ, разнаго рода кризисахъ и революціонныхъ движеніяхъ. Для однихъ Онъ служитъ краеугольными камнемъ всей ихъ жизни, для другихъ камнемъ преткновенія и соблазна. Люди иногда отходятъ отъ Него по малодушію или легкомыслію и снова возвращаются со слезами раскаянія, ибо сознаютъ, что нѣтъ другого имени подъ небесами, которое могло бы принести съ собой спасеніе и жизнь человѣчеству. Христосъ донынѣ «побѣждаетъ, царствуетъ и повелѣваетъ», какъ говорили древніе христіане. Только при свѣтѣ Его ученія можно найти безболѣзненное разрѣшеніе всѣхъ столь важныхъ и трудныхъ нынѣ соціальныхъ вопросовъ, волнующихъ современное общество. Только христіанство снимаетъ проклятіе съ труда, дѣлая его радостнымъ и свободнымъ творческимъ подвигомъ человѣка.

Только оно организуетъ человѣческое общество, устанавливая миръ, порядокъ и согласіе въ его нѣдрахъ.

Нельзя чисто раціональнымъ путемъ уравновѣсить интересы отдѣльныхъ людей и разныхъ классовъ общества, какъ и скрѣпить общее братство путемъ бичей или скорпіоновъ, къ чему обыкновенно прибѣгаютъ большевики въ своихъ коммунистическихъ опытахъ.

Любовь есть тотъ цементъ, который прочно связываетъ людей между собою, превращая человѣческое общество въ одинъ стройный организмъ. Эту благодатную силу любви и принесъ съ Собой на землю Божественный Искупитель, распространивъ ее на всѣхъ людей — ближнихъ и дальнихъ, добрыхъ и злыхъ, праведныхъ и неправедныхъ. Онъ положилъ ее какъ драгоцѣнный залогъ, въ благодатную сокровищницу Церкви, откуда могутъ почерпать ее въ изобиліи для себя, какъ отдѣльныя лица, такъ и все человѣческое общество. Она одна создаетъ для всѣхъ истинное равенство и братство во Христѣ. Въ своей безумной борьбѣ противъ Христа коммунисты «злословятъ то, чего не разумѣютъ», и еще чаще сознательно искажаютъ истину. Они клевещутъ на Церковь, говоря, что она покровительствуетъ богатымъ и остается равнодушной къ судьбѣ бѣдныхъ трудящихся классовъ. Церковь не можетъ учить ничему иному, кромѣ того, чему училъ Самъ Ея Божественный Основатель и словомъ и примѣромъ Своей жизни…

Что касается Русской Церкви, то она съ первыхъ дней христіанства на Руси стала Матерью Русскаго народа, собрала его въ одинъ организмъ, освѣтила и укрѣпила его государственность, одухотворила и умягчила законодательство, оплодотворила всю культуру, сдѣлалась печальницей за всѣхъ униженныхъ и обездоленныхъ, питательницей алчущихъ, покровительницей вдовъ, сирыхъ, больныхъ, слабыхъ, для которыхъ устраивала больницы, богадѣльни, пріюты и другія учрежденія милосердія, въ дни же великихъ національныхъ бѣдствій она становилась главною и часто единственной водительницею и спасительницею своего народа, въ которой онъ почерпалъ нравственную силу для своего духовнаго обновленія и для укрѣпленія своей государственной мощи. Всѣ наши лучшіе историки отдаютъ дань должнаго уважейія великимъ заслугамъ Церкви, оказаннымъ ею своему Отечеству, въ наиболѣе тяжкія времена исторической жизни послѣдняго.

Плодотворное нравственное вліяніе Церкви на нашу общественную и государственную жизнь и весь русскій бытъ продолжалось неизмѣнно до самыхъ послѣднихъ дней существованія національной Россіи, хотя мы и не замѣчали этого, какъ не замѣчаемъ воздуха, которымъ мы дышимъ. Во время войны, она, въ лицѣ своихъ служителей, благословлявшихъ воиновъ на бранный подвигъ, часто непосредственно дѣлившихъ съ ними всѣ тягости жизни на полѣ брани, приносившихъ благодатное утѣшеніе раненымъ, напутствовавшихъ умирающихъ — проявила такое же высокое мужество, какъ и человѣколюбіе. Она не отверглась, наконецъ, своего страждущаго народа и послѣ постигшей насъ катастрофы, когда онъ, развращенный антицерковной пропагандой большевиковъ, отвергся въ нѣкоторой своей части самъ отъ Церкви, подвергая ее гнуснымъ насмѣшкамъ и гоненіямъ.

Мы не знаемъ, что стало бы съ Русской землей, если бы въ сумеркахъ теперешней русской жизни тамъ погасъ свѣтъ Христовъ, исходящій отъ Церкви. Она превратилась бы въ Содомъ и Гоморру, и Русскій народъ могъ бы исчезнуть совсѣмъ съ лица земли. Но онъ по милости Божіей существуетъ, являя передъ всѣмъ міромъ силу своей вѣры и христіанскаго терпѣнія.

Сколько ни соблазняли его коммунисты призракомъ земного рая, онъ преодолѣлъ этотъ соблазнъ здравымъ смысломъ и велѣніемъ своей православной совѣсти.

Онъ понялъ, что соціализмъ обезличиваетъ человѣка и во имя мнимаго равенства, котораго нѣтъ въ природѣ вещей, убиваетъ царственную человѣческую свободу, безъ коей нѣтъ творчества, нѣтъ нравственной жизни и нѣтъ самаго человѣка. Будучи весь отъ земли и для земли, соціализмъ не совмѣстимъ съ христіанскимъ міровоззрѣніемъ и особенно чуждъ русской душѣ, которой Богъ далъ крылья, чтобы отъ земли устремляться къ небесамъ. Руcскій человѣкъ готовъ скорѣе умереть, чѣмъ пожертвовать своей безсмертной душой, превратившись въ животное, какъ того хотятъ носители безбожной совѣтской власти. Его сопротивленіе ихъ убійственному ученію и столь же убійственной власти неизбѣжно ведетъ къ мученичеству, и мы каждый день видимъ новыхъ страстотерпцевъ и исповѣдниковъ на Русской землѣ.

Слыша объ этомъ «терпѣніи святыхъ», соблюдающихъ заповѣди Божіи и вѣру въ Іисуса (Апок. 1, 12), мы не перестаемъ благодарить Бога за васъ, которые среди лютыхъ гоненій донынѣ сохранили цѣлымъ и невредимымъ драгоцѣнный залогъ, полученный нами отъ великаго просвѣтителя нашего св. равноапостольнаго князя Владиміра 950 лѣтъ тому назадъ.

Да будетъ благословенно ваше христіанское мужество, съ коимъ вы «исповѣдывали» ваше доброе православное «исповѣданіе» предъ многими «свидѣтелями» и предъ самими врагами Христовыми, подражая Христу Спасителю, «засвидѣтельствовавшему, — по слову Ап. Павла, предъ Понтіемъ Пилатомъ, — доброе исповѣданіе» (1 Тим. 6, 12-13).

Двадцать лѣтъ уже Русская земля объята кровавымъ мракомъ. По временамъ она озаряется для насъ зарницами надежды, а затѣмъ снова сгущается тьма, повергая многихъ малодушныхъ въ уныніе.

Томясь столько времени въ этомъ испытующемъ пламени и истаивая сердцемъ въ ожиданіи своего избавленія, вы невольно вопрошаете Управителя міра: «доколѣ Господи»?

Духъ вашъ смущается при видѣ того, что зло остается до сихъ поръ безнаказаннымъ, и нечестивые хулители и богоборцы продолжаютъ дерзостно бросать вызовъ вѣрующимъ, говоря: «гдѣ есть Богъ вашъ»?

Утѣшьтесь, дорогіе братья, Богъ къ вамъ и ко всѣмъ намъ теперь ближе, чѣмъ во время нашего прежняго благополучія, ибо въ своихъ скорбяхъ мы невольно взыскали Лица Его, и Онъ Самъ обрѣлъ насъ въ нашемъ смиреніи и уничиженіи. И «во благо будетъ намъ наша сильная горесть», какъ нѣкогда Езекіи (Ис. 38, 17). Съ другой стороны, «бываетъ и успѣхъ человѣка — ко злу, и находка въ потерю» (Сир. 29, 9). Сколько бы ни укрѣплялись и ни превозносились «наглые ругатели, поступающіе по собственнымъ похотямъ, судъ имъ готовъ и погибель ихъ не дремлетъ» (2 Петра, 2, 3; 3, 3). «Знаетъ Господь», поучаетъ насъ св. Ап. Петръ, «какъ избавлять благочестивыхъ отъ искушенія, и беззаконниковъ блюсти ко дню суда, для наказанія, а наипаче тѣхъ, которые идутъ вслѣдъ скверныхъ похотей плоти, презираютъ начальства, дерзкихъ, своевольныхъ, не страшащихся злословить высшихъ» (2 Петра, 2, 9-10). Если Всемогущій медлитъ возгремѣть надъ ихъ головами своимъ праведнымъ гнѣвомъ, то потому, что до времени щадитъ даже своихъ враговъ, оставляя имъ время для покаянія. Онъ хочетъ, чтобы и мы, испытанные огнемъ тяжкихъ искушеній, «предстали предъ Нимъ неоскверненными и непорочными въ мірѣ, какъ золото очищенное седьмерицею и чтобы тѣ, кто въ безуміи своемъ дерзаетъ бороться съ Нимъ, смирились предъ Его всемогуществомъ и пришли въ познаніе Истины»…

Но у Промыслителя міра на все положены Свои времена и сроки. Если Онъ видитъ, что беззаконникъ продолжаетъ упорствовать въ своемъ противленіи, злоупотребляя Его милосердіемъ, Онъ низлагаетъ и сокрушаетъ его Своею всемогущею силою, и нѣтъ на землѣ никого, кто могъ бы спасти нечестиваго отъ Его карающей десницы. «Посмотри, — говоритъ Св. Златоустъ, — сколь великое долготерпѣніе Божіе испыталъ на себѣ фараонъ и, наконецъ, какой казни подвергся за всѣ свои злодѣянія. Сколько преступленій учинилъ Навуходоносоръ, пока, наконецъ, ни понесъ казни за все». «Могуществу Божію свойственно не только открыто преодолѣвать враговъ, но и безъ затрудненія попускать имъ впадать въ заблужденіе». И мы видимъ, какъ они все глубже погрязаютъ въ пучинѣ заблужденій и какъ бы по наклонной плоскости катятся въ бездну, не будучи въ силахъ остановиться на пути своей погибели. Еще разъ оправдывается изреченіе Премудраго: «праведность ведетъ къ жизни, а стремящійся ко злу стремится къ своей смерти» (Притчи 11, 19). Тѣ, кто умѣютъ читать знаменія временъ, не могутъ не видѣть, что день торжества вѣчной правды приближается.

Падаетъ Вавилонъ, великая блудница, упоенная кровью святыхъ и яростнымъ виномъ блудодѣянія своего напоившая всѣ народы, и восплачутъ и возрыдаютъ о ней всѣ блудодѣйствовавшіе съ нею, но зато возрадуется праведникъ, увидѣвъ отмщеніе, когда «въ одинъ день придутъ на нее казни, плачъ, смерть и голодъ, ибо силенъ Господь, судящій ее» (Апок. 18, 2, 5, 9).

Въ ожиданіи грознаго небеснаго приговора надъ сынами беззаконія будемъ мужественны и тверды, какъ наковальня, по которой бьютъ, возложивъ свою надежду не на князи и сыны человѣческіе, но прежде всего на Единаго Царя вѣковъ, въ рукахъ котораго власть всей земли.

Мы не знаемъ, сколько дней суждено еще намъ проходить сквозь нынѣшній искусъ, но не будемъ завидовать счастливцамъ, безпечно пирующимъ въ дни нашихъ несчастій свой праздникъ жизни, ибо мы не вѣдаемъ, кому принадлежитъ завтрашній день, и кто будетъ радоваться послѣднимъ. Лучше быть въ домѣ плача, чѣмъ въ домѣ пира, такъ какъ въ таинственной глубинѣ страданій, какъ дитя въ утробѣ болящей матери, родится новая жизнь, ибо изъ глубинъ скорби видите небо.

Только бы намъ не ослабѣть въ нашей напряженной борьбѣ и довести ее до конца, ибо только претерпѣвый до конца вѣнчается побѣдой. Кто знаетъ пути Господни? Быть можетъ намъ, искушеннымъ по всяческимъ, дано будетъ одухотворить нынѣшнюю культуру, осоливъ ее евангельской солью и явить міру столь вождѣленное для всѣхъ царство мира, любви, и правды на землѣ, о которомъ издавна вздыхала и молилась Русь, и котораго такъ жаждетъ все современное человѣчество.

Не напрасно всѣ ждутъ съ нетерпѣніемъ воскресенія Россіи: ея мѣсто останется незанятымъ въ семьѣ народовъ, послѣдніе чувствуютъ ея отсутствіе, которое нарушаетъ не только политическое, но и нравственное равновѣсіе во всемъ мірѣ. Это еще болѣе должно одушевить насъ въ нынѣшней борьбѣ за скорѣйшее возрожденіе нашей Родины; наша брань не есть, однако, брань въ плоти и крови: это есть борьба, происходящая въ нѣдрахъ народнаго духа, гдѣ начинается и оканчивается всякая революція — борьба за русскую православную душу, отмѣченную особенною божественною печатью: ее то и стремятся стерѣть безбожные большевики, чтобы отпечатать на русскомъ человѣкѣ свой образъ и свое подобіе, столь чуждые нашему исконному православно-національному облику.

Никакая брань не бываетъ безъ жертвъ: надо дать кровь, чтобы получить духъ. Но мы не будемъ одиноки въ этой борьбѣ: съ нами будутъ споборать всѣ древніе начальники и строители Русской земли и особенно «твердый адамантъ и непоколебимый столпъ» — святитель Гермогенъ и его достойные сподвижники, крѣпко стоявшіе за вѣру и домъ Пречистой въ первую смуту. Отъ ихъ проницательнаго взора не могло укрыться, что именно вѣра православная есть подлинная душа русскаго народа, источникъ его жизненной силы и крѣпости; если онъ потеряетъ это драгоцѣнное сокровище, то потеряетъ все, а если сохранить ее, то ему приложится и царство земное и все остальное, необходимое для устроенія его земного благополучія… Какой бы ревностью воспламенились всѣ эти крѣпкіе стоятели за Св. Русь теперь, при видѣ новаго страшнаго разоренія Отечества? Если бы они увидѣли повсюду разрушеніе храмовъ, оскверненіе святынь, множество епископовъ, священниковъ, иноковъ и христіанскаго народа умерщвленныхъ лютою смертію, мерзость запустѣнія, водворившуюся въ самомъ священномъ Кремлѣ, гдѣ раздаются нынѣ уже не латинское пѣніе, а проповѣдь открытаго безбожія, распространяемая оттуда по всему свѣту, они разтерзали бы ризы своя, посыпали пепломъ главу и, обращаясь къ намъ, грозно спросили бы насъ, какъ спрашивали своихъ современниковъ: «или вамъ, православные христіане, все это нипочемъ?»

Еще громче вопіетъ къ намъ кровь нашихъ мучениковъ, возглавленныхъ Царемъ-Страстотерпцемъ и священномучениковъ, въ числѣ коихъ стоятъ приснопамятные митропол. Владиміръ, Веніаминъ и другіе архипастыри, явившіе себя истинными свидѣтелями Христовыми.

Жертва, принесенная ими, была бы неоправданной, если бы мы не продолжали ихъ великаго подвига, подъятаго за родную землю. Ничто не вредитъ намъ болѣе на такомъ пути, чѣмъ пагубная страсть къ раздорамъ и раздѣленіямъ: это подлинно нашъ великій національный недугъ, въ которомъ, однако, мы не можемъ винить никого, кромѣ самихъ себя… Настало время преодолѣть эту болѣзнь, пробудиться отъ сна и, осѣнивъ себя крестнымъ знаменіемъ, начать великое и святое дѣло возсозданія разрушеннаго Отечества чрезъ возстановленіе нашего тѣснаго духовнаго единенія между собою… Церковь была искони Собирательницей Русской земли и русскаго народнаго духа. Она остается таковой и до сего дня. Нашъ Соборъ въ составѣ епископовъ, клира и мірянъ, стекшихся на него, не взирая на всѣ трудности передвиженія для русскихъ изгнанниковъ, подлинно со всѣхъ сторонъ вселенной, явился торжествомъ такого церковно-народного объединенія вокругъ ея вѣчнаго знаменія — св. Креста.

Господь благословилъ наше Соборное дѣланіе, увѣнчавъ его полнымъ миромъ, единомысліемъ и давъ намъ высокое утѣшеніе ощутить себя, какъ единъ духъ и едино тѣло, какъ призванныхъ въ единомъ упованіи нашего званія.

Бережно храня въ своей душѣ это благоуханіе духа соборности, которымъ неоднократно спасалась Русь въ минувшіе вѣка, мы хотѣли бы естественно распространить его и далѣе, мы желали бы, чтобы онъ дохнулъ въ самой толщѣ народной на Русской землѣ. Это и побуждаетъ насъ обратиться къ вамъ, дорогіе братья, несущіе свой тяжелый крестъ въ предѣлахъ нашего Отечества, чтобы «совѣтывать» съ вами объ общемъ дѣлѣ спасенія Отчизны, какъ это дѣлали русскіе люди встарь въ трудный минуты своей исторической жизни и сказать вамъ отъ сердца къ сердцу: мы едино съ вами. Мы чада одной и той же Матери — Русской Православной Церкви, дѣти одного и того же великаго русскаго народа. Наше сердце болѣзнуетъ вмѣстѣ съ вами о разореніи Русской земли, ставшей снова «без-государственной», какъ триста лѣтъ тому назадъ, о затменіи здраваго народнаго разума, помраченіи народной совѣсти, о шатаніи умовъ и порожденныхъ имъ печальныхъ раздѣленіяхъ среди русскихъ людей, о томъ, что многіе изъ нихъ «измалодушествовались» подъ вліяніемъ безвластія, общаго паденія нравовъ и разрушенія русскаго православнаго быта. Уже двадцать лѣтъ длится смута въ Россіи; цѣлое поколѣніе родилось и выросло въ грозѣ и бурѣ революціи, обвѣянное ея разлагающимъ и отравляющимъ дыханіемъ, и у него уже нѣтъ живого ощущенія родной исторіи, оно не чувствуетъ ея былого величія и красоты; ему не дороги ея священныя завѣты и преданія, которыми наша Родина жива была въ теченіе минувшихъ вѣковъ. Время уноситъ послѣднихъ дѣятелей и свидѣтелей нашего славнаго прошлаго, носителей историческаго русскаго національнаго духа.

Митрополитъ Анастасій на паперти Иверской часовни въ Бѣлградѣ.

Горе намъ, если порвутся послѣднія нити, связующія насъ съ древней Русью святаго Владиміра. Кто будетъ въ силахъ возстановить ихъ потомъ? Возникаетъ новый народъ, оторванный отъ своихъ историческихъ корней. Онъ не устоитъ въ жизненной борьбѣ, не имѣя подъ собою твердыхъ, преемственныхъ, освященныхъ вѣками, устоевъ и будетъ сокрушенъ первымъ натискомъ бури, какъ зданіе, сооруженное на пескѣ.

Если мы подлинно ревнуемъ о благѣ Родной земли — о томъ, чтобы спасти ее и вмѣстѣ самихъ себя, если мы не хотимъ, чтобы нашъ народъ, имѣющій за собой тысячелѣтнюю исторію и все же еще юный духомъ и тѣломъ, умеръ второю, т. е. духовной смертью, мы должны возникнуть изъ своего нравственнаго разслабленія, побѣдить въ себѣ духъ унынія, любоначалія и празднословія, и, собравши воедино наши помыслы, чувства и желанія, стать мужественно и непоколебимо на защиту не столько внѣшняго, сколько внутренняго духовнаго достоянія Россіи.

Мы переживаемъ поистинѣ огненное время, когда добро и зло, духъ истины и духъ заблужденія, царство Христово и владычество князя вѣка сего, вступили въ страшную непримиримую борьбу между собою, требуя и отъ всѣхъ насъ яснаго и твердаго православно-національнаго самоопредѣленія, не допускающаго сомнѣнія и колебанія въ разныя стороны, ибо «человѣкъ съ двоящимися мыслями неустойчивъ во всѣхъ путяхъ своихъ» (Іак. 1, 8).

«Огнь пришелъ Я низвести на землю, — сказалъ Христосъ Господь, — и какъ желалъ бы, чтобы онъ уже возгорѣлся» (Лук. 12, 49).

О, если бы этотъ священный огонь, огонь христианской ревности, вѣры, любви и патріотической жертвенности, дѣйствительно возгорѣлся въ нашихъ сердцахъ: онъ попалилъ бы тернія суеты и раздоровъ, ослабляющіе наши силы, просвѣтилъ нашъ умъ, очистилъ сердца, закалилъ и укрѣпилъ волю и спаялъ бы насъ въ одинъ мощный организмъ, предъ коимъ не устоятъ никакія вражія силы.

И онъ уже воспламеняется нынѣ, по милости Божіей, какъ въ самой Россіи, такъ и въ странахъ нашего разсѣянія. Не будемъ же угашать его, но исполняясь духа и силы, соединимся въ дѣйственномъ подвигѣ на защиту Родной Церкви и спасенія Отечества и въ единодушной молитвѣ къ Тому, Кто одинъ силенъ благословить нашъ всенародный священный подвигъ полнымъ успѣхомъ.

Боже! Спаси Россію. Боже! Сохрани и укрѣпи ея страждущихъ сыновъ, въ самой силѣ своей вѣры и терпѣнія несущихъ Твое свидѣтельство міру. Боже, собери насъ всѣхъ въ лоно общей нашей Матери Церкви на Родной Святорусской землѣ, которую возстави, заступи, сохрани и помилуй Твоею благодатію.

* * *

Это Посланіе, проникнувъ въ Совѣтскую Россію, переписывалось и передавалось изъ рукъ въ руки въ лонѣ Катакомбной Церкви и имѣло огромное моральное вліяніе на всѣхъ истинно-православныхъ русскихъ людей, утѣшая и ободряя ихъ.

Рубрика: 100-летие Русской Зарубежной Церкви | Оставить комментарий

А. А. Соллогуб. Исторический Очерк о Русской Православной Церкви Заграницей (часть VI)

Почувствовавъ, что Московская патріархія можетъ не утвердить его главой амер. митрополичьяго округа, митр. Феофилъ временно забилъ отбой: архіереи митр. округа, на Соборѣ 22-25 мая въ Чикаго, постановили не принимать патріаршій указъ къ исполненію и вынесли резолюцію: «Въ виду отдаленности и затрудненій въ сношеніяхъ съ Моск. Патріархіей, временно оставить въ силѣ за Зарубежнымъ Архіерейскимъ Соборомъ избраніе и назначеніе епископовъ, дарованіе высшихъ церковныхъ наградъ и апелляцію къ высшей инстанціи и это тѣмъ болѣе, что Амер. митрополичій округъ до сихъ поръ состоялъ въ сотрудничествѣ съ Заграничнымъ Соборомъ и Синодомъ, на основаніи выработаннаго, подъ предсѣдательствомъ Сербскаго Патріарха Варнавы, и принятаго Всеамериканскимъ Церковнымъ Соборомъ 1937 г., Вре-меннаго Положенія, что до сихъ поръ остается въ силѣ».

Торжественное празднованіе юбилея Блаж. Митрополита Антонія (50-лѣтіе въ архіерейскомъ санѣ). Арх. Анастасій, Сербскій Патріархъ Варнава, Блаж. Митрополитъ Антоній и Митрополитъ Илія Ливанскій, представитель Антіохійскаго Патріарха.

Юбилейный банкетъ въ Русскомъ Домѣ въ Бѣлградѣ по случаю 50-лѣтія Блаж. Митрополита Антонія въ архіерейскомъ санѣ.

Одновременно этотъ митроп. соборъ выпустилъ особое посланіе, которыми призывалъ американскую паству, совмѣстно съ клиромъ, продолжать уже налаженную въ Америкѣ церковную жизнь, не подвергая ее ненужнымъ колебаніямъ и обязательствамъ, кои смущали бы нашу совѣсть и подвергли бы подозрѣнію нашу лойяльность къ законамъ США и Канады и ихъ національнымъ и государственнымъ учрежденіямъ и флагамъ.

Къ этому времени, Митрополитъ Анастасій, выѣхавшій изъ Карлсбада весной 1945 года, при приближеніи большевиковъ, на автомобилѣ, предоставленномъ ему ген. А. А. Власовыми, началъ въ Мюнхенѣ возстанавливать нарушенныя войной связи. Возобновилась, прерванная эвакуаціей, работа Архіерейскаго Синода.

Ознакомившись съ постановленіемъ Чикагскаго Арх. Собора Сѣв.-Амер. митрополіи, Заграничный Архіерейскій Синодъ постановилъ выразить ему благодарность, вѣря въ его искренность и надѣясь, что постановленіе вынесено послѣ тщательнаго изученія положенія.

23 августа 1945 г. Митрополитъ Анастасій обратился съ Посланіемъ къ Русской Церкви въ Сѣверной Америкѣ:

«Богъ судилъ намъ быть подлинно какъ бы «насмертниками». Многіе считаютъ насъ умершими, но вотъ мы по милости Всевышняго живы и должны «искупать время», чтобы творить порученное намъ церковное дѣло, «дондеже свѣтъ есть».

Подобало намъ пройти сквозь испытующій огнь, «да открыются отъ многихъ сердецъ помышленія».

Меня и всѣхъ, кто не хочетъ поклониться «звѣрю», который хочетъ сѣсть на престолѣ даже въ Церкви, радуетъ единомысліе, проявленное Американскими Владыками на Чикагскомъ Соборѣ.

Ваше соборное рѣшеніе произвело свое дѣйствіе даже на американское церковно-общественное мнѣніе, какъ я убѣдился въ этомъ изъ сообщенія журнала «Дзи Ливингъ Черчъ», который имѣю сейчасъ предъ глазами.

Касательно моего возможнаго переселенія изъ здѣшнихъ мѣстъ, я склоняюсь къ тому, чтобы не оставлять Европы, особенно теперь, когда епископское сословіе начинаетъ оскудѣвать силами и требуется восполнять ихъ число для непрекращающагося преемства нашей работы. Здѣсь мы видимъ большое скопленіе епископовъ разныхъ юрисдикцій, между ними много такихъ, которые были даже въ Москвѣ на поклонѣ, но все же предпочли уйти изъ СССР.

Здѣсь открывается широкое поле дѣятельности въ смыслѣ укрѣпленія основъ Православія и проясненія каноническаго сознанія у нашей зарубежной паствы, ведомой часто шатающимися пастырями, не способными отличить «духа истины отъ духа лестча».

Нашъ голосъ, какъ мы теперь узнали изъ разсказовъ прибывшихъ изъ Россіи, учитывается тамъ, и иногда даже цѣнится выше, чѣмъ мы думаемъ о себѣ.

Теперь мы переживаемъ наиболѣе критическій моментъ въ смыслѣ дальнѣйшаго самоопредѣленія Церкви въ Россіи: или церковное сознаніе тамъ прояснится и вѣрующіе поймутъ, куда ведетъ ихъ новый кормчій Русской Церкви, или Богъ пошлетъ имъ «духъ усыпленія», чтобы они «повѣрили лжи» и тогда начнется «отступленіе» худшее, чѣмъ то, какое мы видѣли до сихъ поръ.

Наша Зарубежная Церковь должна остаться свѣтлымъ маякомъ, указывающими православный путь для богословской мысли и церковной практики тѣмъ, кто ищетъ его. Именно поэтому мы должны особенно стремиться сохранить этотъ маякъ въ сумеркахъ наступающихъ смутныхъ дней.

Митрополитъ Анастасій.

23 августа — 5 сентября, 1945 г.

Мюнхенъ, Американская зона.

Въ то время въ Зап. Европѣ, особенно въ Германіи и Австріи, сосредоточилось множество руссікихъ бѣженцевъ, которые находились въ постоянной тревогѣ, опасаясь выдачи ихъ большевикамъ и не знавшихъ своей участи, и Митрополитъ Анастасій, какъ Первоіерархъ Русской Зарубежной Церкви считалъ своимъ долгомъ оставаться съ ними, окормляя ихъ и всячески имъ помогая.

Несмотря на Чикагское постановленіе Арх. Собора Амер. митрополіи, патріархъ Алексій послалъ въ США своего посланца Архіепископа Ярославскаго и Ростовскаго Алексія, котораго 16 сент. 1945 г. встрѣчала, совмѣстно съ совѣтскимъ экзархомъ митр. Веніаминомъ, делегація митр. Феофила — епиcк. Алексій Аляскинскій и еписк. Макарій Бруклинскій и духовенство: прот. И. Дзвончикъ, прот. П. Коханикъ, прот. С. Лепорскій, прот. Іосифъ Пиштей, прот. И. Козицкій, іеромонахъ Іона и личный секретарь митрополита А. Е. Безсмертный.

Арх. Алексій пробылъ въ США до 5 марта 1946 г., внося смуту и тревогу въ церковную жизнь.

Митр. Феофилъ имѣлъ двѣ встрѣчи съ арх. Алексіемъ (25 октября и 8 ноября). Изъ оповѣщенія митр. Феофила, напечатаннаго въ №11 «Р. А. П. В.» слѣдуетъ, что арх. Алексій требовалъ признанія патріарха Алексія главой Русской Церкви въ Америкѣ, прекращенія сношеній съ Заграничнымъ Синодомъ и возношенія на богослуженіяхъ имени Митрополита Анастасія, и созыва Всеамер. Церковнаго Собора подъ его предсѣдательствомъ.

Русскіе іерархи-члены 2-го Всезарубежнаго Собора во главѣ съ Митрополитомъ Анастасіемъ послѣ панихиды на могилѣ-усыпальницѣ Блаж. Митрополита Антонія.

Встрѣтившись съ несогласіемъ митр. Феофила, арх. Алексій предложилъ ему поѣхать съ нимъ въ Москву для скорѣйшаго разрѣшенія возникшихъ затрудненій, но митр. Феофилъ уклонился и созвалъ Соборъ архіереевъ митрополіи.

* * *

Митрополитъ Анастасій, чтобы легче и скорѣе можно было возстановить связь со всѣми частями Зарубежной Церкви, что трудно было сдѣлать въ первое время въ оккупированной Германіи (Мюнхенѣ), добился разрѣшенія на временное пребываніе въ Швейцаріи, гдѣ и пробылъ полгода, наладивъ связь со всѣмъ міромъ.

Митр. Феофилъ поддерживалъ оживленную связь съ Митр. Анастасіемъ, и 6 октября телеграфировалъ Митрополиту Анастасію, прося его возвести Архіерейскимъ Синодомъ въ санъ архіепископовъ епископовъ Леонтія (будущаго митрополита), Алексія и Іоасафа. Архіерейскій Синодъ ходатайство это удовлетворилъ.

29 ноября/12 декабря -— 1/14 дек. 1945 г. въ Чикаго состоялся Архіерейскій Соборъ всѣхъ іерарховъ въ Сѣв. Америкѣ и Канадѣ. Передъ Соборомъ, 25 ноября/8 декабря, митр. Феофилъ, совершенно неожиданно послалъ Митрополиту Анастасію телеграмму, въ которой, заявляя, что признаніе Московской патріархіи для него неизбѣжно, ввиду возможности растерять приходы, — предложилъ Митрополиту Анастасію сложить свои полномочія Предсѣдателя Заграничнаго Синода и Собора и передать всѣ русскіе приходы Европы, Азіи, Африки и Америки — ему, митрополиту Феофилу.

На Соборѣ была оглашена отвѣтная телеграмма Предсѣдателя Архіерейскаго Зарубежнаго Собора и Синода Митрополита Анастасія:

«Предложенное Вами возсоединеніе съ Патріархіей имѣетъ не только духовный, но и каноническій характеръ и обязываетъ Васъ послѣдствіями: оно возможно только послѣ тщательнаго обсужденія вопроса на общемъ Соборѣ. Подавляющее большинство архіереевъ, духовенства и вѣрующихъ, эвакуировавшихся въ Европу, рѣшительно противъ единенія съ Патріархіей, которая не свободна. Существованіе Синода необходимо для поддержанія единства русскихъ православныхъ приходовъ заграницей и предотвращенія анархіи. Администрація Американской Церкви не можетъ замѣнить Архіерейокій Синодъ изъ-за отдаленности и недостаточной освѣдомленности въ жизни заграницей. Божія Правда источникъ нашей силы и наша надежда. Богъ поругаемъ не бываетъ. Митрополитъ Анастасій».

«Этотъ спокойный, благородный, мудрый, полный христіанской любви и непоколебимой до смерти вѣрности Церкви, отвѣтъ старѣйшаго и мудрѣйшаго Русскаго Іерарха и Первоіерарха Русской Зарубежной Церкви — Митрополита Анастасія навсегда запечатлѣлся въ исторіи Русской Церкви, какъ образецъ чистаго служенія Христу и Его Непорочной Невѣстѣ — Православной Церкви» (проф. И. М. Андреевъ).

И какъ жалки и ничтожны, въ сравненіи съ этими благородными и величественными словами Митрополита Анастасія, слова митр. Феофила, который боится растерять приходы, ибо для него это важнѣе, нежели сохраненіе Истины.

Телеграмма митр. Феофила интересна еще тѣмъ, что въ ней проявляется уже готовность склониться предъ темной и разнузданной волей просовѣтской части прихожанъ, что и было сдѣлано большинствомъ сѣв.-амер. іерарховъ въ ноябрѣ 1946 г. на Кливлендскомъ Соборѣ.

На этомъ Архіерейскомъ Соборѣ въ Чикаго, четыре іерарха изъ одиннадцати — Архіепископъ Тихонъ Западно-Американскій и Сеаттльскій, Виталій, Архіепископъ Восточно-Американскій и Джерзейситскій, Іоасафъ, Архіепископъ Канадскій и Іеронимъ, Епископъ Детройтскій и Кливлендскій, опредѣленно высказались, подавъ письменное заявленіе, за невозможность признанія подсовѣтскаго патріарха главой Американской Церкви и прекращенія общенія со строго каноническимъ Заграничнымъ Синодомъ.

* * *

Несмотря на большое зло, которое причинилъ Соборной Заграничной Русской Церкви расколъ, Она, руководимая Всемогущимъ Промысломъ Божіимъ, шла не колеблясь, съ твердой вѣрой и глубокимъ упованіемъ на Милость Божію, по намѣченному, прямому пути, свято выполняя врученную Ей свыше Миссію.

Отколовшіяся отъ Соборной Русской Православной Зарубежной Церкви западно-европейская и сѣверо-американскія епархіи прошли весьма извилистый и не достойный для церковной жизни путь, совершивъ непростительный грѣхъ, соприкасаясь, хотя бы и косвенно, съ тѣми, про которыхъ Господь нашъ Іисусъ Христосъ сказалъ: «если кто скажетъ хулу на Духа Святаго, не простится ему ни въ семъ вѣкѣ, ни въ будущемъ» (Матф. 12, 31-32); съ тѣми, кто залилъ мученической кровью Землю Русскую и ея Великомученицу Церковь Россійскую, осквернилъ и разрушилъ искони намоленные храмы, надругался надъ величайшими Святынями.

Отколовшись отъ Соборной Зарубежной Церкви, іерархи-раскольники блуждали съ довѣрившейся имъ паствой, не находя выхода своимъ честолюбивымъ и эгоистичнымъ замысламъ, и до сихъ поръ не могутъ обрѣсти себѣ постоянной пристани въ чемъ виденъ Промыслъ Божій и карающая Десница Всевышняго.

Рубрика: 100-летие Русской Зарубежной Церкви | Оставить комментарий

А. А. Соллогуб. Исторический Очерк о Русской Православной Церкви Заграницей (часть V)

Въ частичномъ возстановленіи каноническаго единства въ Русской Зарубежной Церкви была огромная заслуга Сербскаго Патріарха Варнавы.

Воспитанникъ С.-Петербургской Духовной Академіи, преданный Русской Православной Церкви и искренно любившій русскихъ, Патріархъ Варнава болѣзненно переживалъ церковную смуту, учиненную митрополитами Платономъ и Евлогіемъ.

9/22 іюня 1930 г., послѣ совершенія богослуженія въ русскомъ Св.-Троицкомъ храмѣ, Патріархъ Варнава, скорбя, сказалъ:

«Посѣянные врагами вашей родины церковные раздоры должны быть во что бы то ни стало прекращены. Среди васъ находится великій іерархъ Высокопреосвященнѣйшій Митрополитъ Антоній, который является украшеніемъ Вселенской Православной Церкви. Это высокій умъ, который подобенъ первымъ іерархамъ Церкви Христовой въ началѣ христіанства. Въ немъ и заключается церковная правда, и тѣ, кто отдѣлились, должны вернуться къ нему. Вы всѣ, не только живущіе въ нашей Югославіи, но и находящіеся въ Америкѣ, Азіи, и во всѣхъ странахъ міра, должны составить, во главѣ съ вашимъ великимъ архипастыремъ Митрополитомъ Антоніемъ, единое несокрушимое цѣлое, не поддающееся нападкамъ и провокаціямъ враговъ Церкви».

Послѣ длительной подготовительной работы, Патріархъ Варнава пригласилъ въ 1935 году въ Сремскіе Карловцы, на совѣщаніе подъ своимъ предсѣдательствомъ, представителей русской іерархіи четырехъ частей свѣта, по которымъ, главнымъ образомъ, распредѣлились русcкіе православные люди заграницей — Западной Европы, Балканъ, Америки и Дальняго Востока.

По даннымъ того времени, митр. Феофилъ съ добрымъ намѣреніемъ отозвался на призывъ Патріарха Варнавы; митр. Евлогій находившійся все время подъ вліяніемъ и въ зависимости отъ таинственныхъ силъ, поѣхалъ въ Сремскіе Карловцы съ недобрымъ чувствомъ, что подтверждаетъ его книга «Путь моей жизни» (стр. 637): «Мои надежды на митр. Феофила Американскаго, какъ на моего единомышленника и соратника, не оправдались. Владыка Феофилъ, типъ провинціальнаго соборнаго «батюшки», не разобрался, и не очень старался разобраться, въ сложномъ конфликтѣ, породившимъ нашъ расколъ, и попросту перешелъ въ лагерь большинства. Экспертъ Сербскаго Синода, профессоръ каноническаго права Троицкій, который могъ бы мнѣ оказать поддержку, тоже зачастую защищалъ точку зрѣнія «карловацкихъ» іерарховъ. Прот. Ломако и Аметистовъ (привезенные митр. Евлогіемъ) оказались также помощниками слабыми и вся тяжесть борьбы легла на мои плечи».

18/31 октября 1935 г. въ Патріаршемъ Дворцѣ въ Сремскихъ Карловцахъ состоялось первое засѣданіе подъ предсѣдательствомъ Патріарха Варнавы, въ которомъ приняли участіе: митрополиты Евлогій и Феофилъ, Митрополитъ Анастаcій, какъ замѣститель больного Митр. Антонія, и Епископъ Хайларскій Димитрій (съ Дальняго Востока).

Какъ видно изъ протокола этого засѣданія, митр. Феофилъ «выразилъ полную готовность со своей стороны пойти навстрѣчу общему желанію водворить миръ и единство, на основаніяхъ, изложенныхъ въ докладѣ, который онъ тутъ же и огласилъ».

Послѣ всестороннихъ обсужденій, происходившихъ на нѣсколькихъ засѣданіяхъ, было принято «Временное положеніе о Русской Православной Церкви заграницей, подписанное всѣми ея соучастниками, главными частями котораго были: I. Русская Православная Церковь заграницей, состоящая изъ находящихся за предѣлами Россіи епархій, духовныхъ миссій и церквей, есть неразрывная часть Россійской Православной Церкви, временно существующая на автономныхъ началахъ. Имя Мѣстоблюстителя Всероссійскаго Патріаршаго Престола Митрополита Петра всегда возносится за богослуженіемъ во всѣхъ заграничныхъ церквахъ. II. Высшимъ органомъ законодательства, суда и управленія для Русской Православной Церкви заграницей является Соборъ Архіереевъ, собирающейся ежегодно, а его исполнительными органомъ — Священный Архіерейскій Синодъ… IV Священный Архіерейскій Синодъ состоитъ изъ четырехъ членовъ — представителей отъ каждаго изъ четырехъ Митрополичьихъ округовъ: Ближне-Восточнаго, Дальне-Восточнаго, Западно-Европейскаго и Сѣверо-Американскаго, подъ предсѣдательствомъ Блаженнѣйшаго Антонія, Митрополита Кіевскаго и Галицкаго. За болѣзнью Предсѣдателя всѣ обязанности его исполняетъ отвѣтственный замѣститель. Въ дальнѣйшемъ Предсѣдатель Архіерейскаго Синода избирается Архіерейскимъ Соборомъ… VI. Заграничная часть Русской Церкви состоитъ изъ четырехъ областей: Западно-Европейской, Ближне-Восточной, Сѣверо-Американской и Дальневосточной, въ каждой изъ которыхъ образуется Митрополичій Округъ. Въ Сѣверной Америкѣ и Западной Европѣ производится дѣленіе епархій по территоріальному признаку. Распредѣленіе территоріи и приходовъ по епархіямъ производится на Соборѣ Епископовъ Округа и представляется на утвержденіе Общему Собору. VII. Митрополитъ Округа избирается Окружными Соборомъ Епископовъ и утверждается Общимъ Соборомъ.

Совѣщаніе въ 1935 г. у Патріарха Сербскаго Варнавы въ Сремскихъ Карловцахъ. Сидятъ: Митрополитъ Феофилъ, Блаж. Митрополитъ Антоній, Патріархъ Варнава, Митрополитъ Евлогій, Митрополитъ Анастасій.

Въ особомъ воззваніи къ «Возлюбленной во Христѣ Русской Православной паствѣ въ разсѣяніи сущей» отъ 6/19 ноября 1935 г. за подписями митрополитовъ Антонія, Евлогія, Феофила, Анастасія и Епископа Димитрія, изложены были событія, предшествовавшія совѣщанію и указано участіе во всемъ этомъ Патріарха Варнавы. Далѣе говорилось:

«Послѣ ряда засѣданій, въ работѣ которыхъ Святѣйшій Патріархъ принималъ самое живое и дѣятельное участіе, они выработали Положеніе объ устройствѣ Русской Церкви заграницей, построенное на принципѣ раздѣленія ея на четыре Митрополичьихъ округа, прочно объединенныхъ въ общемъ центрѣ — Соборѣ Заграничныхъ Русскихъ Іерарховъ и въ его исполнительномъ органѣ св. Синодѣ, возглавленномъ старѣйшимъ іерархомъ Русской Зарубежной Церкви. Братское единеніе епископовъ, присутствовавшихъ на Совѣщаніи, равно какъ и другихъ архіереевъ Русской Церкви, находившихся въ это время въ Югославіи, засвидѣтельствовано и закрѣплено двукратнымъ совмѣстнымъ совершеніемъ Божественной Литургіи и причащеніемъ отъ Единаго Хлѣба, сначала въ Троицкой Русской церкви, а затѣмъ въ Кафедральномъ Патріаршемъ Соборѣ въ Бѣлградѣ. На послѣднемъ богослуженіи предстательствовалъ самъ досточтимый Глава Сербской Церкви, и эта величественная служба съ участіемъ цѣлаго сонма Русскихъ и Сербскихъ Архіереевъ явилась истиннымъ торжествомъ Православной Церкви, которое никогда не изгладится изъ памяти какъ служившаго духовенства, такъ и молящихся, состоявшихъ изъ русскихъ и сербовъ, слившихся въ братской церковной молитвѣ и духовной радости. Уповаемъ, что уже недалекъ тотъ вожделѣнный день, когда новое Положеніе о Зарубежной Церкви, остающейся по-прежнему въ неразрывномъ союзѣ съ Матерью Церковью и въ полномъ единеніи со всею Вселенскою Церковью, войдетъ въ жизнь, и мы ощутимъ себя единымъ обновленнымъ церковнымъ организмомъ, исполненными духа и силы, способными осуществить ту высокую миссію, какая возложена Промысломъ на Русскихъ Православныхъ людей въ разсѣяніи сущихъ. До этого времени намъ всѣмъ надо вооружиться должнымъ христіанскимъ терпѣніемъ и стараться ничѣмъ не нарушить мира теперь, когда для него положено столь твердое основаніе»

Послѣ перваго засѣданія въ Патріаршемъ Дворцѣ въ Сремскихъ Карловцахъ подъ предсѣдательствомъ Патріарха Варнавы, въ коемъ приняли участіе Митрополиты Евлогій и Феофилъ, Митрополитъ Анастасій и Епископъ Хайларскій (Дальній Востокъ) Димитрій (родитель нынѣшняго Первоіерарха Митрополита Филарета).

Но митр. Евлогій, опираясь на тѣ круги, которые за 10 лѣтъ до этого вызвали расколъ, вскорѣ отказался отъ подписаннаго имъ соглашенія.

Митроп. Феофилъ остался вѣренъ принятому на себя обязательству и, вернувшись съ совѣщанія, заявилъ: «Наша церковная жизнь налажена, подъ нее теперь подведенъ прочный каноническій фундаментъ».

Съ этого времени въ дѣйствительности былъ возстановленъ каноничеокій порядокъ, и американская епархія, въ качествѣ входящаго въ Зарубежную Церковь округа, впервые получила каноническое право именоваться митрополіей.

Съ 15/28 по 17/30 ноября 1935 г. въ Св. Тихоновскомъ монаcтырѣ засѣдалъ, подъ предсѣдательствомъ митр. Феофила, общій съѣздъ всѣхъ русскихъ епископовъ въ Сѣв. Америкѣ, на которомъ было рѣшено проводить въ жизнь постановленія Совѣщанія въ Ср. Карловцахъ.

Въ маѣ 1936 года въ Питтсбургѣ состоялся Соборъ Русскихъ Правоcлавныхъ Архіереевъ въ Сѣверной Америкѣ, на которомъ былъ составленъ слѣдующій актъ:

Во имя Отца и Сына и Св. Духа.

Движимые духомъ христіанскаго братолюбія и миролюбія, стремясь укрѣпить сущихъ въ скорби, сопряженной съ уходомъ изъ родной страны, и разсѣянныхъ повсюду по землѣ чадъ единой Русской Православной Греко-Россійской Церкви и собрать опять во едино на основѣ выработаннаго въ 1935 году въ Сремскихъ Карловцахъ Богомудрыми Архипастырями въ ихъ совѣщаніи подъ свѣтлымъ предсѣдательетвомъ Святѣйшаго Патріарха Сербскаго Киръ Варнавы — Временнаго Положенія о Русской Православной Церкви въ предѣлахъ Сѣверной Америки, не отдѣляясь отъ единства съ Матерью Всероссійскою Церковью, но выполняя лежащій на насъ долгъ собирать расшедшіяся овцы стада, въ особенности въ сіи дни искушенія, пришедшаго на нашу родину и на всю вселенную, — постановляемъ, опредѣляемъ и рѣшаемъ: принять въ руководство для нашей церковной жизни постановления означеннаго Временнаго Положенія и озаботиться о проведеніи таковыхъ въ жизнь на основѣ и при содѣйствіи соборнаго разума всечестнаго нашего духовенства и боголюбиваго церковнаго народа нашей паствы, съ соблюденіемъ тѣхъ мѣстныхъ условій, автономныхъ правъ и установленныхъ законами страны правилъ, какія указываютъ направлять церковную жизнь согласно правилу св. Ап. Павла: «вся искушающе, добрая держите», въ чемъ да поможетъ намъ Господь Богъ молитвами Пресвятыя Богородицы, предстательствомъ честныхъ небесныхъ силъ безплотныхъ и ходатайствомъ предъ Богомъ всѣхъ святыхъ, наипаче же святителей и преподобныхъ въ Россіи просіявшихъ.

Предсѣдатель Собора Епископовъ,

Смиренный Феофилъ, Митрополитъ всея Америки и Канады.

Архіепископъ Адамъ, Архіепископъ Тихонъ, Архіепископъ Виталій, Епиокопъ Арсеній, Епископъ Веніаминъ, Епископъ Іеронимъ, Епископъ Макарій, Епископъ Леонтій, секретарь Собора. («Р. А. П. В.» №3, май 1936 г.).

Во исполненіе сего акта, было опубликовано нижеслѣдующее Архипастырское посланіе Собора Архіереевъ въ Сѣв. Америкѣ:

«О семъ разумѣютъ вси, что мои

ученицы есте, аще любовь имате между

собою» (Іоанна XIII, 35).

Архипастыри Православной Русской Церкви въ Америкѣ, братски собравшіеся въ г. Питтсбургѣ и въ духѣ Христовой любви и церковныхъ каноновъ всецѣло объединившіеся сердечно преподаютъ миръ и благословеніе Божіе всѣмъ своимъ Боголюбивымъ пастырямъ, смиреннымъ инокамъ и благочестивымъ мірянамъ, пребывающимъ въ С.-Американскихъ Штатахъ, Канадѣ и Аляскѣ.

Съ великой радостью извѣщаемъ мы васъ, возлюбленные, что на нашемъ Архіерейскомъ Соборѣ въ г. Питтсбургѣ всѣми нами единодушно принято «Временное Положеніе о Русской Православной Церкви заграницей», выработанное въ ноябрѣ прошлаго 1935 г. нашими Іерархами на совѣщаніи подъ предсѣдательствомъ Святѣйшаго Патріарха Сербскаго Киръ Варнавы, съ сохраненіемъ существующей автономіи.

На основаніи сего законоположенія образуется единый митрополичій автономный округъ, объемлющій собою всѣхъ нашихъ православныхъ русскихъ людей въ С.-Американскихъ Штатахъ, Канадѣ и Аляскѣ и возглавляемый нашимъ каноническимъ Митрополитомъ, Высокопреосвященнымъ Феофиломъ.

Обширная территорія С.-Американскаго митрополичьяго округа, для удобства церковнаго управленія, подраздѣляется на 11 самостоятельныхъ епархій, каждая изъ которыхъ возглавляется своимъ законнымъ епархіальнымъ архіереемъ, при чемъ, согласно священными канонамъ, епископы ничего особенно важнаго не творятъ, безъ разсужденія Митрополита, но и онъ ничего важнаго не творитъ, безъ согласія всѣхъ ихъ (Апост. пр. 34-е и Антіох. 9-е).

Всѣ наши архипастыри, во главѣ со своимъ Митрополитомъ входятъ въ составъ Архіерейскаго Собора Православной Русской Заграничной Церкви, который является высшимъ церковнымъ органомъ для всей нашей Русской Православной Заграничной Церкви, оставаясь въ то же время неразрывной частью Всероссійской Церкви.

Объявляя о семъ радостномъ достиженіи благодатнаго и вожделѣннаго мира и единства, мы надѣемся, что наша возлюбленная паства съ полнымъ довѣріемъ и любовію отнесется къ нашимъ миролюбивымъ стремленіямъ и, объединившись, съ сугубой энергіею и ревностью будетъ содѣйствовать намъ въ дальнѣйшей организаціи и развитіи церковной жизни, особенно въ дѣлѣ насажденія и водворенія высшихъ началъ Христовой любви и мира, въ искорененіи пагубныхъ плевелъ сектантства, раскола, безбожія, невѣрія, въ борьбѣ съ крайнимъ упадкомъ морали и ослабленіемъ въ жизни церковныхъ уставовъ, священныхъ обычаевъ и дисциплины…

Вполнѣ объединившись и ставши дружно на эту церковную работу, мы горячо призываемъ къ тому же и нашу возлюбленную паству и «умоляемъ именемъ Господа нашего Іисуса Христа, чтобы мы всѣ соединены были въ одномъ духѣ и въ однѣхъ мысляхъ» (1 Кор., 1, 10), «дабы единодушно едиными устами славили Бога и Отца Господа нашего Іисуса Христа (Рим. 15, 6, 13). Аминь.

Смиренный Феофилъ, Митрополитъ всея Америки и Канады, Архіепископъ Адамъ, Филадельфійскій и Карпаторусскій, Архіепископъ Тихонъ, Архіепиокопъ Виталій, Епископъ Арсеній, Епископъ Леонтій, Епископъ Веніаминъ, Епископъ Іеронимъ, Епископъ Макарій».

На Соборѣ въ Питтсбургѣ было произведено распредѣленіе епархій въ Сѣв.-Американскомъ митрополичьемъ округѣ, въ который вошли и всѣ епископы, назначенные, послѣ раскола митр. Платона, Архіерейскимъ Синодомъ Зарубежной Церкви въ США для продолженія канонической дѣятельности Соборной Православной Русокой Церкви заграницей въ Сѣв. Америкѣ. Владыка Виталій — съ титуломъ Архіепископа Восточно-Американскаго и Джерзейситскаго, съ кафедрой въ Вознесенскомъ Соборѣ въ Нью Іоркѣ (Бронксъ), Владыка Тихонъ — съ титуломъ Архіепископа Западно-Американекаго и Сеаттльскаго, съ кафедрой въ С.-Франциско, и Епископъ Іеронимъ — съ титуломъ епископа Детройтскаго, съ кафедрой въ Детройтѣ.

Согласно отд. VIII, ст. 2 «Временнаго Положенія», распредѣленіе епархій подлежало утвержденію Общаго Собора Архіереевъ Зарубежной Церкви, что и было учинено Архіерейскимъ Соборомъ въ Ср. Карловцахъ засѣдавшимъ 6/19 сентября 1936 г. и утвердившимъ постановленія Собора Сѣв.-Американскихъ Архіереевъ въ Питтсбургѣ и тѣмъ самымъ и распредѣленіе епархій. Тогда же Архіерейскимъ Соборомъ признана была за Сѣв.-Американскимъ округомъ автономія въ томъ объемѣ, въ какомъ она существуетъ и нынѣ. На Архіерейскомъ Соборѣ 1936 г. участвовалъ представитель митрополичьяго округа епископъ Макарій Бруклинскій.

Однако, сотрудничество іерарховъ Американской митрополіи съ Зарубежной Церковью, отъ которой она получила каноническій автономный митрополичій округъ, безъ чего она была самочинной и неканонической, — было неискренно.

Какъ только началась вторая міровая война и затруднились сношенія митрополичьяго округа съ Архіерейскимъ Синодомъ въ Югославіи, очень быстро стала нависать угроза новаго раскола.

Хотя на общемъ Соборѣ всѣхъ Архіереевъ въ Сѣв. Америкѣ было принято предложеніе Архіепископа Виталія внести въ ектеніяхъ при богослуженіи новыхъ два прошенія: 1) «о многострадальномъ русскомъ народѣ, въ тяжкихъ обстояніяхъ сущемъ и о спасеніи его, Господу помолимся», и 2) «о еже избавити люди Своя отъ горькаго мучительства безбожный власти, отъ нашествія иноплеменниковъ и междуусобныя брани, намъ же даровати единомысліе, братолюбіе и благочестіе, Господу помолимся», — митрополія не старалась прислушиваться къ голосу возглавленія Зарубежной Церкви, неизмѣнно непримиримаго къ совѣтской власти и ко всему съ нею связанному, а постепенно начала, несмотря на предупрежденія Архіепископовъ Виталія и Тихона, возстанавливать связи съ Московской Патріархіей.

Въ самомъ началѣ войны, въ іюлѣ 1941 г. Русско-Американскій Комитетъ, за подписями Архіепископа Виталія, Б. В. Сергіевскаго и Б. Н. Бразоля, обратился со слѣдующимъ заявленіемъ къ Президенту США Франклину Делано Рузвельту:

Господину Президенту Американскихъ Соединенныхъ Штатовъ Франклину Делано Рузвельту,

Бѣлый Домъ, Вашингтонъ.

Господинъ Президентъ,

Съ возникновеніемъ военныхъ дѣйствій между Германіей и Совѣтской Россіей міровая исторія подошла къ поворотному пункту, который, несомнѣнно, окажется въ высшей мѣрѣ знаменательнымъ для человѣчества въ цѣломъ.

Германія вторглась въ Совѣтскую Россію, и въ иныхъ кругахъ высказывается мнѣніе, что Америка безъ промедленія должна придти на помощь СССР.

Мы расцѣниваемъ событія на Востокѣ черезъ призму двойного критерія: мы усматриваемъ центръ тяжести создавшаяся положенія не столько въ военныхъ операціяхъ, хотя онѣ и развиваются въ гигантскомъ масштабѣ, сколько въ катаклизмическомъ столкновеніи двухъ коренныхъ началъ — христіанскаго начала духовной терпимости и соціально-политической свободы, съ одной стороны, и анти-христіанскаго начала узкой нетерпимости и политическая гнета -— съ другой. Въ этомъ историческомъ конфіликтѣ русскій народъ стоить передъ трагической дилеммой: либо использовать нападеніе Германіи на Сталина для своего освобожденія отъ совѣтскаго ига, либо, подчинившись Сталину, навсегда отказаться отъ надежды стряхнуть съ себя оковы коммунистическаго рабства. Если бы русскій народъ избралъ вторую часть означенной дилеммы, Европа неизбѣжно сдѣлается коммунистической и Америка также пала бы жертвой Коминтерна.

Нынѣ, въ первый разъ со времени ноябрьской революціи 1917 года, Россія имѣетъ возможность вернуться въ лоно великой семьи тѣхъ цивилизованныхъ націй, которыя исповѣдываютъ принципы соціальной справедливости и политической свободы, которыя вѣрятъ въ правительство національное и народное, въ правительство для народа и при посредствѣ народа.

Этотъ Комитетъ, представляющій лойяльныхъ американцевъ русскаго происхожденія, съ большою тревогою и глубокимъ прискорбіемъ констатируетъ явно обозначающееся стремленіе отдѣльныхъ чиновъ Администраціи къ оказанію Америкою помощи не Россіи, не русскимъ, а красной диктатурѣ въ лицѣ Сталина. Мы полагаемъ, что было бы фатальной ошибкой для Соединенныхъ Штатовъ выступать на защиту совѣтовъ по слѣдующимъ основаніямъ:

Во-первыхъ, Современная Россія находится подъ властью гнусной клики международныхъ заговорщиковъ, извѣстной подъ именемъ Коминтерна, стремящейся путемъ разлагательной пропаганды или же насиліемъ ниспровергнуть законный правительства во всемъ мірѣ. До тѣхъ поръ, пока Россія эксплоатируется въ качествѣ огромнаго плацдарма міровой революціи, миръ на землѣ не можетъ и не будетъ возстановленъ.

Во-вторыхъ, недавнія оффиціальныя разслѣдованія безошибочно доказали, что мѣстные коммунисты, при финансовой поддержкѣ Москвы, лихорадочно ведутъ въ самыхъ разнообразныхъ направленіяхъ подрывную работу противъ Соединенныхъ Штатовъ: они развращаютъ нашу молодежь; они сѣютъ сѣмена революціонной пропаганды среди нашихъ солдатъ и матросовъ; они всячески поощряютъ классовую ненависть; они организовываютъ забастовки и употребляютъ всѣ уcилія, чтобы высмѣять тѣ принципы, на основѣ которыхъ построена наша свободная страна.

Въ-третьихъ, среди безчисленныхъ преступленій противъ цивилизаціи совершенныхъ коммунистическими угнетателями, засѣвшими въ Кремлѣ, едва ли не самымъ гнуснымъ является ихъ бунтъ противъ религіи, ихъ варварское обращеніе съ священнослужителями, ихъ систематическое и безжалостное вытравливаніе каждаго признака религіозной мысли. Фактически, за время своего существованія, красная власть разрушила или закрыла до 50.000 русскихъ православныхъ храмовъ и физически истребила нѣсколько десятковъ тысячъ священниковъ. Равнымъ образомъ, мы просимъ помнить, что совѣтская власть обошлась русскому народу до 50.000.000 жизней, въ каковой итогъ входятъ умершіе съ голоду и отъ эпидемій во время великихъ голодухъ 1921-1922 и 1931-32 гг., а также замученные позорнымъ ГПУ.

Протянетъ ли Америка руку помощи иностранному правительству, которое стремится свергнуть наше собственное правительство? Дадимъ ли мы Коминтерну оружіе, которое онъ употребитъ противъ насъ же? Помогая красному Интернаціоналу, отвергнемъ ли мы тѣ идеалы, за которые въ прошломъ американцы отдавали свои жизни, и которые мы, подъ присягою, клялись защищать?

Болѣе того, американская помощь Сталину и его приспѣшникамъ будетъ истолкована угнетеннымъ и порабощеннымъ русскимъ народомъ, какъ большая несправедливость по отношенію къ нему самому.

Русскіе страстно ждутъ прихода благословеннаго часа своего освобожденія. Для тѣхъ десятковъ милліоновъ крестьянъ, у которыхъ были отняты земли и жилища, и которые пулеметами были загнаны въ колхозы; для тѣхъ рабочихъ массъ, которыя прикрѣплены къ государственнымъ заводамъ; для тѣхъ безчисленныхъ страдальцевъ, которыхъ мучаютъ въ концентраціонныхъ лагеряхъ; для всѣхъ этихъ обездоленныхъ и голодныхъ совѣтскихъ рабовъ, коммунистическая власть является символомъ бездарности, подкупности и жестокости. Русскіе не будутъ добровольно сражаться за Сталина даже въ томъ случаѣ, если бы мы послали имъ нашихъ лучшихъ военныхъ экспертовъ и отдали имъ лучшее американское вооруженіе. И каждый американскій долларъ, внесенный въ казну Коминтерна, былъ бы расцѣниваемъ русскими въ качествѣ попытки этой страны продлить агонію ихъ горестнаго существованія подъ краснымъ игомъ.

Въ заключеніе, мы хотимъ отчетливо указать, что принципіально и безоговорочно мы противимся всякой попыткѣ захвата русской территории. На этомъ основаніи русскія національныя организаціи повсемѣстно протестовали противъ безобразнаго брестъ-литовскаго договора; на этомъ же основаніи онѣ осудили версальскій договоръ, въ силу коего большія территоріальныя пространства были выкромсаны изъ истекавшаго кровью тѣла Россіи. На этомъ же основаніи мы рѣшительно подняли бы нашъ голосъ противъ всякаго покушенія современной Германіи на захватъ хотя бы одного квадратнаго дюйма русской государственной территоріи. Мы полагаемъ, однако, что задача охраненія цѣлости Россіи является долгомъ самихъ русскихъ, и, далѣе, что какъ только придетъ къ власти компетентное русское національное правительство, оно сумѣетъ разрѣшить всѣ территоріальныя проблемы безъ вмѣшательства какого либо иностраннаго правительства».

Обращеніе это вызвало рѣзкія нападки противъ подписавшихъ его, особенно противъ Архіепископа Виталія, одной части русской печати и общества (лѣваго уклона) и горячую поддержку со стороны другой. Были недовольны и нѣкоторые архіереи митрополіи. Однако, все, что произошло потомъ, доказало правильность высказаннаго въ заявленіи къ Президенту предостереженія.

Какъ по разному мыслили и поступали Русская Соборная Православная Церковь заграницей и ея іерархи, возглавляемые Митрополитомъ Анастасіемъ, и іерархи Американской митрополіи, хотя еще и подчиняющейся Соборной Зарубежной Церкви, наглядно говоритъ отношеніе къ избранію, по повелѣнію Сталина, митр. Сергія — выдающегося іерарха Русской Церкви, явившаго своими «радости и горести» сов. власти.

Митрополитъ Феофилъ, спрошенный по этому поводу заявилъ: «Я считаю это благомъ для Церкви избраніе патріарха и особенно митр. Сергія — выдающагося іерарха Русской Церкви, — если, конечно, все сдѣлано канонически правильно и свободно. Лично у меня остается о немъ впечатлѣніе, какъ о человѣкѣ, находящемъ у себя достаточно силъ, чтобы справиться со всѣми обстоятельствами церковной жизни, начиная отъ своей службы, какъ финляндскаго архіепископа, и до настоящаго времени, и чтобы быть въ состояніи всѣ требованія, предъявляемый къ Церкви, разрѣшать благополучно въ ея пользу» (Р. А. П. В. № 10 отъ октября 1943 г.).

Но для Митрополита Анастасія и іерарховъ, засѣдавшихъ 8/21 октября 1943 г. въ Вѣнѣ, былъ ясенъ политическій характеръ этого избранія (избрало митр. Сергія патріархомъ 8 сентября 1943 г. восемнадцать епископовъ, въ отсутствіи огромнаго числа заточенныхъ іерарховъ-страдальцевъ за Церковь и вѣру Православную). Какъ извѣстно, митр. Сергій, справлявшійся «со всѣми обстоятельствами церковной жизни» и разрѣшавшій ихъ «благополучно», требовалъ отъ заграничнаго духовенства письменнаго обязательства о лойяльности къ совѣтской власти, совершавшей вопіющія кощунства и замучившей тысячи служителей Церкви, начиная отъ самыхъ маститыхъ и достойнѣйшихъ іерарховъ. Вообще митр. Сергій до самой своей смерти оставался покорнымъ исполнителемъ заданій Сталина.

Явное нарушеніе порядка избранія Патріарха, установленнаго 13 августа 1918 г. Всероссійскимъ Церковнымъ Соборомъ, и отсутствіе на собраніи іерарховъ, томившихся въ ссылкѣ, дало совѣщанію зарубежныхъ іерарховъ 8/21 окт. 1943 г., во главѣ съ Первоіерархомъ Митрополитомъ Анастасіемъ, въ Вѣнѣ полное основаніе не признавать митрополита Сергія «законными и полномочными возглавителемъ Русской Церкви въ качествѣ Патріарха Всероссійскаго».

А Соборъ Сѣверо-Американской митрополіи (здѣсь не слѣдуетъ смѣшивать Соборовъ всего епископата въ Сѣв. Америкѣ, на которыхъ засѣдали также іерархи, поставленные Архіер. Синодомъ Зарубежной Церкви — Архіепископы Виталій и Тихонъ и Епископы Іеронимъ и Іоасафъ, съ Соборами Сѣв.-Амер. митрополіи, на которыхъ присутствовали только іерархи митрополіи) 26/27 октября 1943 г. постановилъ считать избраніе митр. Сергія Патріархомъ Московскими совершившимся фактомъ и предоставить митр. Феофилу право возносить имя его за богослуженіемъ, съ присоединеніемъ къ ранѣе принятому поминовенію и православнаго епископата и Митрополита Анастасія».

«Митрополія не должна была устанавливать новыхъ отношеній съ Московской патріархіей, уже установленныхъ Архіерейскимъ Соборомъ вь 1927 г. и входить съ нею въ общеніе «безъ разсужденія перваго епископа» (Ап. 34), Председателя Архіерейскаго Синода, и должна была подождать возстановленія связи съ нимъ. Часть не правомочна нарушать мнѣнія цѣлаго и въ этомъ была уже ошибка и своеволіе, за которыя потомъ пришлось и поплатиться» (прот. Польскій).

По смерти, 15 мая 1944 г., «патріарха» Сергія, митр. Феофилъ отдалъ 23 мая 1944 г. распоряженіе возносить за всѣми богослуженіями, вмѣсто имени умершаго, имя «Блюстителя Всеросийскаго Патріаршаго престола Высокопреосвяшеннѣйшаго митрополита Алексія». Рѣшеніе это было подтверждено Соборомъ Архіереевъ Сев.-Амер. митрополичьяго округа, состоявшимся 31 мая того же года въ Саутъ Канаанъ.

Послѣ избранія митрополита Алеіксія патріархомъ — во всѣхъ церквахъ митрополіи, кромѣ церквей, находящихся въ вѣдѣніи архіепископовъ Виталія и Тихона и епископовъ Іеронима и Іоасафа, — поминали за богослуженіями Алексея. патріарха Московскаго и всея Россіи.

На Московскій Соборъ 31 января/2 февраля 1945 г. для избранія патріарха Алексія, митрополитъ Феофилъ, какъ запрещенный, естественно, приглашенія не получилъ, но тѣмъ не менѣе митрополія отправила делегацію, въ составѣ епископа Алексія Аляскинскаго, протоіереевъ Іосифа Дзвончика и Николая Митропольскаго и юрисконсульта митр. округа Ральфа М. Аркуша, которой дала наказъ испросить у Собора утвержденіе для американской епархіи автономіи.

Делегація прибыла съ опозданіемъ, когда Соборъ уже кончился.

Служить ихъ не допустили, заявивъ, что американская іерархія находится съ 4 января 1935 г. подъ запрещеніемъ, но делегація была милостиво принята патр. Алексіемъ и его Синодомъ и затѣмъ получила, 14 февр. 1945 г., указъ, въ которомъ излагался проэктъ устройства Американской Церкви, предвидѣвшій: всѣ епархіи Сѣв. и Южной Америки и Канады составляютъ митрополичій округъ — экзархатъ Московской патріархіи и митрополитъ, кромѣ титула своего епархіальнаго города, носитъ титулъ патріаршаго экзарха всея Америки и Канады; въ теченіе трехъ мѣсяцевъ, не позже дня Преполовенія Пятидесятницы 1945 г. въ Америкѣ созывается всеамериканскій православный церковный соборъ, составленный изъ всѣхъ епископовъ и представителей клира и мірянъ, на который пріѣдетъ, спеціально делегируемый патріархомъ Алексіемъ, Архіепископъ Ярославскій и Ростовскій Алексій. Соборъ выявляетъ рѣшеніе американскихъ православныхъ епархій возсоединиться съ Матерью-Церковью Русской, декларируетъ отъ лица Америк. Церкви отіказъ отъ политическихъ выступленій противъ СССР и даетъ соотвѣтствующее распоряженіе всѣмъ приходами. Главу митрополичьяго округа избираетъ, согласно существующему въ Америкѣ порядку, не менѣе 2/3 голосовъ и представляетъ избраннаго на утвержденіе Московской Патріархіи. Патріархія со своей стороны рекомендуетъ Собору митр. Веніамина и Архіепископа Алексія, не стѣсняя Соборъ выдвинуть и избрать своего кандидата, но Московской патріархіи принадлежитъ каноническое право отвода избраннаго кандидата, если онъ будетъ признанъ несоотвѣтствующимъ. Въ случаѣ принятія этихъ положеній соборомъ епископовъ, возглавляемыхъ митр. Феофиломъ, тотчасъ, до всеамер. церковнаго собора, снимается запрещеніе, наложенное на Амер. Церковь 4 января 1935 г.

Рубрика: 100-летие Русской Зарубежной Церкви | Оставить комментарий

А. А. Соллогуб. Исторический Очерк о Русской Православной Церкви Заграницей (часть IV)

Къ 1934 году строго каноническая епархія юрисдикціи Архіерейскаго Синода заграницей, стойко, подъ руководствомъ Архіепископа Аполлинарія, перенеся церковный расколъ, вполнѣ окрѣпла, имѣя уже въ своемъ составѣ 68 приходовъ, и митрополитъ Феофилъ понялъ, что его неканонически утвержденный митрополичій округъ предоставленный самому себѣ — не устоитъ.

Первое время вокругъ епископа Аполлинарія была только горсть людей, сумѣвшихъ, сразу убѣдившись въ незаконныхъ дѣйствіяхъ митр. Платона, стать на правильный путь и продолжать исповѣдывать единство Зарубежной Церкви. Мірянамъ трудно было сразу разобраться въ создавшейся обстановкѣ. Духовенство привыкло безпрекословно подчиняться властному митрополиту; къ тому же часто не хотѣло вступать въ конфликтъ съ руководителями своихъ приходовъ, отъ которыхъ зависѣло денежно. Поэтому многіе изъ духовныхъ лицъ, коимъ хотя и ясна была неканоническая дѣятельность митр. Платона, предпочитали первое время плыть по теченію.

Однако, несмотря на все это, пониманіе истины постепенно брало верхъ, тѣмъ болѣе, что епископъ Аполлинарій, стойко защищая каноническую правду, своей кротостью, смиреніемъ и любовью, съ которой онъ пасъ ввѣренное ему стадо Христово, притягивалъ къ себѣ людей, тоскующихъ по Богѣ и искренно преданныхъ Церкви.

8 апрѣля 1928 г. въ Нью Іоркѣ образовалось «Общество Ревнителей Русской Православной Соборной Церкви въ Сѣв. Америкѣ» подъ предсѣдательствомъ А. Д. Панчулидзева.

Общество призывало русокихъ православныхъ людей: «оставаться вѣрными Единой Соборной Апостольской Православной Церкви и для сего, на все время, до освобожденія Россіи отъ ига невѣрныхъ, сплотиться всѣмъ воедино подъ водительствомъ и защитой Собора Архіереевъ и Архіерейскаго Синода Русской Православной Церкви Заграницей и законно назначеннаго симъ Синодомъ Правящаго Епископа Русской Православной Церкви въ Сѣверной Америкѣ, Преосвященнаго Аполлинарія, Епископа Сѣверо-Американскаго».

Въ 1930 г. іеромонахомъ Пантелеймономъ (нынѣ архимандритъ) и псаломщикомъ Іоанномъ Колосъ (нынѣ архимандритъ Іосифъ), былъ основанъ, съ благословенія Архіепископа Аполлинарія, Св.-Троицкій мужской монастырь въ Джорданвиллѣ, ставшій вскорѣ оплотомъ Соборной Церкви во всемъ Зарубежьи.

Попытки митр. Платона судебными порядкомъ, при помощи видныхъ адвокатовъ, отобрать церкви, прихожане которыхъ подчинились канонической власти Еписк. Аполлинарія, оканчивались для него неудачно. Особенно важное значеніе имѣло проигранное имъ дѣло съ приходомъ въ Гартфордѣ, штата Коннектикутъ. Высшій Кассаціонный Судъ въ штатѣ Коннектикутъ въ 1931 г. высказали важное принципіальное рѣшеніе:

«…Болѣе того, связь Архіепископа Рождественскаго (митрополитъ Платонъ) съ Детройтскими Соборомъ, который фактически пытался достигнуть отдѣленія Американской вѣтви Церкви, замѣшиваетъ его въ движеніе, враждебное продолженію установленной общей церковной организаціи. Съ другой стороны, Карловацкій Синодъ пытается, по мѣрѣ силъ и возможности, при наличіи разрухи въ Церкви, поддержать центральную организацію, представляющую традиціонное устройство Церкви, и, по-видимому, Синодъ этотъ является единственными учрежденіемъ, къ этому стремящимся. Приверженность къ этому учрежденію со стороны какой-либо части Церкви способствуетъ сохраненію единства общей Церкви насколько это возможно при теперешнемъ положенiи».

Развитіе епархіи побудило Архіерейскій Соборъ назначить въ помощь Архіеп. Аполлинарію викарныхъ епископовъ. 2/15 іюня 1929 г. хиротонисанъ былъ въ Бѣлградѣ во епископа Санъ-Францисскаго архимандритъ Тихонъ (Троицкій), окончившій Казанскую Духовную Академію и бывшій въ Россіи инспекторомъ семинарій въ Житомірѣ и Харьковѣ. Въ 1930 г. хиротонисаны были въ Бѣлградѣ во епископы: Монтреальскаго — архимандритъ Іоасафъ (Скородумовъ, впослѣдствіи Архіепископъ Буэносъ-Айресскій и Аргентинскій и тамъ сконч. въ 1955 году), и Детройтскаго — архимандритъ Феодосій (Самойловичъ), нынѣ Архіепископъ Санъ-Паульскій и Бразильскій, — оба окончившие Духовныя Академіи въ Россіи.

Архіепископъ Аполлинарій скончался 19 іюня 1933 г. Къ этому времени въ его епархію входило уже 62 прихода, что вызывало злобствующую тревогу у митр. Платона и его епископовъ.

Отпѣваніе Арх. Аполлинарія.

Возглавителемъ канонической Сѣверо-Американской и Канадской епархіи, послѣ кончины Архіеп. Аполлинарія, указомъ Архіерейскаго Синода отъ 18/31 іюля 1933 г. за №3037 былъ назначенъ Епископъ Санъ-Францисскій Тихонъ (согласно Постановленію Архіерейскаго Собора отъ 7/20 іюля 1933 г.).

Одновременно Арх. Соборъ, не перестававшей возлагать упованія на возможность прекращена пагубнаго раскола, учиненнаго митрополитами Платономъ и Евлогіемъ, вынесъ слѣдующее опредѣленіе:

Слушали: Докладъ Преосвященнаго Архіепископа Серафима о наблюдающемся среди русской паствы въ Зап. Европѣ и Америкѣ теченіи стремящемся къ прекращенію церковной смуты, объединенію отдѣльныхъ церковныхъ юрисдикцій и уничтоженію пагубнаго во всѣхъ отношеніяхъ церковнаго раскола.

По обсужденіи этого вопроса опредѣлили:

Архіерейскій Соборъ Русской Православной Церкви заграницей по примѣру всѣхъ прежнихъ Соборовъ, собиравшихся послѣ возникновенія раскола 1926 года, глубоко скорбитъ по поводу церковной смуты среди русской паствы въ Западной Еівропѣ и въ Америкѣ, почитая ее пагубнымъ и вреднымъ явленіемъ, какъ въ религіозномъ, такъ и въ національномъ отношеніи, а также и въ дѣлѣ борьбы за освобожденіе страждущей Родины отъ ига богоборцевъ.

Соборъ возносить Господу усердное моленіе, да прекратить Онъ всякіе смуты и расколы среди русакихъ людей, разсѣянныхъ по всему свѣту и да объединить ихъ всѣхъ во единое Свое духовное стадо, вѣрное Святой Православной Русской Церкви. Соборъ съ братскою любовію приметь въ молитвенное, церковное общеніе отколовшихся отъ него іерарховъ, входившихъ до раскола 1926 г. въ его составь и подчинявшихся его авторитету и власти, если одни прекратить административное сношеніе съ Москвою, плѣненною богоборцами, а другіе выйдутъ изъ подчиненія Константинопольской Патріархіи, имѣющей общеніе съ раскольниками-обновленцами, и вновь войдутъ въ составь Собора Архіереевъ Православной Русской Церкви заграницей, снова признавъ каноническую власть Синода и Собора, какъ они признавали это до раскола 1926 года.

(На фото справа: Архіепископъ Тихонъ (1963 г.). Соборъ, въ согласіи съ прежними своими опредѣленіями, особенно съ опредѣленіемъ Собора 1927 года, не считая себя автокефальнымъ, почитаетъ всѣ объединенный заграничный православный русскія епархіи, духовныя миссіи, приходы и монастыри неразрывною вѣтвью Православной Всероссійской Церкви, въ знакъ чего возносить свои моленія за каноническаго Главу ея — Митрополита Крутицкаго Петра, Мѣстоблюстителя Патріаршаго Престола, и свое церковное управленіе почитаетъ временнымъ, имѣющимъ силу до возстановленія нормальнаго церковнаго порядка въ Россіи.

Послѣ смерти митр. Платона увеличились надежды на прекращеніе смуты въ Сѣв. Америкѣ, возникновеніе и развитіе которой было связано съ нимъ лично. Горячимъ желаніемъ церковнаго мира проникнутъ былъ Епископъ Виталій, назначенный указомъ Архіерейскаго Синода отъ 51 марта (13 аир.) 1934 г. на Детройтскую кафедру и хиротонисанный въ Бѣлградѣ 23 аир./ 6 мая 1934 г.

(На фото слева: Архіепископъ Іоасафъ (1955 г.). Владыка Виталій, окончившій Казанскую Духовную Академію, извѣстенъ былъ всей Россіи своею просвѣтительной дѣятельностью въ бытность свою архимандритомъ Успенской Почаевcкой Лавры; въ Зарубежьи — этой же просвѣтительной работой въ Обители Іова Почаевскаго во Владиміровой на Карпатахъ (Чехословахія). Горячее желаніе мира въ Сѣв. Америкѣ было высказано имъ въ словѣ при нарѣченіи, которое опредѣляло духовный обликъ новаго тогда архипастыря Сѣв.-Американской Церкви. Въ заключительной части слова Владыка сказалъ:

«…Такое сознаніе неотступнаго долга вызываетъ во мнѣ — выраженная чрезъ Вашу Святыню воля Матери Церкви, чтобы идти мнѣ и отстаивать миръ и единство церковное тамъ — въ Америкѣ. Я чувствую всѣмъ существомъ своимъ этотъ долгъ, хотя онъ и не вмѣщается въ моемъ разумѣніи, какъ его совершить.

Архіепископъ Виталiй (1960 г.)

Я не разсуждаю о своей неподготовленности, не вспоминаю о своихъ малыхъ «домашнихъ» дѣлахъ, о грозящихъ имъ опасностяхъ. Вы, св. Владыки, и Ты всегдашній руководитель моей жизни, Блаженнѣйшій Авво, разсудили…

Вы знаете мое прошлое, мои намѣренія и попытки, знаете съ чѣмъ я сроднился, что составляетъ содержаніе моего внутренняго я — а вѣдь выше сего невозможно вдругъ стать — знаете, какъ крѣпко я сросся съ Церковно-народнымъ дѣломъ на Карпатахъ и что не перестану о немъ заботиться до конца моей жизни…

Если же, зная все это, Вы, по представленію моего отнынѣ киріарха Епископа Тихона, все-же судили меня достаточно быти для Епископскаго служенія въ Америкѣ, пріемлю, благодарю и нимало вопреки глаголю.

Съ радостью отдамъ оставшаяся силы на умиротворяющую работу въ Церкви и на организацію Американской Руси, на помощь Старому Краю, подъ ближайшимъ руководствомъ моего правящаго Архіерея Владыки Тихона».

Митрополитъ Антоній 5/18 мая 1934 г. обратился со слѣдующимъ Посланіемъ, какъ Предсѣдатель Архіерейскаго Синода Русской Православной Церкви Заграницей, къ Русскимъ людямъ въ Сѣверной Америкѣ и Канадѣ:

Глубокой скорбью всегда наполнялось сердце наше при извѣстіяхъ о тягостномъ церковномъ раздѣленіи и смутѣ, уже много лѣтъ раздирающихъ Русскую православную Церковь въ Сѣверной Америкѣ и Канадѣ.

Господь заповѣдалъ христіанамъ, чтобы они всегда пребывали въ единеніи любви, и молился о томъ, чтобы мы были едины, какъ едина Св. Троица (Ін. 17, 21). Но вмѣсто такого единенія мы видимъ лишь появленіе все новыхъ взаимно враждебныхъ группъ и юрисдикцій.

Заповѣди Господа, благо Святой Церкви, наконецъ, даже нашъ долгъ передъ страждущимъ отъ гоненій православнымъ русскимъ народомъ, — все это требуетъ отъ насъ, чтобы раздѣленія въ Сѣверо-Американской епархіи были прекращены и чтобы она заняла надлежащее ей мѣсто въ объединенной Русской Зарубежной Церкви.

Нынѣ въ жизни православной Сѣверо-Американской Руси произошло важное событіе: скончался Митрополитъ Платонъ. Господь да будетъ ему милостивымъ Судьей, мы же, вознося молитвы объ упокоеніи его души, призываемъ всю бывшую его паству, во главѣ съ подчинившимися ему и поставленными имъ іерархами, какъ равно и тѣхъ православныхъ людей, которые признаютъ надъ собою юрисдикцию Архіерейскаго Синода, чтобы они приложили всѣ свои cилы къ возстановленію мира и слились бы въ единую епархію, входящую черезъ своего каноническаго архипастыря, Архіерейскій Синодъ и нашу мѣрность въ единое тѣло Зарубежной Русской Церкви вмѣстѣ съ архипастырями и духовными чадами нашими въ прочихъ странахъ свѣта. Въ этомъ смыслѣ нами даны указанія Преосвященному Епископу Сѣверо-Американскому и Канадскому Тихону, убѣжденному поборнику мира и единства. Обсудите совмѣстно, какимъ путемъ вы могли бы объединиться, а Архіерейскій Синодъ будетъ радостно привѣтствовать укрѣпленіе Русской Церкви за рубежомъ, которое произойдетъ отъ вашего объединенія и утвердитъ всякое постановленіе, согласное со Св. Канонами и благомъ Русской Церкви.

Господь да наставитъ васъ и да укажетъ вамъ пути къ установленію мира и единства въ вашей измученной церковными смутами епархіи.

Антоній,

Митрополитъ Кіевскій и Галицкій.

(На фото справа: Архіепископъ Іеронимъ Детройтскій (1957 г.). 13/26 іюля 1934 г. состоялась встрѣча епископа Тихона съ митрополитомъ Феофиломъ для обсужденія вопроса о возстановленiи церковнаго единства.

«Провославная Карпатская Русь» — церковно-народный органъ Зарубежья, — печаталъ все это время пламенные призывы къ установленію единства въ Заграничной Русской Церкви. Въ № 15 отъ 1/14 августа 1934 г. помѣщенъ былъ призывъ къ объединенію «Русскихъ Архіереевъ Зарубежныхъ къ Американскимъ», подписанный 24 іерархами, въ томъ числѣ Митрополитомъ Варшавскимъ Діонисіемъ и другими архіереями Православной Церкви въ Польшѣ, еписк. Iоанномъ Печерскимъ и всѣми Дальневосточными іерархами.

Архіерейскій Синодъ 22 авг./4 сентября 1934, по заслушанію доклада Епиcк. Тихона о положеніи церковныхъ дѣлъ въ Сѣв. Америкѣ, постановилъ: установить въ Сѣв. Америкѣ 2 епархіи — восточную, включающую въ себя восточную часть Сѣв. Америки и восточную часть Канады, съ мѣстопребываніемъ епископа въ Нью Іоркѣ, и западную, включающую въ себя западную часть Сѣв. Америки и западную часть Канады и Аляску, съ мѣстопребываніемъ епископа въ Санъ-Франциско.

На первую кафедру былъ назначенъ Владыка Виталій, на вторую -— Владыка Тихонъ, оба съ возведеніемъ въ санъ Архіепископовъ. Владыка Феодосій епископъ Санъ-Францисскій возвращался на прежде занимаемую имъ кафедру въ Детройтѣ; епископъ Іоасафъ оставался на кафедрѣ въ Монтреалѣ — оба викаріями Восточно-американской епархіи.

Архіерейскій Соборъ опредѣленіемъ отъ 31 августа/13 сентября 1934 г. «для облегченія путей, ведущихъ къ возстановленію церковнаго единства въ Америкѣ» снялъ запрещеніе въ священнослуженіи, лежавшее съ 1927 года на епископахъ и клирѣ, послѣдовавшихъ за митр. Платономъ въ расколы. Одновременно было снято запрещеніе и съ митр. Евлогія и его духовенства.

6/19 марта 1935 г. въ Нью Іоркѣ состоялось, подъ предсѣдательствомъ Архіепископа Виталія, Епархіальное Собраніе Восточно-Американской и Канадской епархіи, на которомъ были заслушаны устныя и письменныя привѣтствія русскихъ національныхъ организацій Нью Іорка, высказывавшихся за объединеніе всей Зарубежной Русской Церкви подъ властью Архіерейскаго Собора.

31 марта 1935 г. въ Нью Іоркѣ въ Покровcкомъ Кафедральномъ Соборѣ совершено было совмѣстное богослуженіе митр. Феофиломъ и архіепископомъ Виталіемъ. Митр. Феофилъ произнесъ слово «проникнутое безграничной христианской братской любовью, разъясняющее всю знаменательность этого дня». На глазахъ многихъ молящихся блестѣли слезы радости и благодарности.

5/18 августа 1935 года въ Нью Іоркѣ, въ Крестовоздвиженскомъ Кафедральномъ Соборѣ, (предшественникъ нынѣшняго Воскресенскаго Собора въ Бронксѣ) состоялась хиротонія архимандрита Іеронима, быв. Начальника Іерусалимской Духовной Миссіи (окончившаго Московскую Духовную Академію въ Импер. Россіи), назначеннаго указомъ Архіерейскаго Синода отъ 20 марта/2 апр. 1935 г. епископомъ Детройтскимъ, вмѣсто еписк. Феодосія, назначеннаго правящимъ епископомъ въ Бразилію.

Хиротонію совершали: Архіепископъ Виталій, представитель Александрійскаго Патріарха въ Америкѣ — Архіепископъ Феодосій Тирскій и Сидонскій и Архіепископъ Греческій Афиногоръ.

* * *

Рубрика: 100-летие Русской Зарубежной Церкви | Оставить комментарий

А. А. Соллогуб. Исторический Очерк о Русской Православной Церкви Заграницей (часть III)

Высшему Церковному Управленію, въ самомъ началѣ своей дѣятельности, пришлось обсуждать положеніе Сѣверо-Американской епархіи, гдѣ у правящаго архіерея епископа Александра (позднѣе архіепископа) возникъ рядъ неурядицъ, главнымъ образомъ матеріальнаго характера. Извѣстно это было и Патріарху Тихону, имѣвшему еще тогда возможность изрѣдка сноситься съ Высш. Церковнымъ Управленіемъ, и высказавшему пожеланіе обревизовать сѣв.-американскую епархію, предлагая послать туда для этой цѣли Арх. Евлогія. Но послѣдній, снесясь съ митр. Платономъ, состоявшимъ тогда настоятелемъ Русской при Афинской Миссіи церкви, отъ командировки отказался и предложилъ поручить ревизію митр. Платону, знакомому съ американской церковной жизнью со времени управленія этой епархіей.

Митрополитъ Платонъ предложилъ тогда Высшему Церковному Управленію дать ему отпускъ и указъ съ уполномочіемъ отправиться въ Америку для устройства тамошнихъ церковныхъ дѣлъ.

29 декабря/ll января 1920/21 г. Высшее Церквное Управленіе на засѣданіи слушало: «Прошеніе Высокопреосвящеинѣйшаго митрополита Платона о разрѣшеніи его Высокопреосвященству четырехмѣсячнаго заграничнаго отпуска въ Северную Америку» и постановило «разрѣшить четырехмѣсячный заграничный отпускъ». (Протоколъ №12).

Въ началѣ апрѣля 1921 года митр. Платонъ отбылъ въ Америку. Но пріѣхавъ въ Америку, онъ, вмѣсто устройства церковныхъ дѣлъ, началъ старанія о назначеніи его на сѣверо-американскую кафедру.

Протоіерей Ф. Пашковскій (будущій митрополитъ Феофилъ) въ серединѣ 1922 года пріѣхалъ изъ Москвы въ Югославію, въ Ср. Карловцы, гдѣ ознакомилъ митрополита Антонія съ словеснымъ пожеланіемъ Патріарха Тихона на временное назначеніе митр. Платона въ Сѣверную Америку.

22 августа/5 сентября 1922 г. Архіерейскій Синодъ постановилъ: «Въ виду выраженнаго Святѣйшимъ Тихономъ, Патріархомъ Московскимъ и всея Россіи, воли о томъ, чтобы управленіе Сѣверо-Американской епархіей временно принялъ на себя митрополитъ Херсонекій и Одесскій Платонъ, сообщенной въ рапортѣ прибывшаго изъ Москвы протоіерея Ф. Пашковскаго, отъ 1/14 іюля 1922 г. за № 1, и въ виду согласія Архіепископа Александра на передачу временно управленія Епархіей митр. Платону — считать митр. Платона временно управляющимъ Сѣв.-Американской епархіей».

По этому поводу представитель «ИМКИ» г. Колтонъ, выступавший въ 1925 г. въ качествѣ свидѣтеля на процессѣ, который митр. Платонъ велъ съ живоцерковникомъ Кедровскимъ, захватившимъ въ Нью Іоркѣ Соборъ на 97 улицѣ, показалъ: «находясь въ 1922 г. въ Москвѣ, онъ, по просьбѣ друзей митр. Платона, просилъ Патріарха Тихона назначить митр. Платона на Американскую кафедру. Патріархъ высказался по этому поводу положительно, но разъяснилъ, что ограничится лишь рекомендаціей, которую поручилъ г. Колтону сообщить Собору епископовъ, которые управляютъ заграничными дѣлами Церкви. По словамъ Колтона, переводчикомъ во время этого разговора былъ священникъ Ф. Пашковскій (буд. митроп. Феофилъ)». Послѣдній подтвердилъ это на судѣ.

30 сентября 1923 г. въ «Американскомъ Православномъ Вѣстникѣ» митр. Платона былъ опубликованъ указъ Патріарха Тихона отъ 29 сентября за №41 объ освобожденіи митр. Платона отъ управленія Херсоно-Одесской епархіей и утвержденіи его управляющимъ Сѣв.-Американской епархіей.

Вышеназванный указъ былъ сообщенъ митр. Платономъ Архіерейскому Синоду безъ присылки подлиннаго указа. Однако, въ подлинности этого указа сразу не возникло сомнѣній, и онъ былъ принятъ Синодомъ.

Но въ 1925 г. Высшій Судъ Штата Нью Іоркъ, разсматривавшій дѣло митр. Платона съ живо-церковникомъ Кедровскимъ, въ засѣданіи 25 ноября отказался признать подлинность этого указа. Указъ полученъ былъ изъ Москвы …на слѣдующій день послѣ его подписанія.

А до того еще, постановленіемъ отъ 16 января 1924 г. за №28, Патріархъ Тихонъ уволилъ митр. Платона, безъ поясненія причинъ, съ вызовомъ въ Москву.

Предсѣдатель Заграничнаго Синода Митрополитъ Антоній, запрошенный по этому вопросу Архіеп. Аполлинаріемъ, отвѣтилъ 18/31 іюля 1930 г. за №815: «…по поводу утвержденія на судѣ запрещеннымъ нынѣ въ священнослуженіи Митрополитомъ Платономъ, что Митрополитъ Платонъ признанъ Архіерейскимъ Синодомъ и Соборомъ Архіереевъ (37) Русской Православной Церкви Заграницей, возглавляемыми Митрополитомъ Антоніемъ, законно назначеннымъ въ Америку отъ Свят. Патріарха Тихона, на основами указа Его Святѣйшества, отъ 29 сентября 1923 года за №41, имѣю честь заявить Вашему Высокопреосвященству, для сообщенія гражданскому суду, если въ томъ будетъ надобность, что означенный указъ Патріарха Тихона намъ былъ сообщенъ самимъ митрополитомъ Платономъ безъ присылки подлиннаго указа и мною, Архіерейскимъ Синодомъ и Соборомъ Архіереевъ Русской Православной Церкви Заграницей этотъ указъ былъ принятъ лишь по довѣрію къ Митрополиту Платону, т. к. мы не могли допустить даже мысли, что Митрополитъ Платонъ могъ обманывать своихъ собратьевъ-іерарховъ Русской Православной Зарубежной Церкви въ такомъ важномъ документѣ. Въ настоящее время, когда обнаружилась подложность этого указа Патріарха Тихона, предъявленнаго Митрополитомъ Платономъ, Архіерейскій Синодъ никакого значенія сему документу не придаетъ».

Полученное митр. Платономъ, на этотъ разъ подлинное, постановленіе Патріарха Тихона и Священнаго при немъ Синода объ увольненіи, съ распоряженіемъ прибыть въ Москву въ Патріаршее распоряженіе, было болышимъ ударомъ для него.

Послѣ вынужденнаго указа о закрытіи Высшаго Церковнаго Управленія, Патріархъ Тихонъ, послѣ освобожденія его изъ тюрьмы, и органы его управленія не сносились уже оффиціально съ учрежденнымъ Архіерейскимъ Синодомъ (частныя сношенія были рѣдчайшимъ явленіемъ, т. к. къ Патр. Тихону никого не допускали, да это было и крайне опасно, дабы не навлечь какого-нибудь подозрѣнія на Патріарха), и потому Архіерейскій Соборъ не получилъ отъ Патріаршаго Синода увѣдомленія объ увольненіи митр. Платона, не допуская мысли, когда начали объ этомъ просачиваться слухи, что онъ дерзнетъ укрывать что-либо отъ Заграничнаго Синода и Собора, коимъ онъ непосредственно подчинялся.

Митрополитъ Платонъ умѣло скрылъ полученіе имъ Патріаршаго указа и вызовъ въ Патріаршее распоряженіе, выигрывая время, чтобы подготовить почву для принятаго имъ хитроумнаго рѣшенія — отколоться самому не только отъ Москвы, исходя изъ зависимости Патріарха Тихона отъ болыневицкой власти, но и отъ Архіерейскихъ Собора и Синода, установивъ самочинную автокефалію. Подъ этимъ знакомъ было созвано въ Детройтѣ собраніе клира и мірянъ, названное «Соборомъ». Самъ митр. Платонъ, исходя изъ присущей ему изворотливости — имѣть оправданіе предъ Архіерейскимъ Синодомъ, пока вся его затѣя будетъ проведена и закрѣплена, оставался въ тѣни, а главную роль выполнялъ протоіерей Леонидъ Туркевичъ (въ будущемъ митрополитъ Леонтій), который, послѣ раскола въ Зарубежной Церкви, былъ хиротонисанъ митр. Платономъ во епископа Чикагскаго.

Объ этой дѣятельности прот. Л. Туркевича ярко свидѣтельствуетъ выписка изъ перваго протокола засѣданія отъ 20 марта/2 апрѣля 1924 г., напечатаннаго въ книгѣ «Постановленія Священнаго Собора Русской Православной Греко-Каѳолической Церкви въ Соед. Штатахъ Сѣв. Америки, состоявшагося въ городѣ Детройтѣ въ 1924 г. 20-23 марта/2-4 апрѣля: «Кафедральный протоіерей о. Л. Туркевичъ приступилъ къ избранію Президіума Собора».

Выступая первымъ отъ имени Епархіальнаго Совѣта прот. Л. Туркевичъ началъ свое слово характерными словами: «Особенностью настоящаго Собора является то, что мы не имѣемъ программной рѣчи, которую мы, конечно, выcлушали бы, если бы здѣсь присутствовалъ Владыка Митрополитъ. Отсутствіе Владыки Митрополита объясняется его нежеланіемъ подать поводъ злонамѣреннымъ лицамъ распространять слухи о томъ, будто бы Соборныя постановленія выносятся подъ давленіемъ его авторитета».

Эту сугубую осторожность митр. Платонъ соблюлъ, чтобы выиграть въ глазахъ Архіерейскаго Синода, что онъ стоитъ въ сторонѣ отъ сего антиканоническаго и вреднаго для Церкви дѣла, и хитростью получить отъ Синода подтвержденіе своихъ правъ, о чемъ будетъ сказано ниже.

Это Епархіальное Собраніе, которое никакъ нельзя назвать Соборомъ, рѣшило объявить Американскую автокефальную Церковь, избравъ митрополита Платона главой этой Церкви, формулируя рѣшеніе: «временно объявить Русскую Православную епархію въ Соед. Штатахъ Америки самоуправляющейся Церковью съ тѣмъ, чтобы она управлялась своимъ избраннымъ архіереемъ, при посредствѣ Собора своихъ епископовъ, совѣта изъ выборныхъ мірянъ и періодическихъ Соборовъ всей Американской Церкви». Митр. Платонъ былъ назначенъ главнымъ тростистомъ надъ имуществомъ всѣхъ церквей.

Посѣщеніе Югославянской Королевой Маріей Иверской часовни въ Бѣлградѣ.

Итакъ, Русская Православная Миссія-Епархія, существовавшая съ 1793 года, постановленіемъ собранія въ Детройтѣ, созваннаго митрополитомъ Платономъ, превратилась въ «Американскую Православную Церковь». Русской Церкви было обѣщано не порывать съ ней духовной связи и общенія, оказывать ей всякое содѣйствіе. Патріарха поминать не какъ своего главу, а какъ «главу матери Церкви Русской, коей провозглашенная въ Детройтѣ новая Американская Церковь обязана своимъ существованіемъ».

На засѣданіи 22 марта/4 апрѣля, на которомъ присутствовалъ уже и митрополитъ Платонъ, была послана телеграмма Президенту США:

БЪЛЫЙ ДОМЪ. ВАШИНГТОНЪ. ПРЕЗИДЕНТУ СОЕДИНЕННЫХЪ ШТАТОВЪ

Генеральное собраніе Русской Православной Церкви на сессіи въ Детройтѣ, въ цѣляхъ защиты нашей Церкви здѣсь противъ претензій, давленія и узурпаціи ея противорелигіозными врагами въ Роосіи, объявила себя самоуправляющейся и отнынѣ будетъ дѣйствовать, какъ Національное Американское Религіозное образование (буквально «тѣло»), Собраніе поручило мнѣ выразить Вамъ, г. Президентъ, чувства преданности и полнѣйшей лойяльности къ нашему великому второму Отечеству. Да благословитъ Господь Америку и ея Президента.

Митрополитъ Платонъ

«Соборъ» вынесъ также резолюцію: «просить Высокопреосвященнаго митрополита Платона, въ знакъ высокой власти его, какъ главы Сѣверо-Американской Православной Церкви, носить двѣ панагіи, и, какъ символъ власти, — «предносить передъ нимъ въ подобающихъ случаяхъ крестъ».

Ввиду малочисленности состава «собора» (отъ милліоннаго русскаго православнаго народа въ Америкѣ явилось на этотъ «соборъ» всего 37 человѣкъ, а изъ 300 православныхъ приходовъ «насилу стянулось на съѣздъ 110 священниковъ» — прот. М. Лебедевъ «Разруха въ Русской Православной Церкви въ Америкѣ», стр. 318), митр. Платонъ предложилъ наложить на всѣхъ священниковъ, безъ уважительныхъ причинъ неявившихся на соборъ, штрафъ въ размѣрѣ 10 дол., и предложить имъ явиться въ Ныо Іоркъ и подписать протоколъ собора, — что и было принято «соборомъ». Равно, согласно предложенію митр. Платона, «соборъ» постановилъ: «каждый священникъ, не согласившійся подписаться подъ актами и не желающій внести установленный штрафъ, считается внѣ нашей Церкви».

О Русской Зарубежной Церкви на Собраніи ни разу не вспоминалось, словно, она не существовала, несмотря на то, что митр. Платонъ былъ однимъ изъ учредителей Зарубежной Церкви, состоялъ членомъ Архіерейскаго Синода, ея дѣятельнымъ членомъ и никому никакихъ поводовъ не давалъ даже и подозрѣвать, что онъ перестаетъ считать себя съ ней связаннымъ.

Митр. Платонъ умышленно и сознательно этого не дѣлалъ, опасаясь, что святотатственная ложь, съ которой онъ тѣсно связался еще съ Афинъ, когда просилъ у Архіерейскаго Синода дать ему отпускъ на 4 мѣсяца въ Америку, можетъ преждевременно выйти наявь, и вся его затѣя можетъ кончиться проваломъ. Ему была нужна помощь Зарубежной Церкви, единственной законной и канонической церковной организаціи за рубежомъ, и онъ «ничто же сумняся» ѣдетъ въ Сремскіе Карловцы на Архіерейскій Соборъ, который состоялся въ октябрѣ 1924 г., спустя полгода послѣ Детройтскаго собранія, принимая самое дѣятельное участіе въ его работахъ: предсѣдательствуетъ въ финансовой комиссіи, и, по избранію Собора, входитъ въ составъ Архіерейскаго Синода. Желая поднять свой авторитетъ въ глазахъ американскаго клира и паствы, которые, какъ было указано выше, далеко не въ большинствѣ принимали участіе въ Детройтскомъ съѣздѣ, онъ исхлопатываетъ у Собора обнародованіе особаго посланія къ сѣверо-американской паствѣ, призывая ее бороться съ разными раскольниками, и поддерживать права митр. Платона.

Вернувшись, послѣ окончанія занятій Собора, въ Америку, митр. Платонъ продолжаетъ внѣшне быть всецѣло лойяльнымъ Зарубежной Церкви, что имѣетъ опредѣленное выраженіе въ его «Американскомъ Православномъ Вѣстникѣ», который онъ регулярно посыладъ въ Архіерейскій Синодъ, тщательно маскируя скрытую работу для разрыва съ Зарубежной Церковью.

На Архіерейскомъ Соборѣ 12-14 іюня 1926 г., который покинулъ митрополитъ Евлогій, митр. Платонъ сдѣлалъ подробный устный докладъ о состояніи Церкви въ Америкѣ и утверждалъ, что никогда не проводилъ и не проводитъ никакой автокефаліи въ своей Американской епархіи, является рѣшительнымъ врагомъ ея, а если допустилъ Детройтскій съѣздъ и утвердилъ его постановленія о таковой, то только для того, чтобы «дать выходъ автокефальнымъ настроеніямъ, угрожающими цѣлости и спокойствію епархіи».

(На фото слева: Блаженнѣйшій Митрополитъ Антоній). Высказывая свою преданность Заграничному Собору, онъ просилъ дать ему, за собственноручной подписью всѣхъ членовъ Собора, заготовленную его адвокатами грамоту ко всѣмъ Патріархамъ и Русской Церкви въ Америкѣ, въ коей подтверждались его права и полномочія на управленіе Православной Церковью въ Америкѣ, мотивируя, что эта грамота необходима ему для суда съ живоцерковниками о церковномъ имуществѣ.

Послѣ этого доклада, Соборъ предложилъ митр. Платону подписать протоколъ съ этимъ устнымъ личнымъ его докладомъ, но митр. Платонъ отказался это сдѣлать, наивно мотивируя, что подписаніе имъ этого протокола свидѣтельствовало бы о томъ, что онъ якобы не признаетъ власти Патріаршаго мѣстоблюстителя въ Россіи. Подобнаго рода заявленіе было болѣе, чѣмъ перфидно, т. к. въ то время Архіерескій Заграничный Синодъ признавалъ Патр. Мѣстоблюстителя Митрополита Петра и онъ поминался за богослуженіями въ церквахъ Зарубежной Церкви, какъ затѣмъ и Митрополитъ Сергій, пока послѣдній въ 1927 году ни подписалъ Деклараціи о признаніи совѣтской власти.

Митр. Платонъ ѣхалъ на Соборъ, сознавая, что его лавированіе не можетъ продолжаться безконечно, и что Архіерейскій Соборъ, признавъ еще на Соборѣ 1924 г. дѣйствія Детройтскаго собранія вредными и противорѣчащими интересамъ Русской Епархіи въ Америкѣ, можетъ потребовать отъ него рѣшительныхъ дѣйствій въ отношеніи детройтскихъ постановленій.

Предвидя это, митр. Платонъ заготовилъ грамоты, надѣясь подвохомъ получить подписи, и использовать затѣмъ эти грамоты, для поднятія своего авторитета, при оффиціальномъ объявленіи автокефаліи, къ чему онъ стремился, движимый своими честолюбивыми замыслами, съ момента пріѣзда въ Америку.

(На фото справа: Сербскій Патріархъ Варнава совершаетъ богослуженіе въ русской церкви). Направляясь на Соборъ, онъ заѣзжаетъ въ Парижъ, какъ говоритъ въ своихъ воспоминаніяхъ митр. Евлогій, и проситъ «поддержать его, если ему придется защищать свои права противъ синодальныхъ притязаній» и обязательно прибыть на Соборъ.

Но митр. Евлогій не смогъ поддержать митр. Платона, покинувъ засѣданіе Собора передъ докладомъ митр. Платона, и послѣдній, встрѣтившись съ рѣшительнымъ требованіемъ Собора, не нашелъ ничего другого, какъ тоже покинуть засѣданіе, слѣдуя примѣру своего единомышленника митр. Евлогія.

Соборъ призналъ несомнѣннымъ, что митр. Платонъ, вопреки своимъ заявленіямъ, стремится къ организаціи автокефаліи въ Сѣв.-Американской епархіи и постановилъ просимой имъ грамоты не давать и членомъ Архіерейскаго Синода его не считать, пока онъ не отвергнетъ постановленія Детройтскаго Собранія и не подчинится Заграничному Собору и Синоду. (Прот. № 11 отъ 18 іюня 1926 г.).

Позиція митр. Платона раскрылась на Соборѣ. Оставался вопросъ —- съ нимъ ли его викаріи, а потому имъ было предложено въ 4-мѣсячный срокъ дать отвѣты.

На запросъ Архіерейскаго Собора послѣдовалъ 10 сентября 1926 г. отвѣтъ, подписанный всѣми викарными епископами, за исключеніемъ епископа Аполлинарія, викарія Санъ-Францискскаго, оставшимся вѣрнымъ Русской Соборной Зарубежной Церкви. Отвѣтъ этотъ, скрѣпленный подписью секретаря епархіи прот. Леонида Туркевича, былъ написанъ въ такихъ грубыхъ, дерзкихъ и не соотвѣтствуюіцихъ сану писавшихъ выраженіяхъ, въ такомъ нарочито заостренномъ по отношенію къ Соборной Зарубежной Русской Церкви тонѣ, что даже митрополитъ Платонъ, уѣхавшій на Соборъ 9 мая и вернувшійся въ Америку только 11/24 сентября, счелъ нужнымъ прислать извиненіе и отказался отъ него, прося его возвратить.

(На фото справа: Архіепископъ Аполлинарій Сѣверо-Американскій (ск. 1933 г.). 1 февраля 1927 г. митр. Платонъ вызвалъ епископа Аполлинарія, потребовалъ отказаться отъ подчиненія Архіерейскому Собору, и, получивъ отказъ, самочинно уволилъ его и запретилъ въ священнослуженіи. Впослѣдствіи, съ ссылкой на 2 февраля, было указано на совѣщаніе его епископовъ по этому поводу.

18/31 марта 1927 г. Архіерейскій Синодъ объявилъ это рѣшеніе неканоничеокимъ и недѣйствительнымъ, отрѣшилъ митрополита Платона отъ должности правящаго архіерея и запретилъ его въ священнослуженіи, назначивъ временно управляющимъ епархіей епископа Аполлинарія.

23 авг./З сентября 1927 г. епископъ Аполлинарій былъ утвержденъ въ должности правящаго архіерея.

Здѣсь надлежитъ вспомнить, что епископъ Аполлинарій былъ раньше тѣсно связанъ съ митр. Платономъ и, согласно просьбѣ послѣдняго, былъ отозванъ Высшимъ Церковнымъ Управленіемъ изъ Палестины, куда былъ посланъ 13 апрѣля 1922 г. для упорядоченія тамошнихъ церковныхъ дѣлъ, и указомъ Архіер. Синода отъ 27 янв./ІО февраля 1924 г. назначенъ викаріемъ Сѣв-Американской епархіи, съ титуломъ епископа Виннипегскаго. Прибывъ въ Сѣв. Америку (1 мая 1924 г.), епископъ Аполлинарій, съ учрежденіемъ 14 декабря того же года викаріатства въ Санъ-Франциско, получилъ назначеніе туда, съ титуломъ епископа С.-Францисскаго.

Епископъ Аполлинарій, для котораго митр. Платонъ былъ раньше большимъ авторитетомъ, пережилъ большую драму, видя, какъ митр. Платонъ попираетъ церковные каноны и подготовляетъ церковный расколъ, и мужественно сталъ на стражу церковной Правды, очутившись, первое время въ полномъ одиночествѣ.

2 февраля 1927 г. митрополитъ Платонъ собралъ «Священный Соборъ» епиокоповъ (!), предсѣдателемъ котораго назначилъ арабо-сирійца Евфимія, архіепископа Бруклинскаго, которому предложено было составить конституцію «Святой Восточной Православной Каѳолической и Апостольской Церкви въ Сѣверной Америкѣ».

Арх. Аполлинарій среди своей паствы, вѣрной Зарубежной Церкви, въ первые годы послѣ раскола 1926 года.

Спустя 6 мѣсяцевъ, 14 сентября 1927 года, Соборъ епископовъ Американской епархіи одобрилъ, составленную арх. Евфиміемъ, конституцію, которая была подписана митр. Платономъ и его викаріями: архіеп. Евфиміемъ Бруклинскимъ (ея составителемъ), Феофиломъ — епископомъ Чикагскимъ, Амфилохіемъ — еписік. Аляскинскимъ, Арсеніемъ — еписк. Виннипегскими и Алексіемъ — епископомъ Санъ-Францисскимъ, назначенными вмѣсто уволеннаго епиокопа Аполлинарія. Затѣми эта конституція была утверждена гражданскими путеми, по законами штата Массачусетс, и 1 декабря 1927 г. обиявлена.

Учредители этой самочинной автокефаліи рѣшили объединить всѣ національныя православный группы ви Америкѣ и организовать ихи поди своими главенствоми.

Выпущенная ими Декларація гласила:

«Принимая во вниманіе, что Русская Церковь теперь неспособна нести отвѣтственность за Православіе ви Америкѣ и должными образомъ проявить свой авторитетъ, по причинѣ патріаршаго хаоса въ Россіи, который можетъ продлиться неопредѣленное время… эта отвѣтственность за Православіе и за проявленіе сего авторитета Церкви въ Америкѣ фактически остается на насъ, какъ каноническихъ русcкихъ епископахъ въ Америкѣ… мы повелѣваемъ одному изъ нашихъ членовъ, архіепископу Евфимію, Бруклинскому, позаботиться о благоустройствѣ Американскаго Православія в собственномъ смыслѣ православнаго каѳолическаго народа, рожденнаго въ Америкѣ и главными образоми говорящаго по-англійски, или другихъ американcкихъ жителей и народовъ, какой бы то ни было національности, или лингвистической группы или происхожденія… тѣхъ, которые пожелаютъ сами присоединиться къ автономной независимой Американской Каѳолической Церкви… уполномачиваемъ учредить, организовать, основать, возглавить, вести, контролировать и поддерживать опредѣленную, независимую и автономную вѣтвь Православной Каѳолической Церкви, которая да будетъ извѣстна, законно установлена и общепризнана, какъ святая, восточная, каѳолическая и апостольская Церковь въ Сѣв. Америкѣ».

19 декабря 1927 г. отъ имени «Святѣйшаго Синода Американской Православной Каѳолической Церкви» было разослано всѣмъ главамъ Помѣстныхъ Церквей увѣдомленіе объ основаніи въ Америкѣ новаго члена Православной Каѳолической Церкви — независимой, автономной и автокефальной Американской Церкви.

Выдвигая во всей этой затѣѣ на первое мѣсто своего епископа сиро-араба, митр. Платонъ безусловно разсчитывалъ скорѣе добиться признанія автокефаліи у Помѣстныхъ Церквей (Восточныхъ Патріарховъ) и стать затѣмъ первыми Американскимъ патріархомъ.

«Проэктъ интернаціональной церкви плохо прикрывалъ русскую національную ея сущность, потому что ничего въ ней нельзя было предложить на англійскомъ языкѣ, кромѣ все того же духовнаго достоянія русской церковной культуры. Американская нація не имѣетъ еще никакихъ традицій «Американскаго Православія», выдуманнаго учредителями автокефаліи, а истинное Православіе принадлежитъ отдѣльнымъ націямъ, находящимся въ Америкѣ и питается у всѣхъ своими родными корнями» (проф. И. М. Андреевъ).

Однако, митр. Платону пришлось вскорѣ свою затѣю закончить: Помѣстнымъ Церквамъ было ясно, что эта автокефалія самочинна и неканонична. Константинопольскій Патріархъ Василій III издалъ указъ Греческому Архіепископу Сѣверной и Южной Америки Александру, помѣщенный въ греческой газетѣ «Тессалоника» въ № 917 отъ 23 марта 1929 г.: «Въ виду Вашего доклада, помѣченнаго днемъ 15 мая 1928 г. за № 5975 съ извѣщеніемъ объ установленіи въ Сѣверной Америкѣ въ мѣс. декабрѣ минувшаго года, такъ называемой «Святой Восточной, Православной, Каѳолической и Апостольской Церкви», Мы симъ, по рѣшенію нашего Святѣйшаго Синода, заявляемъ, что Конституція (организація) упомянутой Церкви есть всецѣло антиканонична (незаконна). Слѣдовательно, Мать С,в. Церковь отвергаетъ эту новую Русскую Церковь и требуетъ отъ Вашего Преосвященства абсолютно не входить ни въ какія сношенія съ нею. Также мы просимъ увѣдомить насъ: не принимали ли Ваше Преосвященство или представители другихъ Церквей какое-либо участіе въ совѣщаніяхъ по дѣлу основанія вышеназванной Церкви».

Эту Патріаршую Грамоту Синодъ Греческой Православной Церкви въ Америкѣ оффиціально объявилъ духовенству и Православному народу, за подписями: Александръ, Архіепископъ Сѣв. и Южной Америки, Филаретъ — Епископъ Чикагскій, Іоаікимъ — Епископъ Бостонскій, Каллистъ — Епископъ С. Францисскій.

Всѣ эти незаконныя и неканоническія дѣйствія митр. Платона и его викаріевъ вызвали, конечно, соотвѣтствующія мѣры русской законной церковной власти — Заграничнаго Архіерейскаго Собора, который 23 авг./5 сентября 1927 г.
постановилъ: «Самочинно, не въ порядкѣ церковномъ, организованный въ Сѣв. Америкѣ т. наз. Синодъ Православной Каѳолической Церкви въ Сѣв. Америкѣ, какъ неканоническое учрежденіе, не признавать и акты его считать недѣйствительными.

Утвердить постановленіе Архіерейскаго Синода отъ 18/31 марта 1927 г. объ увольненіи Митрополита Платона отъ управленія Сѣв.-Американской Епархіей. Лишеннаго права священнослуженія въ предѣлахъ Сѣв.-Американской епархіи, Митрополита Платона запретить въ священнослуженіи, съ поясненіемъ, что со времени его запрещенія богослуженіе его безблагодатно, таинства, имъ совершенный, не таинства, а совершенный имъ хиротоніи неканоничны.

Объяснить отъ имени Собора духовенству и мірянамъ, что совершенныя запрещеннымъ въ священнослуженіи Митрополитомъ Платономъ и подчиненнымъ ему духовенствомъ таинства — не таинства, и если они не прервутъ каноническаго и молитвеннаго общенія съ запрещеннымъ, то по священнымъ канонамъ подлежатъ отлученію отъ Церкви, какъ раскольники».

Епископъ Аполлинарій въ Посланіи своемъ отъ 3/16 марта, широко распространенномъ и напечатанномъ въ русскихъ газетахъ, предостерегалъ свою паству отъ пагубной затѣи митр. Платона.

Встрѣтивъ такое осужденіе со стороны Помѣстныхъ Церквей, митр. Платонъ окончилъ свою антиканоническую затѣю и рѣшилъ начать сношеніе съ московскимъ митрополитомъ Сергіемъ, признавшимъ совѣтскую власть и пошедшимъ на сотрудничество съ нею, отдавъ на ихъ кровавое растерзаніе всѣхъ вѣрныхъ служителей Церкви Христовой. А его правая рука Евфимій, Архіепископъ Бруклинокій, вскорѣ женился и лишился сана.

7 марта 1928 г. митр. Платонъ обратился къ совѣтскому митрополиту Сергію съ просьбой удостовѣрить, что высшая церковная власть надъ американской епархіей (на сей разъ уже не Церковью!) принадлежитъ Мѣстоблюстителю Патріаршаго Престола Митрополиту и Патріаршему Синоду.

Отколовшись отъ Заграничной Соборной Церкви, митр. Платонъ попалъ не только въ каноническое небытіе, но и терялъ, ввиду оеужденія его затѣй Помѣстными Церквами и запрета въ священнослуженіи со стороны Заграничнаго Архіерейскаго Собора, — всякую гражданскую, юридическую основу своего существованія, всякую преемственность имущественную, всякую возможность правового притязанія на достояніе сложившейся за все прежнее время русской православной Церкви въ Америкѣ. Ему нужна была формальная поддержка Московской Патріархіи для тѣхъ постоянныхъ тяжбъ, въ которыхъ, главнымъ образомъ, протекала его дѣятельность въ Сѣв. Америкѣ.

Пріѣздъ въ Бѣлградъ представителей Англиканской Церкви 31 марта 1927 г.

Митр. Сергій потребовалъ отъ митр. Платона доказательства вѣрности Московской Патріархіи и лойяльности въ отношеніи совѣтской власти, съ обязательствомъ уклоненія отъ всякаго рода политическихъ выступленій, на что митр. Платонъ далъ согласіе (27 іюля 1929 г.), и обЬщалъ подтвердить его письменно, совмѣстно со всѣми своими епископами.

Боязнь паствы, а, главное, американскихъ властей и амер. общественнаго мнѣнія (до 1934 года — до прихода къ власти Президента Франклина Рузвельта, США не признавали совѣтскаго правительства и не имѣли никакихъ дипломатическихъ сношеній съ СССР) заставляла митр. Платона оттягивать съ оффиціальнымъ признаніемъ совѣтской власти, но, несмотря на это, онъ все же старался получить отъ митр. Сергія столь нужные и необходимые документы въ его безправномъ положеніи.

Ведя переговоры съ митр. Сергіемъ, митр. Платонъ совершилъ еще новое самочиніе — въ декабрѣ 1929 г. онъ переименовалъ Сѣв.-Амер. епархію въ митрополичій округъ. Такое распоряженіе было осуждено въ Посланіи Собора Архіереевъ Русской Православной Церкви Заграницей отъ 24 мая 1931 г. Въ этомъ Посланіи, подписанномъ 19 архипастырями, во главѣ съ Митрополитомъ Антоніемъ, подробно изложены были всѣ беззаконія митр. Платона за истекшіе годы. По данному вопросу говорилось:

«Въ этомъ новомъ беззаконномъ дѣяніи митр. Платона было полное пренебрежете Московскимъ Соборомъ 1917-18 гг. Послѣдній учрежденіе митрополичьихъ округовъ поручилъ Высшему Церковному Совѣту во главѣ съ Святѣйшимъ Патріархомъ Тихономъ. А такъ какъ Высшаго Церковнаго Совѣта, какъ и патріаршей дѣйствующей власти въ Россіи сейчасъ нѣтъ, то въ силу опредѣленія Высшаго Церковнаго Управленія отъ 7/20 ноября 1920 г. за № 362 — митрополичій округъ въ Америкѣ могъ только основать Русскій Заграничный Архіерейскій Соборъ. Въ Америкѣ же 25 дек. 1929 г. былъ учрежденъ лжемитрополичій округъ однимъ только Митр. Платономъ и назначенной имъ же самимъ комиссіей изъ трехъ лицъ: прот. Туркевича, прот. Чепелева и юрисконсульта Печковскаго.

Такимъ образомъ, этотъ митрополичій округъ есть, въ сущности, та же самая автокефалія, единолично учрежденная Митр. Платономъ, вопреки узаконеніямъ нашей Высшей Церковной Власти. А по формѣ онъ есть въ высшей степени странное и совершенно недопустимое, съ точки зрѣнія канонической, явленіе, ибо митрополичій округъ обладаетъ только правомъ внутренняго автономнаго самоуправленія, всегда имѣя надъ собой Высшую Церковную Власть, — Митрополитъ же Платонъ не признаетъ надъ собой никакой Высшей Церковной Власти. Судьею надъ собою онъ признаетъ только себя самого, почему въ одной изъ своихъ проповѣдей Митр. Платонъ заявилъ: Апеллировать на меня можно только одному Богу».

Въ 1933 г. прот. Леонидъ Туркевичъ былъ возведенъ митр. Платономъ въ санъ епископа, со званіемъ епископа Чикагскаго.

Не получивъ отъ митр. Платона требуемыхъ обязательствъ, московскій митр. Сергій 25 августа 1933 г. издалъ указъ за №837, согласно которому образованная митр. Платономъ «и его соумышленниками» церковная организація была объявлена «раскольническимъ обществомъ». Остающіеся въ «составѣ этого общества» объявлены были «отлученными отъ общенія въ молитвахъ и таинствахъ церковныхъ». Также объявлялось: «образуемое или имѣющее быть образованнымъ въ этомъ обществѣ епархіальное или иное управленіе признать незаконнымъ и всѣ его распоряженія и дѣйствія, въ частности, поставленія архіереевъ и назначенія ихъ — незаконными и недѣйствительными. Митрополита Платона (Рождественскаго), какъ иниціатора и главнаго виновника учиненія раскола, предать суду архіереевъ по обвиненію въ нарушеніи правилъ Свв. Ап. 31-34; Двукратн. 14-15; Вас. Вел. 1 и друг. аналогичныхъ, съ запрещеніемъ Митрополита Платона въ священнослуженіи впредь до раскаянія или до церковно-судебнаго о немъ рѣшенія» — гласилъ пунктъ IV указа.

Въ слѣдующемъ пунктѣ указа церковно-служителямъ и мірянамъ предлагалось прекратить общеніе съ «самочинной» организаціей митр. Платона и подчиниться назначенному митр. Сергіемъ экзарху, архіепископу Веніамину.

Таково было распоряженіе той «Высшей Церковной Власти», о подчиненіи которой твердилъ митр. Платонъ въ обращеніяхъ къ ней, и совершеніе чего-либо «безъ вѣдома и разрѣшенія» которой приравнивалъ къ отреченію «во дворѣ Каіафы».

Вызвавъ невѣроятную смуту среди паствы и поставивъ Православную русокую епархію въ весьма тяжелое положеніе, подорвавъ ея авторитетъ въ глазахъ американской общественности, столь отрицательно тогда относившейся къ большевизму и совѣтской безбожной власти, разрушившей Церковь и залившей кровью священнослужителей-мучениковъ и исповѣдниковъ подвалы и застѣнки Чрезвычаекъ и ГПУ, — митр. Платонъ очутился въ крайне трудномъ, если не сказать безвыходномъ положеніи, потерпѣвъ полную неудачу во всѣхъ своихъ честолюбивыхъ затѣяхъ, забывъ и Истину Христовой Церкви и о страданіяхъ своей Великомученицы Церкви Россійской и Ея пасомыхъ.

Неизвѣстно, къ чему бы привела эта смута, если бы не смерть митр. Платона, трижды отрѣшеннаго отъ управленія Сѣв.-Американской епархіей: Святѣйшимъ Патріархомъ Тихономъ въ 1924 г., съ вызовомъ на судъ; Архіерейскимъ Синодомъ Русской Зарубежной Церкви въ 1927 году, съ запрещеніемъ въ священнослуженіи, что было затѣмъ утверждено Заграничнымъ Архіерейскимъ Соборомъ; и митр. Сергіемъ въ 1933 г.

Собравшіеся на похороны митр. Платона его архіереи и духовенство избрали своимъ главой епископа Феофила (быв. протоіерея Ф. Пашковскаго). Узурпируя прерогативу власти высшей церковной инстанціи, епархія возвела епископа Феофила въ санъ митрополита, что было грубымъ нарушеніемъ канонической законности.

* * *

Рубрика: 100-летие Русской Зарубежной Церкви | Оставить комментарий

ОДИГИТРІЯ РУССКАГО ЗАРУБЕЖЬЯ

Одигитрія русскаго разсѣянія. Чудотворный Образъ Божiей Матери Курской-Коренной. Руководительница, Покровительница и Защитница Русской Православной Церкви Заграницей.

Лучшимъ доказательствомъ того, что Господь не оставилъ Русское Церковное Зарубежье Своей милостью, является врученіе ему на храненіе, поклоненіе и ободреніе великой русской святыни — Чудотворнаго Образа Курской Божіей Матери.

Этотъ святой образъ Знаменія, обрѣтенный въ 1295 году въ праздникъ Рождества Пресвятой Богородицы на тогдашнемъ рубежѣ русской земли, разоренной татарами, недалеко отъ развалинъ древняго города Курска, въ дремучемъ лѣсу, простыми людьми, явился поистинѣ знаменіемъ, что Господь не до конца прогнѣвался на несчастный русскій народъ и что Сама Царица Небесная простираетъ Свой покровъ на русскую землю до крайнихъ ея рубежей.

Божія Матерь изображена молящейся, съ воздвигнутыми горѣ руками, съ зачатымъ Бого-младенцемъ во чревѣ Ея. Надъ Ней изображенъ Богъ Саваофъ, а вокругъ ветхозавѣтные пророки, предсказавшіе чудесное зачатіе Спасителя міра отъ непорочной Дѣвы и Святаго Духа.

Сіе зачатіе было знаменіемъ Божіимъ, что Господь не до конца прогнѣвался на человѣческій родъ и что настало время исполниться обѣтованію, данному Богомъ еще Адаму и Евѣ предъ изгнаніемъ изъ рая, что Сѣмя Жены сотретъ главу змія-діавола (Быт. 3 гл., 15 ст.).

И то, что съ нами въ Зарубежьи, съ самаго начала, съ 1919 года, пребываетъ изъ всѣхъ чудотворныхъ иконъ, бывшихъ на Руси, именно икона Знаменія, вѣруемъ, — есть подлинно знаменіе Божіе, что Господь бдитъ надъ нами, странниками въ землѣ чуждѣй, и хощетъ, чтобы мы свято хранили вынесенное нами изъ родной земли сѣмя вѣры православной и всѣ святорусские обычаи, дабы было съ чѣмъ возвратиться въ домъ отчій, когда наступятъ для сего на небесахъ опредѣленные сроки.

А то, что отъ врученнаго нашему Зарубежью Курскаго Образа Знаменія безпрерывнымъ потокомъ истекаютъ дивныя чудеса даже до сего дня, является оправданіемъ нашей вѣры въ грядущую свѣтлую миссію русскаго народа, очищеннато полувѣковыми ужасными страданіями, неслыханными въ исторіи человѣчества, и освященнаго алой кровью милліоновъ мучениковъ. Не можетъ быть пролита напрасно эта святая кровь.

И русскіе новомученики, подобно древнимъ мученикамъ, вопіютъ нынѣ къ Богу:

«Доколѣ, Владыка святый и истинный, не судишь и не мстишь живущимъ на землѣ за кровь нашу?»

Вѣруемъ, что и имъ, какъ древнимъ, тоже сказано, чтобы они успокоились еще на малое время… (Откр. 6 гл. 10-11 ст.).

Будемъ же бережно хранить и почитать врученный намъ залогъ нашего спасенія Курскій Чудотворный Образъ Знаменія, имѣющій нынѣ постоянное пребываніе въ Знаменскомъ Синодальномъ Соборѣ въ Нью Іоркѣ. Сплотимся дружно вокругъ нашего богоданнаго Первоіерарха митрополита Филарета, родившагося въ Курскѣ, какъ бы подъ сѣнью сего Образа, а нынѣ главнаго его стража.

Станемъ грудью противъ враговъ нашей Церкви, въ послѣднее время особенно на нее нападающихъ и стремящихся подкопаться подъ самое ея основаніе.

А наипаче будемъ вопіять отъ всего сердца къ Свѣтлой Заступницѣ странниковъ бездомныхъ:

«Всѣхъ скорбящихъ Радосте и обидимыхъ Покровительнице, странныхъ Утѣшеніе и обуреваемыхъ Пристанище, Мати Бога Вышняго, потщися, погибаемъ, спастися рабомъ Твоимъ!»

И будемъ, будемъ услышаны!

Архіепископъ Серафимъ, 1968г.

Рубрика: 100-летие Русской Зарубежной Церкви | Оставить комментарий

А. А. Соллогуб. Исторический Очерк о Русской Православной Церкви Заграницей (часть II)

Заграничная часть Русской Церкви почитаетъ себя неразрывной, духовно-единой вѣтвью Великой Русской Церкви. Она не отдѣляетъ себя отъ своей Матери Церкви и не считаетъ себя автокефальной. Она по-прежнему считаетъ своей Главой Патріаршаго Мѣстоблюстителя митрополита Петра и возноситъ его имя за богослуженіемъ».

Именемъ Митрополита Петра объединялась Катакомбная Церковь, не имѣвшая въ первые годы своего существованія ни организаціи, ни администраціи. Послѣ смерти Митрополита Петра и Митрополита Кирилла, духовнымъ возглавителемъ Катакомбной Церкви становится Митрополитъ Іосифъ, хотя и находившійся въ ссылкѣ, разстрѣлянный въ 1938 году за возглавленіе и руководство Катакомбной Церковью.

Катакомбная Церковь существуетъ и до сегодняшняго дня, совершая тайно хиротоніи и рукополагая священнослужителей, но еще болѣе хранитъ свои тайны, преслѣдуемая не только совѣтской властью, но и ея сподвижницей — Московской Патріархіей.

Въ отвѣтъ на заявленіе митр. Сергія въ Деклараціи: «мы потребовали отъ заграничнаго духовенства дать письменное обязательство въ полной лойяльности къ совѣтскому правительству во всей своей общественной дѣятельности; не давшіе такого обязательства или нарушившие его будутъ исключены изъ состава клира, подвѣдомственнаго Московской Патріархіи», — Заграничный Архіерейскій Соборъ постановилъ:

«Рѣшительно отвергнуть предложеніе митрополита Сергія и его Синода дать подписку о вѣрности совѣтскому правительству, какъ неканоническое и весьма вредное для святой Церкви»… «Если же пoслѣдуетъ постановленіе митрополита Сергія и его Синода объ исключеніи заграничныхъ епископовъ и клириковъ, не пожелавшихъ дать подписку о вѣрности сов. правительству, изъ состава клира Московскаго Патріархата, то таковое постановленіе будетъ неканоническимъ». (Окружное Посланіе 27 августа/9 сентября 1927 г.)

Будучи въ полномъ духовномъ и административномъ подчиненіи канонической Московской Патріархіи во время Патріарха Тихона, Соборная Зарубежная Церковь прекратила всякое общениіе съ ней и ея іерархіей съ того момента, когда она стала неканонической — послѣ Деклараціи митр. Сергія, когда онъ предалъ Русскую Православную Церковь въ руки ея злѣйшихъ враговъ, войдя въ союзъ съ богоборческой, преступной, кровавой совѣтской властью.

Но Зарубежная Церковь по-прежнему хранитъ вѣрность своей Матери Церкви Российской и взяла на себя высокую, но и тяжелую, отвѣтственную миссію хранить всѣ основы, традиціи и величіе Русскаго Православія и Русской Православной Церкви, и говорить свободно и открыто по всему міру отъ имени порабощенной Матери Церкви и изнывающаго въ неволѣ русскаго народа и другихъ, населяющихъ Россію, народовъ.

Вѣрность Зарубежной Церкви своей Матери Церкви Россійской состоитъ въ томъ, что она всегда неизмѣнно оставалась въ лонѣ Церкви Россійской, но опредѣленно и категорически никогда не подчинялась и не подчинится неканонической совѣтской Патріархіи.

Соборная Зарубежная (Заграничная) Русская Православная Церковь ни на минуту не отрывалась духовно отъ своей Матери Церкви Россійской, которая непрерывно, неутомимо и тяжело борется съ богохульной совѣтской іерархіей, и съ твердой вѣрой и упованіемъ ждетъ торжества Правды, надѣясь на безусловную поддержку Зарубежной Церкви, учрежденной согласно дальновидному Постановленію Патр. Тихона, предвидѣвшаго полное плѣненіе Православной Церкви въ Россіи безбожной совѣтской властью.

(На фото справа: Архіепископъ Іувеналій Цицикарскій, настоятель муж. монастыря въ Харбинѣ.) «Образование всякихъ другихъ теченій и юрисдикцій Русской Православной Церкви Заграницей — могло произойти только путемъ раскола, путемъ отдѣленія отъ Соборной Церкви, путемъ измѣны святымъ канонамъ и самому духу Православія. Соборную же Зарубежную Церковь невозможно обвинить въ расколѣ, ибо Ей не было отъ кого откалываться. Соборная Церковь съ самаго начала своего существованія шла по одному первоначально намѣченному пути, не измѣняя себѣ, а потому и не могла быть причиной раскола» (проф. И. М. Андреевъ).

Хотя значеніе зарубежнаго церковнаго единства, основаннаго на мудромъ предусмотрительномъ Постановленіи Патріарха Тихона, ясно было не только каждому зарубежному іерарху, но и каждому русскому вѣрующему человѣку,— среди высшихъ іерарховъ Русской Православной Церкви Заграницей, нашлись честолюбцы, руководимые темными силами и болѣзненнымъ, не вполнѣ понятнымъ и объяснимымъ честолюбіемъ, которые, пренебрегая не только церковными, но и обіщечеловѣческими моральными устоями, отошли отъ Зарубежной Церкви, нарушая Ея единство, и измѣняя своей Матери — Великомученицѣ Церкви Россійской, къ тому же въ минуту Ея самыхъ тяжелыхъ переживаній.

Они нарушили единство Зарубежной Церкви въ преддверіи тяжелой церковной смуты въ Россіи — объявленія Деклараціи митрополита Сергія, когда многострадальная Церковь Россійская изнывала въ мукахъ и утопала въ мученической крови Ея вѣрныхъ сыновъ.

(На фото справа: Русская Св.-Троицкая церковь въ Бѣлградѣ.) Вмѣсто моральной поддержки, вмѣсто утѣшительныхъ, преданныхъ, сыновнихъ словъ и вниманія, они или совершили Каиново дѣло, добровольно подчинившись неканонической совѣтской патріархіи, которая пошла на сотрудничество съ безбожной, преступной властью, чуждой русскимъ и церковно-религіознымъ интересами и тѣмъ самымъ, совмѣстно съ этой патріархіей, приняли соучастіе въ кровавомъ гоненіи на Русскую Православную Церковь и Ея служителей; или, подобно Пилату умывшему руки, ушли въ юрисдикцію другой Помѣстной Церкви, забывъ о томъ, какъ Восточные Патріархи, не памятуя о тѣхъ великихъ благодѣяніяхъ, которыя имъ оказывала на протяженіи многихъ столѣтій Церковь Россійская совмѣстно съ русскимъ народомъ, потворствовали совѣтскимъ обновленцамъ, предлагая Патріарху Тихону отойти отъ дѣлъ, а затѣмъ солидаризировались съ митр. Сергіемъ, привѣтствуя его пресловутую Декларацію, чѣмъ навѣки заклеймили себя предъ лицомъ Истиннаго Православія, ибо приняли участіе въ оскверненіи хитона сестры своей — Великомученицы Церкви Россійской; или, подобно священнику и левиту въ притчѣ о милосердномъ самарянинѣ, отвернулись отъ Матери Церкви Россійской, въ минуту Ея тягчайшаго недуга, объявивъ самочинную автокефалію или автономію.

Сѣнь для Чудотворнаго Образа Божіей Матери Курской-Коренной въ Св.-Троицкой церкви въ Бѣлградѣ.

Бывшая Западно-европейская епархія, возглавляемая митр. Евлогіемъ, послѣ его смерти въ 1945 г. митр. Владиміромъ, а нынѣ (1968) архіеп. Георгіемъ, и Американская епархія Россійской Церкви (съ 1935 г. Американскій митрополичій округъ), возглавляемая митр. Платономъ, а послѣ его смерти митроп. Феофиломъ, а затѣмъ митр. Леонтіемъ и нынѣ митр. Иринеемъ, — совершили великій грѣхъ предъ Русской Православной Церковью и изнывающимъ въ тяжкой большевицкой неволѣ Русскимъ народомъ, разрушивъ единство Русской Зарубежной Церкви — самое сильное орудіе въ борьбѣ съ поработителями Россіи.

Для того, чтобы вполнѣ ясной была картина раскола Русской Зарубежной Церкви, необходимо, хотя бы вкратцѣ, коснуться непростительныхъ дѣяній мнтрополитовъ Евлогія и Платона и ихъ сподвижниковъ и преемниіковъ, коими сознательно и перфидно подготовлялся, а затѣмъ проводился расколъ въ Зарубежной Церкви, недостойными методами и неправдой, что такъ недопустимо въ церковной жизни и абсолютно не подобаетъ священному сану.

Въ началѣ января 1920 года, Высшее Церковное Управленіе на Югѣ Россіи поручило Архіепископу Евлогію, находившемуся уже въ Югославiи, поѣхать въ Европу для ознакомления съ русскими европейскими приходами, которые до революціи находились въ вѣдѣніи Петроградской епархіи, и изъ которыхъ Высшее Церковное Управленіе намѣревалось создать самостоятельную епархію.

Вернувшись изъ инспекционной поѣздки въ Югославію и посылая черезъ Таврическаго Архіепиокопа Димитрія рапортъ, Арх. Евлогій просилъ также его попросить, чтобы Высшее Церковное Управление назначило его на эту вновь открываемую епархію.

1 октября 1920 года онъ былъ назначенъ временно управляющимъ новой Западно-Европейской епархіей, и 2 марта 1921 г. Патріаршій Синодъ (Патр. Тихона) призналъ законными дѣйствія Высшаго Церковнаго Управленія, сообщая: «ввиду состоявшагося постановленія Высшаго Церковнаго Управленія заграницей, считать русскія церкви въ Западной Европѣ временно подъ управленіемъ Преосвященнаго Евлогія».

Слева: Русскій православный храмъ въ Ниццѣ. Справа: Александро-Невскій храмъ въ Парижѣ.

Получивъ епархію, Арх. Евлогій (возведенный въ 1922 году въ санъ митрополита), вначалѣ былъ дѣятельнымъ и вполнѣ преданнымъ членомъ Высшаго Церковнаго Управленія Заграницей, а затѣмъ Архіерейскаго Синода, подписавъ даже за Предсѣдателя Митр. Антонія циркулярное извѣщеніе отъ 31 августа/13 сентября 1922 года объ учрежденіи Архіерейскаго Синода Русской Православной Церкви Заграницей, вмѣсто Высшаго Церковнаго Управленія. Но вскорѣ, движимый честолюбивыми замыслами, началъ стремиться управлять своей епархіей безъ Синода и Собора, самочинно расширяя свои права, создавая путаницу и двоевластіе.

Желая положить предѣлъ начинающейся смутѣ, Архіерейскій Соборъ въ 1923 году принялъ разработанный митр. Евлогіемъ проэктъ западно-европейскаго митрополичьяго округа, давъ ему почти автономію. Тутъ ясно видно, какъ достойно и безкорыстно Заграничный Архіерейскій Соборъ и его глава Митрополитъ Антоній стремились къ единству Русской Православной Заграничной Церкви, сознавая, что только единство и сплоченность могутъ повліять на міровое общественное мнѣніе для защиты Православной Церкви въ Россіи и русскаго народа, и ради этого единства шли на разныя уступки честолюбцамъ, для которыхъ личные интересы были выше, нежели интересы и благо Церкви, Родины и родного народа, попавшихъ въ неволю безбожныхъ инородныхъ преступниковъ и изнывающихъ въ потокахъ крови.

Архіерейскій Соборъ 1929 года. Первый рядъ (слѣва); Арх. Аполлинарій Сѣв.-Американскій, Арх. Гермогенъ, Арх. Анастасій, Блаж. Митроп. Антоній, Арх. Серафимъ Зап.-Европейскій, Арх. Сергій, Арх. Гавріилъ. Второй рядъ: Еп. Николай, Арх. Сергій, Арх. Феофанъ, Арх. Тихонъ Германскій, Еписк. Серафим
Вѣнскій.

Однако, странное поведеніе митр. Евлогія не измѣнилось: онъ продолжалъ тайно вторгаться въ ему неподвѣдомственныя, какъ епархіальному архіерею, дѣла и дѣлать распоряженія обще-церковнаго характера, нанося этимъ ущербъ безупречному авторитету Заграничной Церкви, сознательно разрушая ее своими дѣйствіями. Такъ, въ Финляндіи, несмотря на то, что съ 1918 года тамъ была автономная епархія, онъ призывалъ финляндскую паству подчиниться лже-епископу Герману, категорически отвергнутому Патріархомъ Тихономъ и русскимъ епископатомъ вообще. Или призналъ бѣжавшаго изъ Россіи обновленческаго «митрополита» Василія Смѣлова, (женатаго и съ двумя дочерьми), самочинно поручая ему «начать въ далекой Персіи дѣло устроенія Церкви Христовой», несмотря на то, что тамъ былъ русскій приходъ, подчиняющейся Архіерейскому Синоду. Нѣчто подобное было и въ другихъ мѣстахъ.

Помимо того митр. Евлогій, тайно отъ Синода, какъ это нѣсколько разъ выяснялось, посылалъ черезъ Финляндію, Вѣну и Афины Патріарху Тихону доклады, записки и проэкты, направленные противъ Митрополита Антонія и Архіерейскаго Синода. Въ 1924 г. онъ просилъ Патріарха Тихона объ упраздненіи Архіерейскаго Синода и о предоставленіи ему правъ экзарха. Просилъ также о перечисленіи Іерусалимской Духовной Миссіи изъ вѣдѣнія Синода въ его западно-европейскую епархію. Подобнаго рода просьбы онъ повторялъ, послѣ смерти Патріарха Тихона, и Патріаршему Мѣстоблюстителю Митрополиту Петру.

Но всѣ эти обращенія митрополита Евлогія оставались безъ отвѣта. Когда до Синода доходили свѣдѣнія объ этихъ докладахъ митр. Евлогія, послѣдній на засѣданіяхъ Собора и Синода это категорически отрицалъ, сознательно говоря неправду.

Указъ Патріарха Тихона о расширеніи правъ викарныхъ епископовъ былъ недопустимо отвергнутъ митр. Евлогіемъ, а когда Архіерейскій Синодъ потребовалъ его исполненія, митр. Евлогій офиціальнымъ письмомъ рѣзко отказался его исполнить. Въ связи съ такимъ отношеніемъ митр. Евлогія къ указу Патр. Тихона, Архіерейскій Соборъ рѣшилъ выдѣлить германское викаріатство съ его епископомъ Тихономъ изъ епархіи митр. Евлогія и создать самостоятельную Германскую епархію.

Разгнѣванный этимъ рѣшеніемъ, Митрополитъ Евлогій демонстративно покинулъ засѣданіе Архіерейскаго Собора. Впрочемъ, не эта только причина руководила митр. Евлогіемъ покинуть засѣданіе. На засѣданіи Арх. Собора долженъ былъ разсматриваться вопросъ объ открытомъ въ Парижѣ митр. Евлогіемъ Богословскомъ Институтѣ при помощи «ИМКИ». Институтъ былъ открытъ явочнымъ порядкомъ, безъ утвержденія Арх. Собора или Синода, а потому у Собора было естественное желаніе узнать о секретныхъ матеріальныхъ источникахъ и обязательствахъ, чего, конечно, не могъ допустить митр. Евлогій.

Несмотря на столь недостойное и антиканоническое поведение митр. Евлогія, который вышелъ изъ повиновенія Архіерейскому Собору, недовольный рѣшеніемъ большинства — Арх. Соборъ, цѣль котораго была, съ первыхъ же дней существованія, объединить всѣ зарубежный епархіи и духовный миссіи, не приняли и на этотъ разъ никакого рѣшенія противъ митр. Евлогія, въ надеждѣ, что онъ опомнится, осознавъ, что всѣ его дѣйствія ведутъ къ расколу, на радость враговъ Русской Православной Церкви и Россіи.

7 мѣсяцевъ велась полемика между митр. Евлогіемъ и Архіерейскимъ Синодомъ, причемъ митр. Евлогій проявляли все время неуравновѣшенность, противорѣча часто самому себѣ.

4/17 августа 1926 г. онъ делегируетъ въ Синодъ своихъ двухъ викаріевъ для улаженія несогласія съ выраженіемъ сожалѣнія о своемъ уходѣ изъ Собора, а самъ въ то же время разъѣзжаетъ по Германіи и выступаетъ противъ Архіерейскаго Собора и Синода, разжигая церковную смуту, пользуясь для своихъ цѣлей страницами сомнительныхъ и безпринципныхъ газетъ.

Все это ни въ какой степени не могло оправдать митр. Евлогія, и 13/26 января 1927 года Архіерейскій Синодъ принужденъ былъ предать митрополита Евлогія суду священнаго Собора, отстранивъ его отъ управленія епархіей, и запретили впредь до суда въ священнослуженіи.

Управляющими Западно-Европейской епархіей былъ назначенъ на мѣсто митр. Евлогія Архіепископъ Серафимъ. Наступилъ расколъ — часть епархіи осталась въ самочинной епархіи запрещеннаго въ священнослуженіи митр. Евлогія.

Но роковая роль митр. Евлогія въ исторіи русской церковной смуты на этомъ не кончилась. Темныя силы привели его къ соединенію съ безбожными врагами Церкви.

Быв. Западно-Европейская епархія, пробывъ свыше года самочинной, въ августѣ 1927 признала Московскую Совѣтскую Патріархію и подчинилась ей. Совершивъ грѣхъ разрыва съ заграничнымъ русскимъ епископатомъ, Митр. Евлогій вошелъ въ подчиненіе митр. Сергію, совершившему въ это время такой же грѣхъ, порвавъ сношеніе съ епископами-исповѣдниками, мучениками и узниками. Подчинившись митр. Сергію, митр. Евлогій тѣмъ самымъ порвалъ сношенія и съ этимъ гонимымъ епиокопатомъ, который не призналъ Деклараціи митр. Сергія и началъ уходить въ катакомбы.

Когда же требованія Московской Патріархіи, диктуемыя совѣтской властью, стали чрезмѣрны и совершенно въ условіяхъ свободныхъ странъ невыполнимы, и митр. Евлогій отказался ихъ выполнить, за что онъ и его викаріи были запрещены митр. Сергіемъ въ евященнослуженіи впредь до суда или раскаянія, — митр. Евлогій съ такой же легкостью перешелъ въ юрисдикцію Константинопольскаго Патріарха, подчиняя епархію Константинопольскому Патріарху, какъ экзархатъ, каковое положеніе продолжалось до сентября 1944 года, когда онъ, принеся повинную патріарху Алексію, снова переходитъ въ Московскую Патріархію и даже принимаетъ совѣтскій паспортъ, всецѣло подчиняясь преступной власти.

11 октября 1944 г. Совѣтскій Московскій Патріархъ издалъ указъ о возсоединеніи Западно-Европейской епархіи съ Московской Патріархіей и образованія изъ нея Московскаго экзархата.

Архіерейскій Соборъ 1932 г. Сидятъ (слѣва): Арх. Феофанъ, Арх. Гермогенъ, Арх. Анастасій, Блаж. Митрополитъ Антоній, Архіепископъ Западно-Европейскій Серафимъ, Арх. Челябинскій Гавріилъ, Арх. Царицынскій Даміанъ. Стоять: Еписк. Серафимъ Вѣнскій, Еп. Тихонь С.-Францисскій, Арх. Сергій Новороссійскій, Арх. Тихонь Германскій, Еп. Николай Лондонскій и Архимандритъ Викторъ, впослѣдствіи Начальникъ Русской Духовной Миссіи въ Китаѣ.

Митрополитъ Евлогій ушелъ изъ юрисдикции Константинопольскаго Патріарха, не получивъ на это его согласія, а потому одновременно считался и его экзархомъ, что подтвердилъ своимъ циркулярнымъ сообщеніемъ отъ 2 октября 1944 года за №477 о включеніи экзархата въ Московскую юрисдикцію, и одновременно распоряженіемъ продолжать поминать его за богослуженіемъ экзархомъ Патріарха Вселенскаго (Константинопольскаго). И такое одновременное пребываніе въ двухъ юрисдикціяхъ продолжалось почти годъ.

8 августа 1945 года митр. Евлогій скончался; отпѣваніе совершилъ спеціально прибывшій изъ Мооквы митрополитъ Григорій, который вручилъ Архіеписікопу Владиміру, вступившему, согласно письменному завѣщанію митр. Евлогія, въ управленіе экзархатомъ, указъ Моcк. Патріархіи, что на мѣсто почившаго назначается экзархомъ митрополитъ Серафимъ (Лукьяновъ). Ссылаясь на то, что онъ ожидаетъ рѣшеній отъ Вселенскаго Патріарха, все еще не давшаго каноническаго отпуска, Архіеп. Владиміръ принялъ указъ къ свѣдѣнію, но не исполненію.

Хотя Московскій Патріархъ Алексій призвалъ телеграммой Арх. Владиміра къ повиновенію, а къ паствѣ обратился съ особымъ посланіемъ, — Епархиальное Собраніе 16 октября постановило: — указа Московскаго Патріарха не принимать и опять войти въ подчиненіе Патріарху Константинопольскому.

6 марта 1947 года Константинопольскій Патріархъ подтвердилъ что «Русскій экзархатъ сохранялъ свою непосредственную отъ него зависимость», но на этотъ разъ умолчалъ о временности этого положенія.

Блаж. Митрополитъ Антоній, Архіеп. Феофанъ, Архим. Феодосій съ группой бълградскихъ студентовъ богослововъ и др.

Хотя на территоріи Западно-Европейской часть приходовъ и паствы осталась въ юрисдикции Русской Православной Церкви Заграницей, тѣмъ не менѣе зло причиненное митр. Евлогіемъ — огромно. Нѣсколько дивныхъ, историчесікихъ храмовъ, воздвигнутых Русскимъ Императорским Правительствомъ, какъ то: Александро-Невская церковь на рю-Дарю въ Парижѣ, храмъ въ Ниццѣ, храмъ Св. Николая Мирликійскаго въ Бари (Италія), какъ равно во Флоренціи и Санъ-Ремо и др. отошли къ экзархату и навсегда могутъ быть потеряны Русской Православной Церковью, даже послѣ Ея освобожденія изъ большевицкаго плѣна, т. к. въ опредѣленіи Константинопольскаго Патріарха отъ 6 марта 1947 г. ничего не говорится о временности, а на обратный переходъ церквей къ Прав. Русской Церкви требуется, согласно канонамъ Православной Церкви, отпускъ Константинoпольскаго Патріарха, въ чемъ далеко нельзя быть увѣреннымъ, имѣя въ виду, что Русскій экзархатъ, съ его дивными храмами, является украшеніемъ весьма скромной, хотя по титулу и Вселенской, Патріархіи Константинопольской.

Правда, въ нынѣшнемъ году (1968) Константинoпольскій Патріархъ отказался отъ учрежденнаго его предшественникомъ въ 1931 году Западно-Европейскаго экзархата и предложилъ ему подчиниться Московскому Патріарху, чего Архіеп. Георгій хотя и не исполнилъ, но толкнулъ свою епархію на новый неканоническій путь, отдѣляясь не только отъ Зарубежной Русской Церкви, но и отъ Матери Церкви Русской вообще, организовывая свою независимую и самостоятельную Архіепископію Православной Церкви Франции и Западной Европы. Къ чему приведетъ эта новая затѣя одинъ Господь Всемогущій вѣдаетъ. (На фото справа: Сербскій Патріархъ Димитрій и Блаж. Митрополитъ Антоній на отпѣваніи генерала П. Н. Врангеля.)

Рубрика: 100-летие Русской Зарубежной Церкви | Оставить комментарий

А. А. Соллогуб. Исторический Очерк о Русской Православной Церкви Заграницей (часть I)

(Слева) : Архиепископъ Курский и Обоянский Феофанъ, Архiепископъ Екатеринославский Гермогенъ, Блаж. Митрополитъ Антоний, Архiепископъ Новороссийский Сергий и Архiепископъ Камчатский и Петропавловскiй Несторъ.

Революцiя 1917 года, разрушивъ все устои Российской Империи, крайне тяжело отразилась и на Русской Православной Церкви, толкнувъ Ее, вместе со всей страной, на путь великихъ страданий и тяжелыхъ испытаний.

Русская Православная Церковь, искони тесно связанная съ Государственной властью, не только лишилась после революции ея защиты, но подверглась со стороны новыхъ, бездушныхъ и богоборческихъ правителей неслыханному въ исторги преследованию и гонению, которыя они имели наглость называть политической борьбой, а исповедание Православной веры считать тяжелымъ политическимъ преступлениемъ противъ государства, власти и народа. «Государственная власть Царской Императорской Россiи была органически соединена съ властью Православной Русской Церкви. Умилительный чинъ коронации и миропомазанiя Государя представлялъ собою своеобразный чинъ венчания на «бракъ» Царя и народа, взаимно давшихъ обеты верности и согласия «нести тяготы другъ друга». После этого «брака» Царь и народъ становились однимъ Государственнымъ теломъ, взаимоответственнымъ предъ Богомъ. Совершенно ясно, что Церковь, венчавшая Царя съ народомъ, никакъ не могла быть отделена оть Государства. Ибо Царь — Помазанникъ Божий, помазующая его на царство Церковь и обвенчанньй Церковью съ Царемъ народъ представляли собою неслиянное, но и нераздельное, целостное триединство Православно-Самодержавно-Народного строя Российскаго Государства. Отсюда совершенно понятной была истина словъ священной формулы-догмата о национально-исторической сущности Россiи: «Православие, Самодержавие, Народность» и вытекавший изъ нея исконный, исторический, священный лозунгъ Pocciи въ ея подвижнической борьбе съ врагами внешними и внутренними: «За Веру, Царя и Отечество», (проф. И. М. Андреевъ).

«Во время гражданской войны 1917-20 гг., когда освобожденныя отъ богоборческой советской власти части Pocciи, лишенныя возможности нормально сноситься съ Патриархомъ Тихоомъ, должны были сами церковно управляться, въ Ставрополе 6 мая 1919 года состоялся Южно-Русский Церковный Соборъ, который образовалъ временное Высшее Церковное Управление на Юго-Востоке Pocciи, объединявшее все, находящияся вне советской власти, enapxiи. Отдельно управлялись сначала епархии въ Сибири и на Дальнемъ Востоке, не установившия еще связи со Ставрополемъ.

Учреждение Высшаго Церковнаго Управленiя и его постановления получили признание Патр. Тихона и органовъ его управления и, такимъ образомъ, Высшее Церковное Управление на Юго-Востоке Pocciи стало вполне каноническимъ учрежденiемъ и по способу учреждения (Соборомъ), и по признанию его Центральной Всероссийской Церковной Властью.
Въ ноябре 1920 года, когда Белое Русское воинство и съ нимъ около двухъ миллюновъ русскихъ людей, со своими епископами и священниками, вынуждены были оставить родныя места, отплыть отъ родныхъ береговъ и разсеяться по всемъ странамъ света, — явилась неизбежная потребность иметь свою мировую Русскую Православную Церковную Организацию.
Патриархъ Тихонъ понималъ, какое огромное значение имеетъ существование свободной и независимой Русской Православной Церкви за рубежомъ Pocciи, но вместе съ темъ сознавалъ, что онъ не можетъ иметь эту свободную часть Церкви въ своемъ подчинении.

(На фото справа: Блаж. Митрополитъ Антоний. Слева — Епископъ Иоаннъ, справа — Архимандритъ Феодосий, келейникъ Митр. Антония). Въ связи съ этимъ 7/20 ноября 1920 г., спустя несколько дней после окончательной эвакуации Крыма Белой Apмieй и отплытия последнихъ беженскихъ пароходовъ, появилось Постановление Патриарха Тихона, Священнаго Синода и Высшаго Церковнаго Совета Русской Православной Церкви за №362, которое гласило: «Въ случае, если enapxiя окажется вне всякаго общения съ Высшимъ Церковнымъ Управлениемъ или само Высшее Церковное Управление во главе съ св. Патриархомъ почему либо прекратитъ свою деятельность, епархиальный Apxiepeй немедленно входитъ въ сношение съ apxiepeями соседнихъ enapxiй на предметъ ор-анизации высшей инстанции церковной власти. Въ случае невозможности этого, епархиальный apxiepeй принимаетъ на себя всю полноту власти». Поэтому прибывшие въ Константинополь русскie православные apxiepeи, совместно съ находящимися заграницей русскими православными iepapxaми, действуя по благословению Вселенскаго Патриарха, составили Первый Заграничный Соборъ русскихъ православныхъ епископовъ, который переименовалъ Высшее Церковное Управление на Юго-Востоке Pocciи въ Высшее Русское Церковное Управление Заграницей.

Русский Православный Apxiepeйский Заграничный Соборъ организовался на основахъ добровольнаго вхождения въ него русскихъ apxiepeевъ. Въ составъ Собора вошли iepapxи, выехавшиe изъ Pocciи со своими многочисленными пасомыми, какъ равно и iepapxи, сохранившие свои кафедры въ Финляндии, Латвии, Манджурии, Китае, Японии и Соед. Штатахъ Америки. Подчинились ему также Русская Православная Миссия, издавна существовавшая въ Южной Америке и Русская Духовная Mиcciи въ Иерусалиме.

(На фото справа: Блаженнѣйшій Митрополитъ Антоній, Арх. Гермогенъ и Еп. Іоаннъ Урмійскій, скончавшійся въ 1960 г. въ Ново-Дивѣевскомъ монастырѣ). Такое единеніе является строго каноничнымъ и потому пріобрѣло законно всю полноту высшей церковной власти надъ всѣми русскими православными приходами и церквами заграницей до того времени, когда Россійская Церковь станетъ опять свободной, сбросивъ съ себя безбожные большевицкіе оковы, и когда можно будетъ слиться съ Нею воедино.
Высшее Русское Церковное Управленіе Заграницей, переименованное затѣмъ въ Священный Архіерейскій Синодъ Русской Православной Церкви Заграницей явилось исполнительнымъ органомъ Архіерейскаго Собора въ междусоборное время.

Въ Архіерейскій Соборъ входило, личнымъ и письменнымъ участіемъ, 34 Епископа: Антоній, Митрополитъ Кіевскій и Галицкій, Анастасій — Архіепископъ Кишиневскій и Хотинскій, Александръ — Архіепископъ Сѣв.-Американскій, Антоній — епископъ Алеутскій, Аполлинарій — епископъ Бѣлгородскій, управляющій Рус. Дух. Миссіей въ Іерусалимѣ, епиcкопъ Адамъ (США), Владиміръ — епископъ Бѣлостокскій, Веніаминъ — епископъ Севастопольскій, Гавріилъ — епископъ Челябинскій, Гермогенъ — епископъ Екатеринославскій, управляющій въ Греціи, Африкѣ и о. Кипрѣ, Даміанъ — епископъ Царицынскій, Елевферій — архіепископъ Виленскій и Литовскій, Евфимій — епископъ Бруклинскій, Евлогій — Архіепископъ Волынскій и Житомірскій, управляющій западно-европейской епархіей, Иннокентій — Архіепископъ Пекинскій, Маръ-Илья — епископъ Урмійскій, Іона — епископъ Тзяньцзинскій, Мефодій — Архіепископъ Харбинскій, Мелетій — епископъ Забайкальскій, Михаилъ — епископъ Александровскій, Несторъ — епископъ Камчатскій, Пантелеймонъ — Архіепископъ Пинскій, Платонъ — митрополитъ Херсонскій й Одесскій, Серафимъ — архіепископъ Финляндскій, Серафимъ — епископъ Лувенскій, управляющій въ Болгаріи, Сергій — епископъ Бѣльскій (Польша), Сергій — епископъ Черноморскій, Сергій — Архіепископъ Японскій, Стефанъ — епископъ Питтсбургскій, Симонъ — епископъ Шанхайскій, Феофанъ — архіепископъ Полтавскій и Переяславльскій, Феофанъ — епископъ Курскій и Обоянскій, Іоаннъ — Архіепископъ Латвійскій.

Во главѣ Архіерейскаго Собора и Высшаго Церковнаго Управленія, впослѣдствіи Архіерейскаго Синода, сталъ старѣйшій іерархъ Русской Православной Церкви Митрополитъ Антоній, почитавшійся всѣми Помѣстными Православными Церквами и извѣстный всему Христіанскому міру, кандидатъ въ Патріарха Московскаго и всея Россіи, получившій на Всероссійскомъ Церковномъ Соборѣ въ 1917 г. въ Москвѣ, при избраніи трехъ кандидатовъ въ Патріархи, наибольшее количество голосовъ — 101 голосъ. (Митрополитъ Московскій Тихонъ получилъ 23 голоса и Архіепископъ Новгородскій Арсеній — 14; 90-лѣтній старецъ Зосимовской Пустыни Алексій вытянулъ, согласно церковному положенію, жребій, который палъ на Московскаго Митрополита Тихона).

Въ 1921 г. Высшее Церковное Управленіе переѣхало, по приглашенію Сербскаго Патріарха Димитрія, въ Югославію, гдѣ на засѣданіи своемъ отъ 6/19 и 8/21 апрѣля 1921 года постановило созвать Первый Заграничный Русскій Церковный Соборъ для «объединенія, урегулированія и оживленія церковной дѣятельности».

Въ «Положеніи о созывѣ Заграничнаго Собранія Русскихъ Церквей», утвержденномъ 12/25 іюля 1921 г. Высшимъ Русскимъ Церковнымъ Управленіемъ, говорилось: «Въ составъ Собранія входятъ въ качествѣ членовъ представители всѣхъ заграничныхъ автономныхъ Церквей, епархій, округовъ и миссій, пребывающихъ въ подчиненіи святѣйшему Патріарху Всероссійскому».

«Собраніе признаетъ надъ собою полную во всѣхъ отношеніяхъ архипастырскую власть Патріарха Московскаго».

«Собраніе состоитъ изъ епископовъ, клириковъ и мірянъ».

«Выборы въ Собраніе производятся по слѣд. 15 округамъ и 16 районамъ. Округи: Сѣв. Америка, Японія, Китай, Финляндія, Эстляндія, Латвія, Литва, Польша, Германія, Франція, Италія, Сербія, Болгарія, Турція и Дальній Востокъ. Районы: Швеція, Данія, Нидерланды, Бельгія, Испанія, Англія, Швейцарія, Чехія, Венгрія, Австрія, Румынія, Палестина, Александрія, Греція, Африка».

Соборъ состоялся въ Сремcкихъ Карловцахъ, въ Югославіи, съ 8/21 ноября по 20 нояб./З дек. 1921 г.

На Соборъ было выбрано 155 членовъ, которые, за единичными исключеніями, прибыли на Соборъ.

Почетнымъ Предсѣдателемъ Собора былъ избранъ Патріархъ Сербскій Димитрій. Среди почетныхъ членовъ находились: предсѣдатель Совѣта Министровъ Югославіи Пашичъ и Главнокомандующій Бѣлой Русской Арміей генералъ Врангель.

На Соборѣ присутствовали іерархи: Митрополитъ Кіевскій и Галицкій Антоній — Предсѣдатель Рус. Церк. Управленія заграницей и Предсѣдатель Собора; Митрополитъ Херсонскій и Одесскій Платонъ; Архіепископъ Полтавскій и Переяславльскій Феофанъ; Епископъ Челябинскій и Троицкій Гавріилъ; Епископъ Александровскій, управляющій Ставропольской епархіей Михаилъ; Епископъ Севастопольскій и всего Христолюбиваго воинства, управл. военнымъ и морскимъ духовенствомъ Веніаминъ — всѣ вышеуказанные епископы были членами Высш. Церк. Управленія; Архіепископъ Кишиневскій и Хотинскій Анастасій — отъ Константинопольскаго округа; Епископъ Лубенскій Серафимъ — отъ Болгарскаго округа; Архіепископъ Волынскій и Житомірскій Евлогій — отъ Западно-Европейскаго; и пребывающіе заграницей русскіе Епископы: Феофанъ, епископъ Курскій и Обоянскій, Аполлинарій — епископъ Бѣлгородскій, Сергій — епископъ Сухумскій, врем, управл. Черноморской епархіей, Даміанъ — епископъ Царицынскій, Митрофанъ — епископъ Сумскій, Гермогенъ — епископъ Аксайскій.

Среди членовъ Собора, кромѣ Епископата, были: протопресвитеръ Г. Шавельскій, прот. Г. Ломако, прот. В. Востоковъ, архимандритъ Тихонъ, А. В. Карташевъ, проф. Погодинъ, проф. Новгородцевъ, проф. Троицкій, проф. Вернадскій, проф. прот. А. Рождественскій, гр. П. Н. Апраксинъ, гр. Олсуфьевъ, гр. М. Н. Граббе, П. В. Скаржинскій, кн. Г. Н. Трубецкой, ген. Юзефовичъ и многіе другіе извѣстные церковные, политическіе, общественные и военные дѣятели.

(На фото справа: Митрополитъ Мефодій Харбинскій (ѣ 1930 г). Соборъ открылся рѣчью Предсѣдателя Собора Митр. Антонія, подробно охарактеризовавшаго положеніе Русской Православной Церкви въ Россіи и заграницей. Соборъ разрѣшилъ всѣ вопросы организаціоннаго, церковнаго и административно-хозяйственнаго строительства Русской Православной Церкви заграницей; остановился на вопросѣ духовнаго возрожденія Россіи, указавъ на то, что духовное возрожденіе «можетъ совершиться только подъ благодатнымъ воздѣйствіемъ Церкви», и указалъ пути, ведущіе къ этому возрожденію въ жизни личной, семейной, церковной, государственной и общественной; принялъ рѣшеніе о необходимой помощи голодающимъ въ Россіи, въ связи съ начавшимся тамъ угрожающимъ голодомъ; рѣшилъ вопросъ обращенія къ Міровой Конференціи съ просьбой о спасеніи Россіи и Русскаго народа отъ преступнаго, безбожнаго ига большевиковъ; намѣтилъ пути миссіонерской дѣятельности Русской Православной Церкви заграницей.

Среди многихъ Посланій, докладовъ и резолюцій, принятыхъ Соборомъ и имѣвшихъ громадное значеніе для блага Русской Православной Церкви заграницей и Русской эмиграціи разсѣянной по всему міру, особенное, міровое значеніе имѣли: «Посланіе Чадамъ Русской Православной Церкви, въ разсѣяніи и изгнаніи сущимъ» и «Посланіе къ Міровой Конференціи» (Генуэзской).

* * *

Посланіе Русскаго Заграничнаго Церковнаго Собора Чадамъ Русской Православной Церкви, въ разсѣяніи и изгнаніи сущимъ:

«Возлюбленные во Христѣ Іисусѣ.

Карающая десница Господня простерта надъ нами. За тяжкіе грѣхи безмѣрно страдаетъ Русь, разсѣяны по всему свѣту русскіе люди. Нѣтъ мѣры и границъ преступленіямъ, осквернившимъ Русскую землю. Осквернены храмы, поруганы святыни, идетъ борьба противъ Бога, льется кровь. Пролита кровь даже и Помазанника Божія, мученически закончившаго свой земной путь. Оскудѣла земля, гибнутъ люди, безбожна власть, въ гоненіи Церковь. Во тьмѣ Русская земля, и человѣческій разумъ напрасно ищетъ путей спасенія. Милосердіе Божіе на грани отчаянія оставило обезумѣвшему отъ ужаса и скорби народу неугасимый свѣточъ — Церковь Православную. Въ путяхъ Промысла было возглавить Церковь Русскую Святителемъ Патріархомъ, дабы въ единствѣ церковномъ жила надежда и единства русскаго.

Въ скорби и мукахъ русскіе люди въ Россіи прибѣгали подъ кровъ церковный. Переполнены храмы, неустанно несется вопль покаянія, мольба о милосердіи, о власти, охраняющей жизнь и трудъ, оберегающей душу христіанскую. Еще не исполнилась мѣра гнѣва Божьяго, не прекратились скорби.

Нашъ долгъ на чужбинѣ, въ разсѣяніи сохранившихъ жизнь, и не знающихъ скорбей, которыя истребляютъ родную землю и ея народъ — быть едиными въ христіанскомъ духѣ, собранными подъ знаменіемъ Креста Господня, подъ сѣнью Вѣры Православной, въ уставахъ Церкви Русской.

Наша неотступная молитва къ Богу Милосердному да будетъ непрестаннымъ воздыханіемъ: да проститъ Господь и намъ, и землѣ нашей тяжкіе грѣхи и преступленія наши, да просвѣтитъ нашъ разумъ свѣтомъ Истины, сердце — пламенемъ любви, да укрѣпитъ волю на путяхъ правды.

Издревле спасалась и въ вѣкахъ строилась Русская Земля вѣрою, молитвами святителей и подвижниковъ, трудами царственными Помазанниковъ своихъ.

И нынѣ пусть неусыпно пламенѣетъ молитва наша — да укажетъ Господь пути спасенія и строительства родной земли; да дастъ защиту вѣрѣ и Церкви и всей землѣ русской, и да осѣнитъ онъ сердце народное; да вернетъ на всероссійскій престолъ Помазанника, сильнаго любовью народа, законнаго православнаго царя изъ Дома Романовыхъ.

Молясь о прощеніи грѣховъ, прося свѣта въ путяхъ будущаго, возьметъ на себя всякій тяготу брата своего, дабы объединенные вѣрою и любовію мы всѣ вошли въ домъ свой, когда Господь откроетъ намъ двери, какъ единое стадо Единаго Пастыря, съ жертвенною готовностью служить родной землѣ и благу народному.

Да благословитъ Богъ всякій трудъ и подвигъ на пользу Церкви Православной и освященнаго ею строительства государства Россійскаго».

Предсѣдатель Русск. Загр. Церковнаго Собора

Митрополитъ Антоній.

* * *

«Посланіе къ Міровой Конференціи» (Генуэзской) гласило слѣдующее:

«Среди множества народовъ, которые получили право голоса на Генуэзской Конференціи, не будетъ только представительствовать двухсотмилліонный народъ русскій, потому что невозможно же назвать его представителями, и притомъ единственными, его же поработителей, какъ нельзя было въ средніе вѣка признать гунновъ представителями франкскихъ и германскихъ племенъ Европы, хотя среди гуннскихъ вождей, конечно, успѣвали втереться нѣсколько процентовъ предателей изъ народовъ европейскихъ, какъ и среди нашихъ коммунистовъ — евреевъ, латышей, китайцевъ — втерся извѣстный процентъ русскихъ, и то преимущественно не на первыхъ роляхъ. Впрочемъ, если бы вожди большевиковъ и не были инородцами и иновѣрцами, то и тогда какая же логика можетъ признать право народнаго представительства за тѣми, кто поставилъ себѣ цѣлью совершенно уничтожить народную культуру, т. е. прежде всего то, чѣмъ народъ жилъ почти тысячу лѣтъ — его религію, чѣмъ продолжаем жить и теперь, перенося жестокое гоненіе на свою родную вѣру, будучи лишенъ самыхъ священныхъ для него — Московскихъ Кремлевскихъ — храмовъ и всѣхъ почти русскихъ монастырей, бывшихъ въ его глазахъ свѣточами жизни, разсѣянными по лицу всей земли русской. Завоеватели-большевики казнили сотнями тысячъ русскихъ людей, а теперь милліонами морятъ ихъ голодомъ и холодомъ. Гдѣ было слышно, чтобы интересы овечьяго стада представляли его истребители-волки? Если бы спросить еще не разтерзанныхъ волками овецъ, что бы они желали для своего благополучія, то въ отвѣтъ послышался бы одинъ дружный вопль: уберите отъ насъ волковъ. Такъ было бы, если бы овцы могли говорить; такъ оно и есть съ русскимъ народомъ, который до того забитъ и терроризованъ, что не можетъ поднять голоса и лишенъ физической возможности дать себя услышать просвѣщенной Европѣ и всему міру.

Однако, такого общаго голоса не лишена трехмилліонная русская эмиграція, которая тоже есть подлинный народъ русскій, выступившій въ свое время съ оружіемъ въ рукахъ на защиту своего Отечества на всѣхъ его окраинахъ въ рядахъ Добровольческихъ Армій, или присоединившійся къ ихъ работѣ въ званіи духовныхъ пастырей, учителей, докторовъ, сестеръ милосердія и т. д. и повлекшій за собой свои семьи…

Вотъ эта то эмиграція, въ которой воплотились и интеллектъ и активная воля русскаго народа, объединилась заграницей изъ трехъ, и даже четырехъ, частей свѣта на Церковномъ Соборѣ въ Сербіи, въ Сремскихъ Карловцахъ, въ полномъ составѣ своихъ іерарховъ и въ лицѣ выборныхъ представителей отъ каждой значительной колоніи, въ ноябрѣ истекшаго года.

Соборъ этотъ единогласно уполномочилъ свой Президіумъ обратиться къ Міровой Конференціи съ мольбой о спасеніи того народа, который въ продолженіи почти двухъ вѣковъ съ рыцарскимъ самоотверженіемъ бросался въ середину международныхъ драмъ на защиту угнетенныхъ, на защиту права и человѣчности, не ища ничего для себя, а выполняя свое призваніе служить всему человѣчеству»…

(На фото справа: Митрополитъ Мелетій Харбинскій).

Горячее Воззваніе заканчивалось слѣдующимъ Обращеніемъ:«Народы Европы! Народы міра! Пожалѣйте нашъ добрый, открытый, благородный по сердцу народъ русскій, попавшій въ руки міровыхъ злодѣевъ! Не поддерживайте ихъ, не укрѣпляйте ихъ противъ вашихъ дѣтей и внуковъ! А лучше помогите честнымъ русскимъ гражданамъ. Дайте имъ въ руки оружіе, дайте имъ своихъ добровольцевъ и помогите изгнать большевиковъ — этотъ культъ убійства, грабежа и богохульства — изъ Россіи и всего міра. Пожалѣйте бѣдныхъ русскихъ бѣженцевъ, которые за свой патріотическій подвигъ обречены среди васъ на голодъ и холодъ, на самыя черныя работы, которые принуждены забывать все, чему учились и быть лишенными даже такихъ необходимыхъ удобствъ жизни, которыя доступны послѣднему неграмотному чернорабочему. Они въ лицѣ доброй своей половины офицеровъ, генераловъ и солдатъ готовы взяться за оружіе и идти съ походомъ въ Россію, чтобы выручить ее изъ цѣпей постыднаго рабства разбойниковъ.

Помогите имъ осуществить свой патріотическій долгъ, не дайте погибнуть вашей вѣрной союзницѣ-Россіи, которая никогда не забывала своихъ друзей и отъ души прощала тѣхъ, кто временно былъ ея врагомъ.

Если поможете возстановиться исторической Россіи, то скоро исчезнутъ тѣ, пока неразрѣшимыя политическія и экономическія затрудненій которыя по всему міру сдѣлали жизнь столь тяжелой; тогда только возвратится на землю «желанный для всѣхъ миръ» (Ефес. 8, 13)».

* * *

На засѣданіи 13/26 ноября 1921 г., когда разсматривался вопросъ о необходимой помощи голодающимъ въ Россіи, Архіепископъ Анастасій, будущій Первоіерархъ Рус. Правосл. Церкви заграницей, между прочимъ сказалъ: «Теперь позволяю себѣ остановить Ваше вниманіе на вопросѣ о томъ, какъ помочь голодающему населенію, нашимъ страждущимъ братьямъ въ Россіи. Просить, убѣждать палачей оставить, прекратить мученія — это все равно, что ждать, чтобы тигръ выпустилъ изъ зубовъ свою жертву; обращаться съ пожеланіями къ самому страждущему населенію, конечно, безполезно; но у насъ есть одно средство — обратиться съ воззваніемъ ко всему міру; онъ не долженъ допустить вымиранія русскаго народа. Конечно, мы не можемъ сказать краснорѣчивѣе того, что сказалъ св. Патр. Тихонъ въ своемъ Посланіи, но мы должны и можемъ сказать сильнѣе то, чего не могъ сказать онъ въ своемъ положеніи: мы должны сказать, что бѣдствія, переживаемыя русскимъ народомъ, есть результатъ дикаго, развратнаго, кроваваго режима палачей Россіи. Вашингтонская Конференція стремится къ миру, но этого мира не будетъ до тѣхъ поръ, пока не придетъ къ миру Россія. Если бы мы были въ состояніи, мы должны были бы разослать всюду миссіи, которыя, подобно Петру Амьенскому, обошли бы весь свѣтъ, открывая ему глаза на русскія дѣла… Нѣкоторые склонны идти на примиреніе съ большевиками или по мягкосердію, или из-за карьеры, но мы должны рѣшительно сказать: нонъ поссумусъ (не можемъ). Никто изъ насъ не имѣетъ права переступить порогъ совѣтскій для союза, ибо это уже не союзъ, а вражда противъ Бога. Мы должны противодѣйствовать этому соблазну. Должны также мы установить моленія въ церквахъ за всѣхъ погибшихъ за вѣру, царя и отечество, начиная съ Царя-Мученика Николая II и замученныхъ святителей».

Заграничный Церковный Соборъ, обратившійся къ Міровой Конференціи и міровому общественному мнѣнію съ просьбой стать въ защиту Церкви и русскаго народа, обличившій предъ лицомъ всего міра всю преступность кроваваго коммунизма и его вождей, узурпаторски захватившихъ власть и безсовѣстно и безчестно разрушившихъ всѣ государственные, общественные и семейные устои Россіи, разбазарившихъ все ея достояніе и богатства, поднявшихъ жестокое гоненіе на Церковь, безпощадно разрушившихъ и глумившихся безпощадно надъ величайшими Ея Святынями, залившихъ потоками русской крови всѣ города, села и станицы, — не могъ не вызвать бѣшенной злобы у кровавыхъ большевицкихъ правителей, старавшихся уже, послѣ окончанія гражданской войны, навязать сношенія съ западными государствами и добиться у нихъ признанія ихъ власти.

Новая волна дикаго гоненія на Церковь и Ея служителей еще съ большей силой и озлобленіемъ залила всю Россію: начался безжалостный, безцеремонный разстрѣлъ православнаго епископата и виднѣйшихъ, достойнѣйшихъ священнослужителей, которыми были переполнены тюрьмы, гдѣ надъ ними глумились, пытали и истязали. Отъ Патріарха Тихона безбожная власть потребовала репрессій противъ Заграничной Церкви, которую старалась представить сообщницей и орудіемъ въ рукахъ Патріарха и его епископата.

Надѣясь достигнуть хотя какого-нибудь облегченія въ гоненіяхъ, Патріархъ Тихонъ, на слѣдующій день арестованный, издалъ 22 апрѣля/5 мая 1922 года, указъ о закрытіи Высшаго Церковнаго Управленія заграницей.

Во исполненіе этого, хотя и вынужденнаго безбожной властью, указа Патріарха Тихона, Архіерейскій Заграничный Соборъ 31 августа/13 сент. 22 г. постановилъ: «Во исполненіе Указа Патріарха Тихона и его Синода и Совѣта — Высшее Церковное Управленіе упразднить. На основаніи же постановленія Патріарха и тѣхъ же органовъ управленія при немъ отъ 7/20 ноября 1920 года за № 362 — образовать Временный Священный Архіерейскій Синодъ Русской Православной Церкви Заграницей».

Такимъ образомъ, Патріаршее постановленіе отъ 7/20 ноября 1920 г. объ управленіи на мѣстахъ, въ связи съ гоненіемъ на Церковь и разобщенія частей Церкви съ ея центромъ, стало краеугольнымъ камнемъ каноническаго учрежденія церковной власти Архіерейскаго Синода заграницей. Высшій каноническій органъ церковной власти заграницей — Архіерейскій Соборъ, Патр. Тихономъ и органами его управленія не закрытый и не распущенный, остался въ cилѣ, чтобы свой исполнительный органъ — Высшее Церковное Управленіе замѣнить, согласуясь съ постановленіемъ отъ 7/20 ноября 1920 г., Архіерейскимъ Синодомъ.

Правильность рѣшенія Заграничнаго Архіерейскаго Собора нашла вскорѣ подтвержденіе.

(На фото справа: Архіепископъ Несторъ Камчатскій и Петропавловскій).

Патріархъ Тихонъ, арестованный на слѣдующій день послѣ подписанія указа о закрытіи Высшаго Церковнаго Управленія Заграницей, передалъ 3/16 мая 1922 г., ввиду своего ареста, «всю полноту власти», на основаніи именно этого постановленія отъ 7/20 ноября 1920 г., Митрополиту Агафангелу, который Посланіемъ отъ 5/18 іюня 1922 г. проситъ всѣхъ епархіальныхъ архіереевъ «управлять епархіями самостоятельно, въ соотвѣтствіи съ тѣмъ же Постановленіемъ Патріарха Тихона отъ 7/20 ноября 1920 года».

Дѣятельность Заграничнаго Архіерейскаго Собора продолжалась и каноничность единаго церковнаго заграничнаго управленія не вызывала у органовъ управленія Патріарха Тихона, а затѣмъ Патріаршихъ Мѣстоблюстителей Митрополита Петра и митр. Сергія, никакихъ сомнѣній. Наоборотъ, Россійскій епископатъ всячески ограждалъ Арх. Синодъ Зарубежной Церкви отъ посягательствъ совѣтской власти, вплоть до подписанія митрополитомъ Сергіемъ Деклараціи 16/29 іюля 1927 г. о полномъ признаніи совѣтской власти, совмѣстной съ ней работѣ для блага Сов. Союза, «радости и успѣхи котораго — наши радости и успѣхи, а неудачи — наши неудачи», и въ которой то деклараціи выражалась благодарность сов. правительству за вниманіе къ духовнымъ нуждамъ православнаго населенія.

Декларація митр. Сергія вызвала глубочайшее потрясеніе. Со всѣхъ епархій въ Россіи посыпались протесты духовенства и мірянъ и посланія преданнаго Церкви епископата.

Вскорѣ Истинная Русская Православная Церковь ушла въ катакомбы, и только съ этой Катакомбной Церковью, Духовнымъ Отцомъ которой, породившимъ самую идею катакомбной Церкви былъ Патр. Тихонъ, Русская Православная Церковь Заграницей находится въ духовной связи.

Въ связи съ Деклараціей митрополита Сергія и всѣми связанными съ ней дальнѣйшими событіями — протестами и прекращеніемъ общенія ряда выдающихся іерарховъ и ихъ епархій, и прещеніями въ отношеніи ихъ со стороны митр. Сергія, — Соборъ Русскихъ Архіереевъ заграницей 16/29 іюля 1927 г. постановилъ:

«Заграничная часть Всероссійской Церкви должна прекратить административныя сношенія съ Московской Церковной властью, ввиду невозможности нормальныхъ сношеній съ нею и ввиду порабощенія ее безбожной совѣтской властью, лишающей ее свободы въ своихъ волеизъявленіяхъ и свободы каноническаго управленія Церковью.

Чтобы освободить нашу іерархію въ Россіи отъ отвѣтственности за непризнаніе совѣтской власти заграничной частью нашей Церкви, заграничная часть нашей Церкви должна, впредь до возстановленія нормальныхъ сношеній съ Россіей и до освобожденія нашей Церкви отъ гоненій безбожной совѣтской власти, управляться сама, согласно священнымъ канонамъ, опредѣленіямъ Собора 1917-18 гг. и Постановленіемъ Патріархіи отъ 7/20 ноября 1920 г. за № 362, при помощи Архіерейскаго Синода и Собора Епископовъ.

Рубрика: 100-летие Русской Зарубежной Церкви | Оставить комментарий

Отошел ко Господу Иподьякон Виктор

Дорогие о Воскресшем Господе братья и сестры!

Христос Воскресе!

В Великую Субботу мы проводили в вечность раба Божия Виктора Качковского, иподьякона храма св. Сергия Радонежского. Как сказано в службе этого дня «…сия есть благословенная Суббота, сей есть упокоения день.» Весь Великий Пост, а особенно Страстная седмица напоминала нам о вечной жизни, царствии небесном, о смерти от греха и избавления от нея, крестною смертью Великого Страдальца. По народному преданию, умершие в этот день, сподобляются особой милости Господа и Пресвятой Богородицы.

Многие из нас знали Виктора, как благочистивого, скромного прихожанина храма св. Сергия Радонежского, исполнявшего много послушаний. Он был чтецом, помощником в алтаре, глубоко возлюбившего храм и благолепие дома Божьего. Им был пройден тернистый и узкий путь обретения Истины. Автокефальная американская церковь не дала его душе успокоения. И его многочисленные поездки на Святую Землю, стали основой осмысления и поисков истинной Церкви. Он переходит в РПЦЗ. И его «последней» любовью стал храм в Валли Коттадж. Виктор жил далеко от храма. Но это не стало препятствием к посещению богослужений. Он привозил свою жену, других прихожан на св.Литургии и часто развозил священноначалие по местам.

В последний раз, он был в нашем храме на таинстве соборования. Активно участвовал в нем. А свой храм он посетил на крестопоклонной неделе, во время Преждеосвященной литургии причастился св.Христовых Таинств. Промыслом Божьим ему был уготовлен страдальческий путь болезни. И будем верить, что «умерев с Христом с Ним же и воскреснем». В пасхальный период не подобает печалиться чрезмерно. Милость Божия и заступничество Матери Божьей да будут для Виктора и его близких упованием и надеждой. Да и наши молитвы помогут упокоить его душу в селении праведных.

Прихожане храма св. Троицы

Рубрика: Приходская жизнь | Оставить комментарий

К вопросу о духовной и социальной дистанции в Великом Посту

Окончилась св. Четыредесятница и мы вступили во святую Страстную и Великую седмицу, приготавляясь к встрече Праздника праздников — Светлого Воскресения Христова. Страстная Седмица своими богослужениями и песнопениями тоже является праздником, когда Господом были совершены великие дела. Св. И.Златоуст отмечает: «в сию великую неделю разрушено царство дьявола, уничтожен грех, истреблена смерть, отвержеся рай, снято проклятие. Царь и Бог мира умирил небесное и земное.» В этот период св. Церковь призывает нас вспомнить последние дни земной жизни Спасителя пророческими, апостольскими и евангельскими чтениями и мудрыми стихирами отмечает каждый шаг грядущего на вольную страсть Христа. Его крестный путь от Иерусалима до Голгофы. «Придите убо и мы, очищеными смыслы, сшествуем Ему и сраспнемся и умертвимся Его ради житейским сластем, да и оживем с Ним, и услышим вопиюща Его: не ктому в земный Иерусалим, за еже страдати, но восхожду ко Отцу Моему и Отцу вашему и Богу Моему и Богу вашему и совозвышу вас в Горний Иерусалим, в царство небесное.» /Утр.Влк.пнд.,стихир.,на стхвн./ Более короткого пути к богообщению и богопознанию вольного Страдальца, когда «на рыдание ныне приложим рыдание и излием слезы» св. церковь не знает. Нам необходимо в эти несколько дней «молчанием моляся» спутешествовать Господу на Его крестном пути, пребывая или в храме или прочитывая и сопереживая евангельские события дома.

В этом году Великий Пост каждый провел наедене со своею совестью. Подобно древним подвижникам, которые испросивши прощения уходили в пустыню и приносили плоды покаяния после 40 дней. Быть наедене с самим собой всегда считалось сильным испытанием личности. Промыслом Божьим и социальными требованиями нам был положен карантин из-за вирусной инфекции в стране. Внезапно изменились условия нашего существования, и духовные, и материальные, разрушались привычные связи. Непредвиденная трагедия затронула «всех и вся». В таком состоянии многие из нас бросились искать быстрых ответов из различных источников. В средствах массовой информациях раздавались советы и призывы к воспрещению или разрешению участия в богослужениях. Объяснения апокалиптического значения происходящих мировых событий. Даже оценки Божьих действий: что это гнев и наказание или искушения. Милостью Божьей не было запрета на богослужения, правда, что изменились — требования к количеству присутствующих на службе. Одним из социальных требований к присутствующим в храме стало необходимость соблюдать социальную дистанцию между молящимися. Люди как бы оказались в изоляции и в храме.

Но какой мудрый урок нам дал Господь! Пребывая в карантине дома, или присутствуя на богослужении, посещая необходимые места и конечно соблюдая социальную дистанцию, сразу на душу приходят слова св. апостола Павла: «…что нас может отлучить от любви Божьей…ни теснота, ни долгота, ни «вирусы». /современный вариант/…»Мы всегда будем Божии. Как отмечается на Великом Повечерии: «Страха же вашего не убоимся, ниже смутимся, яко с нами Бог.» На всяком месте владычества Его. Он будет с нами. Для тех, кто не смог посещать богослужения, Матерь Божия непременно преложит ваши печали в радость. Только нам нужно стремиться к сердечному богообщению. И тогда не будет проблем изоляции. В одном из акафистов Пресвятой Богородице сказано, что Она «уменьшает пространство скорбей».

В одном старинном молитвенике, есть такое прошение, которое подходит к данной ситуации. Господи, сократи время испытаний, Господи, сократи время искушений. Будем каяться глубоко, искореняя наши грехи, этим приближаясь к Господу. И тогда социальные дистанции станут не нужны. А если с нами Бог, то кто против нас?

Церковный совет

Рубрика: Приходская жизнь | Оставить комментарий